22.08.2009 / Культура

Весь этот джаз

Фото: Макшеева Юлия
Музыкальный Варангер-фестиваль. Ингер Унстад

Совершенно непонятно почему, но вода в норвежском Варангер-фьорде имеет удивительный оттенок. Она не серая и не свинцовая, как обычно бывает в северных морях и заливах, а ярко-бирюзовая, играющая зелеными и лазоревыми бликами. Почему так? Трудно сказать. Жители Вадсе страшно удивлялись подобному вопросу и только пожимали плечами, мол, всегда здесь так было. Может, водоросли, может, течения. Но эффект удивительный: полное ощущение, что ты где-нибудь в Крыму - слоистые рыжие скалы, петляющий по ним серпантин дороги и синие волны залива…

А на скалах абсолютно бесстрашно растут хрупкие колокольчики. Такие вроде типично русские «цветики степные» прекрасно чувствуют себя под северным ветром - а он здесь суровый и не стихает почти никогда. Ведь совсем недалеко океан - Северный Ледовитый, и его холодное дыхание ощущается постоянно. Но, несмотря на это, природа щедро вышивает на неуютных сопках пестрые узоры из крохотных соцветий, сочных морошковых ягод, малиновых кистей иван-чая…

И люди здесь привыкли ценить каждое мгновение тепла и красоты, умеют наслаждаться им и делиться этой радостью с другими. Такие моменты радости ежегодно дарит жителям Вадсе и его гостям музыкальный Варангер-фестиваль, который по традиции прошел в первых числах августа.

«Русским бриллиантам» по плечу африканские диалекты

Традиции в Норвегии тоже привыкли ценить и уважать. А потому, раз задумав устроить на берегу родного фьорда джазовый фестиваль, организаторы вот уже 27 лет верны идее. У этого музыкального праздника солидный стаж и богатая история, при этом каждый фестиваль имеет свое собственное лицо. Если в прошлом году, к примеру, программа получилась экспериментальной, молодой, легко смешивающей жанры и не боящейся рисковать, то нынче настроение было другим. Проверенная классика, задушевная лирика и золотые стандарты доминировали, и это оказалось вполне созвучно ожиданиям публики.

- На этот раз действительно решили больше внимания уделить именно классическому джазу, - отметил главный организатор фестиваля Чель Магне Столсетт. - Ритм Варангера нынче - это блюз и соул. Впрочем, есть и молодые экспериментаторы, работающие на стыке жанров, есть и исполнители национальной музыки - саамских йойки. За четыре дня прошло около тридцати концертов на нескольких площадках - в больших залах, в барах и кафе, в культурных центрах и просто на улицах города. Артисты приехали со всего мира - из США, Швеции, Дании, Южной Африки и, конечно, Норвегии. Кризис? Он на нас не сказался - ни на бюджете, который в этом году составляет около миллиона долларов, ни на уровне участников. Есть явные звезды, есть молодежь. И, как обычно, пригласили наших хороших друзей из Мурманска - хор «Амадеус».

Северяне уже в одиннадцатый раз приехали в Вадсе для того, чтобы выступить в большом концерте, проходящем в рамках фестиваля в городской кирхе. Хор, в репертуаре которого доминирует духовная музыка, на фестивале принимал участие в совместном проекте - выступал вместе с хором Вадсе и солисткой из Южной Африки Мелани Шольтц. С Мелани ребята пели в прошлом году и просто поразили артистку уровнем своего мастерства. Руководителя хора Валерия Иванова Мелани эмоционально назвала «русским бриллиантом».

- В это раз я решила записывать свой новый диск в Вадсе, - рассказала она. - И у меня даже не возникло сомнений, с кем это делать, - только с русскими артистами.

Мелани хорошо известна как исполнительница госпел и джаза не только у себя на родине, но и в США, и по всему миру. Сильный голос и эмоциональное исполнение привлекают ее поклонников. Нынешняя программа получилась лиричной и какой-то летней - полной тепла, солнца, любви. Несколько песен Шольтц взяла из репертуара Мириам Макеба - это своеобразная икона африканского мира, талантливая певица, посвятившая себя не только творчеству, но и борьбе за права своих соотечественников. Нам известна ее «Малайка», ставшая хитом в исполнении «Бони М». А несколько композиций прозвучали на африканских диалектах - впрочем, это не стало сложностью для мурманчан.

- С Мелани приятно работать, попробовать себя в необычном жанре, - рассказал Валерий Балакаев, бессменный участник вояжей «Амадеуса» в Вадсе. - Надо отметить, что и в прошлом нам довелось интересно посотрудничать с участниками Варангер-фестиваля. Любопытно было выступать вместе с солистами из Нового Орлеана - эта совместная работа тоже длилась несколько лет, мы уже сдружились и очень сочувствовали коллегам, когда их родной город был разрушен ураганом. Выступали и со струнным инструментальным ансамблем. Несколько лет назад по нашей инициативе в рамках фестиваля устраивался хоровой смотр - вместе с хором Вадсе выступали по всему северу губернии Финнмарк, были в Варде, Киркенесе и так далее. Кстати, попутно выяснили, что самая доброжелательная публика - именно в Вадсе: здесь всегда полные залы, горячий прием и искренние овации.

С руководителем хорового проекта Вадсе Нильсом Петером Петерсеном мурманчан связывает настоящая дружба. Бывая на фестивале, «Амадеус» в полном составе обязательно приходит к Нильсу в гости. Без подарков не уходят - на этот раз отметили Дениса Савельева, актера Мурманского театра кукол, за то, что он уже в десятый раз выступал с хором на фестивале. А оба Валерия - Иванов и Балакаев - были приглашены на сцену на церемонии открытия и награждены картинами с эмблемой праздника. Так был отмечен их вклад в развитие этого проекта.

- У «Амадеуса» классическая школа, - подчеркнул Нильс Петерсен. - Именно это придает интересное звучание всем совместным выступлениям. Уровень очень высокий, за что и ценим русских исполнителей.

В гостях у Нильса звучали песни, послушать которые собрались и соседи, и друзья хозяина. Пели и народные, и оперные арии, даже Кабалевского на фортепьяно исполняли. А хитом стала наша удивительная «Катюша» - ее все знают и любят, так что исполняли вместе, вышло очень душевно.

«Меня зовут Мария. Я просто колдунья»

«Меня зовут Мария, я живу на берегу холодного моря… Здесь дует ледяной ветер и жалобно кричат чайки… Меня зовут Мария, и я люблю эту землю…»

Когда поет эта женщина, ясно понимаешь, что волшебство действительно существует в нашем вроде бы совсем не сказочном мире. Она поет - а зал в ее голосе слышит и пронзительные крики чаек, и глухой рокот волн, и свист ледяной поземки. Она поднимает руки над головой и словно бросает в зал что-то, какие-то сгустки энергии - и зрители вздрагивают, будто по ним проходит ток…

Такого неистовства, в какое впали слушатели на концерте норвежской исполнительницы Мари Бойне, я давно не видела. Похоже разве что на старые хроники с выступлений «Битлз» или Элвиса - все колышутся в такт, отбивают ладони, трясут ограждения, топают и орут до одурения. Здесь надо еще отметить такую вещь - норвежская публика совсем иначе ведет себя на концертах, чем мы. Просто тихо сидеть и внимательно слушать - это не про них. Тут нормально совершенно свободно ходить по залу в то время, как артист работает, в полный голос болтать, выходить за пивом и возвращаться чуть ли не с криками «Сколь!» в сторону сцены. Тем более показательно, что именно Мари смогла на раз загипнотизировать этот зал, полностью завладев им. На концерте в Мурманске было, собственно, все то же самое - Бойне выступала у нас в прошлом году, в программе Дней норвежской культуры. И на сценах всего мира, где только доводилось ей петь, повторялась одна и та же картина…

Сейчас она - мировая звезда фолк-музыки, обладательница всевозможных премий, среди которых норвежский аналог Грэмми и высшая награда королевства Норвегия за вклад в развитие национальной культуры. Она - профессор музыки, преподает в одном из колледжей своей страны. В ее дискографии одиннадцать альбомов, работа со звездами уровня саксофониста Яна Гарбарека, с музыкантами из самых разных стран - в том числе, кстати, и с российской группой «Альянс», правда, это было в далеком 1992-м. В общем, все, что положено легенде музыки, - в ее активе.

Но легким путь к успеху не был. Казалось, все вокруг против того, чтобы Мари пела свои любимые йойки - национальную саамскую музыку. Она считалась тогда одним из элементов шаманства, колдовских ритуалов и потому строго порицалась церковью. Йойки были под запретом, кроме того, в семье Бойне, саамки по национальности, вообще не знали саамского языка. «Я часто сталкивалась в молодости с пренебрежением к саамской культуре, и это заставляло меня стесняться своей крови», - говорит певица. «Раскрутил» ее знаменитый музыкант Питер Гэбриел, оказывавший на своей студии поддержку музыкантам - исполнителям народной музыки. Там в 1989 году вышел первый альбом Мари Бойне. Популярность она завоевала стремительно, и уже в 1993-м была удостоена одной из первых серьезных наград на родине.

Сейчас у нее множество поклонников по всему миру, в том числе, конечно, и в России. Она - вокалистка, поэт и композитор, она соединяет йойки с джазом и роком. Но главное, что ей удалось сделать, - это рассказать миру о маленьком северном народе, изменить отношение к нему в родной Норвегии. Теперь саамская культура здесь - на пике популярности, государственные программы по поддержке всего саамского существуют во множестве. Если в сувенирной лавке на одной полке лежат просто поделки и поделки, выполненные саами, то последние будут в несколько раз дороже. «Шаман-дизайн» - известная марка, продукция которой стоит тоже весьма недешево.

Что касается Варангер-фестиваля, то исполнители саамской музыки давно стали обязательным элементом его программы. В этом году их было двое - Йохан Сара со своей группой из Норвегии и София Яннок из Швеции. Первый дополнял довольно традиционный вокал всякими «гарнирами» в виде видеоклипов, транслировавшихся во время концерта, и соло на гитаре в стиле хэви-металл. Вторая, напротив, выступала в весьма спокойной манере - ее прозрачный, высокий, очень скандинавский тембр голоса и без того завоевал зал. Кстати, несмотря на прозрачность, Софии удавалось переходить просто на рык, когда того требовала композиция. Одну из песен зал встретил с особым восторгом - это был хит «Аббы», аранжированный и исполненный в стиле «саамской народной песни». Девушка рассказала, что, поскольку сама она родом из Швеции, то творчество знаменитого квартета для нее очень много значит, и она всегда хотела рискнуть и провести подобный эксперимент. Судя по реакции слушателей, он удался и единственным, видимо, не останется.

Национальный колорит фестивалю придавали не только саамские исполнители, но и… афронорвежцы - видимо, так надо корректно называть этих жителей северного королевства. Несколько лет назад здесь появились эмигранты из Африки, начали потихоньку приживаться. Они и в составе хора Вадсе выступают, и в музыкальных коллективах - привносят свои национальные традиции, что обогащает культуру и идет на пользу фестивалю. Выступали они и на этот раз: зажигательные и ритмичные вещи, экзотические инструменты - вроде расщепленного кокосового ореха, увешанного ракушками. Публика была рада поплясать и подпеть. Благо, что поют на норвежском да и говорят на нем же - в том числе и между собой. Ассимилировались…

По­семейному

- Этот дом был построен в 1928 году. Во время Второй мировой почти весь центр Вадсе был разрушен, дома пришлось восстанавливать по крупицам. Мы живем здесь уже двадцать лет.

Хозяин, Нильс Петерсен, поглаживает стену своего дома, как гладят живое существо - котенка или собаку. Для него очень важно знать, что этот дом - не просто стены, а часть родного городка, часть его истории - пусть маленькая, но полноправная часть. Смело проводя разнообразные культурные эксперименты - чему примером Варангер-фестиваль, - здесь ревностно хранят историю. Судя по трепету, с которым Нильс говорит о том, как восстанавливали дома после войны, можно подумать, что речь идет об особняках с лепниной и колоннами как минимум. На самом деле это обычные маленькие домики в два, а то и один этаж, обшитые деревом, крашеные суриком… Им не один десяток лет. Они стоят на крепких фундаментах, вгрызшихся в скалы. В них жили поколение за поколением норвежские рыбаки, моряки, земледельцы - граждане своей страны, прошедшие вместе с ней все беды и радости. Они - это и есть Норвегия…

На стене в доме Петерсенов фотография, которая сразу бросается в глаза. Старое черно-белое фото - моряк, рыбацкий бот и надпись «Bolgen», что означает «волна». Это отец Нильса, у которого было несколько суденышек, промышлявших рыбу в водах фьорда. Прищур, поворот головы - ну просто хрестоматийный норвежский рыбак! И что же выясняется, когда зашел разговор об этом фото? Действительно хрестоматийный! В том смысле, что этот колоритный снимок уже много лет печатается в Норвегии на почтовых марках. А один из ботиков Нильсова отца стоит в нескольких километрах от Вадсе, на суше, и являет собой пример не только понятия культурного достояния в этой стране, но и отношения к нему - бережного, любовного. Семейного.

- Я уже много лет реставрирую старые норвежские дома - так, что они стали частью моей жизни, - рассказала нам художница и архитектор Ингер Унстад. Мимо ее художественной галереи в Вадсе просто невозможно пройти - с подоконника улыбаются стеклянные коты и ангелы всех цветов радуги, на зеленой траве у крыльца - мольберт с ярким полотном. На нем, что уже не удивляет, дома - разноцветные, маленькие. Архитектор Ингер их реставрирует, а художница Ингер их рисует. Есть еще одна ипостась этой талантливой женщины - она преподает в детской школе искусств в Вадсе. И она же хозяйка маленького и уютного выставочного зала, в котором выставляются и продаются картины, гобелены, керамика, стекло, вязаные вещи, украшения со всего севера Финнмарка.

- У меня много друзей, и я люблю придумывать, кому бы из них какой нарисованный дом подошел - по характеру, по настроению, - рассказала Ингер. - Вот, например, дом для летчика - видите, он словно летит, у него есть крылья. А это дом рыбака - завис между морем и землей. Я оптимист по характеру, люблю яркие цвета, темными красками вообще не пользуюсь. Они мне кажутся грустными и грязными, вместо них я лучше возьму уголь или чернила. Еще мне нравятся объемные текстуры, поэтому вот этого краба, например, я выложила на холсте из настоящего крабьего панциря, а потом раскрасила.

Своим маленьким воспитанникам художница дает азы архитектуры. Для этого у нее есть забавный макет, сделанный из всего, что под руку подвернулось: стены - из картонной коробки, лестница - из спичек, черепица - из клавиш компьютерной клавиатуры. Ребенок может собирать и разбирать этот конструктор, попутно усваивая, как устроен дом снаружи и внутри.

Ингер говорит, что старается торговать теми вещами, которые нравятся ей самой. Всегда трудно угадать, что придется по вкусу публике. Стеклянные подвески на окна - птицы, сердечки, ангелы, судя по всему, оказались по душе жителям городка: я видела их на нескольких окошках.

- Приходится учить людей покупать произведения искусства, объяснять им, что продаешь талант, а не просто вещь, - серьезно сказала Ингер. - Это непросто. Но это надо делать.

С севером России у Унстад давние творческие связи. Скоро к ней приедут художники-реставраторы из Архангельска, будут работать над совместным проектом, восстанавливая дома на побережье. Экспозиция одной из художниц, Брит Фуглеваг, чьи гобелены сейчас выставляются в галерее Вадсе, гостила не так давно у нас. Может, и хрупкие стеклянные ангелы и звезды когда-нибудь доедут до наших краев - думаю, северянам они понравились бы.

На «кадиллаке» - в будущее

Городом за задвинутыми гардинами называют Вадсе в Норвегии, имея в виду замкнутость и закрытость его жителей. Однако в фестивальные дни Вадсе совсем не выглядит нелюдимым. Улицы полны народа, то тут, то там звучит прямо под открытым небом музыка. Обычно не переполненные бары забиты народом - здесь не упускают возможности потанцевать под живую музыку. «Бугимен», ОRBO, «Тронд Ольсен Бэнд» - все эти норвежские группы стали просто любимцами публики, поскольку дали городу за задвинутыми гардинами нечастую, видимо, возможность оторваться по полной.

Но такого фурора, какой произвели музыканты «Кристиансанд Свинг Ансамбля», больше, пожалуй, никто не добился. Солист группы, собственно, может покорить публику уже только своими именем и внешним видом. Мигель Эмилио Доброденко Стейнсланд выходит на сцену в алой атласной рубахе и артистично заломленной шляпе, что в Норвегии, где все даже на сцене одеты, мягко говоря, неброско, сразу поражает наповал. Ну а кабаре, которое они устраивают на своих концертах, просто невозможно отнести к какому-то жанру. Свинг, джаз, опера, шансон, дикие а-ля балканские польки и даже бравурные цирковые увертюры - любое слово подойдет. Мигель говорит, что в нем много кровей и корней, и все они просто не могут не сказаться в музыке. Группа играет уже десять лет, за это время ребята побывали в Аргентине и Франции, выступали и в Мурманске. Не прочь приехать к нам и нынешней осенью - здесь их тоже принимали на ура.

А вот кортеж старинных автомобилей до Мурманска вряд ли доедет - владельцы трепетно относятся к своим раритетам и пробегом их не терзают. Около десятка громадных «кадиллаков», «понтиаков», «ягуаров» выстроились в дни фестиваля на узенькой улочке, практически перегородив ее своими боками. Красавцы с кожаными салонами, сияющими хромом металлическими деталями сверкали глянцем всех цветов радуги. Один из владельцев сообщил, что под антикварной оболочкой - вполне современные двигатели китайской сборки, а цена такого чуда - около ста тысяч крон. Вот еще цифра - длина кадиллака пятидесятых годов прошлого века составляет пять метров. Впечатляет. В наших квартирках не всякая комната таким размером похвастается.

Особую радость автомонстры вызвали у ребятишек. Последним в программе фестиваля выделен свой день - день детского парада. Толпа нарядных девчонок и мальчишек - с раскрашенными мордахами, в шутовских коронах - проходит под звуки духового оркестра по улицам Вадсе, неся на высоком шесте пеструю карнавальную куклу. Танцуют, поют - может быть, через несколько лет станцуют и споют уже в фестивальной программе?..

…Варангер-фестиваль - настоящий праздник не только для всех жителей Вадсе, но и вообще Финнмарка. Ведь он - крупнейший музыкальный смотр на севере Страны фьордов. Праздник, на котором есть место детям и взрослым, джазу и йойки, экспериментам и классике. Звуки музыки, не смолкающие в течение нескольких дней над бирюзовыми волнами фьорда, объединяют самых разных людей, на каких бы языках они ни говорили, каким цветом кожи ни отличались. Мир становится единым, и, думается, у такой глобализации вряд ли найдутся противники.

Фото: Сюсюра Олег
Музыкальный Варангер-фестиваль. «Плывущий дом» Ингер Унстад.
Фото: Сюсюра Олег
Музыкальный Варангер-фестиваль. Жителям Вадсе поставили памятник самим себе - рыбакам и тем, кто ждет их на берегу.
Фото: Макшеева Юлия
Музыкальный Варангер-фестиваль. Детский парад.
Фото: Макшеева Юлия
Музыкальный Варангер-фестиваль. «Кадиллак» на улицах Вадсе.
Фото: Макшеева Юлия
Музыкальный Варангер-фестиваль. «Амадеус» на выступлении в кирхе.
Фото: Сюсюра Олег
Музыкальный Варангер-фестиваль. История страны - в семейном фото.
Юлия МАКШЕЕВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 22.08.2009

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,875776,184879,000772,9161
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня