29.01.2010 / Культура

Голливуд и родина святого

Фото: Рязанова Татьяна
На старинной улочке.

…И сошлись на Чертовом мосту Светлые и Темные силы, и началась Великая битва. Каменная громада, словно выросшая из мрачных подземельных глубин, тучи мечущегося воронья и беспощадная сеча - жуть и ужас… Такова одна из впечатляющих сцен блокбастера «Ночной дозор».

И вот я стою на том самом мосту…

Над головой - яркое солнце и высоченное голубое небо. А вокруг все утопает в таких же ослепительно голубых снегах. Навстречу мне идет раскрасневшаяся, весело болтающая семейка с лыжами в руках, и ни малейшей мрачности в окружающем, включая облик моста. Он, скорее, сказочно диковинен и, кажется, вот-вот приведет к какому-нибудь королевскому или рыцарскому замку…

Однако при всей своей причудливости необычный мостик отнюдь не вымысел киношников, а плод фантазии выдающегося русского архитектора XVIII столетия Николая Александровича Львова. Экзотическое сооружение действительно «изваяно» из валунов, причем без какой-либо связующей субстанции - камни сложены так, что «цементируют» друг друга собственным весом. Три его арки полукружьями возвышаются над землей, а точнее - над прудом, замерзшим и заснеженным по случаю зимы. А рядышком вместо сказочного замка, как крепенький гриб-боровик, умостилась деревянная невеличка-церковка.

Родился Николай Львов на тверской земле, неподалеку от старинного города Торжка. В нескольких километрах от него и находится необычный валунный «экзот», доставшийся в наследство потомкам как одна из достопримечательностей бывшего имения дворян Львовых.

Надо сказать, был Николай Александрович талантлив не только в зодчестве (по его проекту возведено немало зданий в Петербурге, родном городе, других местах), но и в иных сферах, включая графику, музыку, поэзию… Возможно, безудержное воображение столь разносторонне одаренной натуры и отразилось на архитектурных изысках автора, построившего в усадьбе кроме прочего еще и каменный погреб-ледник с монументальной крышей в виде пирамиды и украсившего владения чудесным пейзажным парком.

Но вряд ли даже в самых смелых фантазиях могло привидеться Львову, что одно из его удивительных творений послужит когда-то полем битвы для сил Света и Тьмы. И уж точно не козни черта, а чувство прекрасного и зоркий расчет искусного мастера породили живописное обустройство дворянских раздолий. Хотя… Нечистая сила все же приложила к ним руку. Но случилось это не при жизни архитектора, а гораздо позже - в веке XX. И «красоты» у Зла специфические: бывший господский дом и поныне находится в таком жалком состоянии, что смотреть на него больно до слез.

Единственная здешняя достопримечательность, построенная в советскую эпоху, - это не посягающая ни на какие изыски серая многоэтажка санатория «Митино», расположившегося по соседству с барскими развалинами на высоком берегу реки Тверцы.

Однако, похоже, силы Добра в оное время тоже не дремали: будто в противовес архитектурной серости собрали на противоположном берегу образчики былой гармонии - избушки, церквушки и иные «предания» старины глубокой. Свезенные из окрестных сел, они составили музей деревянного зодчества под открытым небом «Василево», как родной вписавшийся в чудный уголок природы. Как раз в этом великолепном ансамбле и красуется теперь «мостовая» фантазия Николая Львова.

Люди приезжают сюда из ближних и дальних мест во все времена года - отдохнуть среди чудодейственной красоты, тишины и покоя, а зимой еще и пробежаться на лыжах, покататься на санках с лихих горушек. От великанских елей и сосен тут просто дух захватывает! Богатырский лес, былинный. Солидная иномарка, притулившаяся под деревом, на фоне такого исполина выглядит какой-то невзаправдашней - ни дать ни взять новогодний игрушечный подарок под елочкой. Зато избушки-церквушки воспринимаются как самые что ни на есть настоящие жители могучих кущ - этакий славный лесной подрост.

Натура тут, без всяких преувеличений, впечатляющая! Не случайно киношники, прозвавшие тверской край «Голливудом на Волге», нередкие гости в торжокских пределах. Ох как щедры они древностями, памятниками православного зодчества, колоритом тихой русской провинции и нескончаемым очарованием природы.

«Ночной дозор» - далеко не единственный фильм с торжокским следом. Думаю, отечественному зрителю хорошо запомнилась кинокартина 80-х режиссера Ролана Быкова с девочкой Кристиной Орбакайте в главной роли «Чучело». Роль натуры в ней «сыграли» Тверь и Торжок. Последний стал одним из мест, где проходили съемки «Адмирала», сериалов «Штрафбат», «История одного летчика», «Главный калибр», триллера «Притяжение» и многих других картин. И где, как не здесь, суждено было родиться комедии Якова Протазанова «Закройщик из Торжка»…

Впрочем, довольно упоминаний «важнейшего из искусств». Милому уголку по чину и куда более возвышенное, поэтическое. Ну, например: «Я помню чудное мгновенье…» Да-да, Пушкин, Анна Керн… А при чем тут, спросите, Торжок? Дело в том, что женщина, вдохновившая первого поэта России на бессмертные строки, упокоена неподалеку - на небольшом деревенском кладбище.

Могила Анны Петровны столь же скромна, как и сам погост, но, что отрадно, не пребывает в забвении - ухоженна, снабжена информационным щитом, и похоже, что к ней «не зарастет народная тропа». По крайней мере, придя сюда с цветочками, я обнаружила аналогичные следы пребывания и других поклонников пушкинской музы.

Сам милый городишко Александр Сергеевич, как известно, тоже не обошел вниманием в своих строках, как не объезжал его стороной, путешествуя между двумя российскими столицами. А Торжок, заметим, стоит аккурат посредине этого пути. Были у Пушкина здесь добрые знакомцы. И одному из них - владельцу гостиницы Пожарскому, вкупе с подававшимися в его заведении котлетами, поэт, как сейчас бы выразились, обеспечил убойную рекламу.

Кстати, в наши дни вы непременно найдете в меню любого из местных кафе и ресторанов этакий поэтически-кулинарный бренд малой родины - котлеты «Пожарские». Готовят их из куриного мяса и обсыпают кусочками сухариков - на вкус брендик очень даже ничего… Опять же воспоминание о пушкинских строках придает «хлебу» насущному своеобразный романтический привкус.

Дань великому поэту Торжок тоже отдал - назвал в его честь одну из своих площадей и увековечил в памятнике. Имеется и небольшой пушкинский музей, в котором, правда, из-за праздничных выходных побывать мне не удалось.

Зато ничто не помешало познакомиться с уникальным архитектурным достоянием города. И, похоже, недостатка в такого рода интересе он не испытывает. Причем среди туристов очень много молодежи - стайки юношей и девушек студенческого вида встречались едва ли не на каждом шагу. Что привлекает их прежде всего? На этот вопрос я получила краткий, но исчерпывающий ответ: «Церкви!»

Храмовых сооружений здесь насчитывается более трех десятков. По количеству таковых Торжок, говорят, может соперничать со знаменитым Суздалем. И можно представить, как в былые времена городок утопал в куполах, осененных крестами. Но, к сожалению, только - представить: многое до наших дней, увы, не дожило.

Но среди уцелевшего есть воистину бесценное. Да что там! Для славы небольшому городишке вполне бы хватило одного только Борисоглебского монастыря, которому без малого тысяча лет! Основанный в первой половине XI века, он считается третьей по счету святой обителью с момента их появления на Руси. Кстати сказать, великолепный собор во имя святых Бориса и Глеба - ныне центральное сооружение монастыря - возведен по проекту все того же Николая Александровича Львова.

После Октябрьской революции обитель не миновала печальная участь. А поскольку особым разнообразием приговор большевиков в подобных случаях не отличался, угодил монастырь в узилище - полвека в нем размещалась тюрьма строгого режима, после чего ее сменил лечебно-трудовой профилакторий для алкоголиков.

Сейчас здесь расположился Всероссийский историко-этнографический музей, но возвращается и духовная жизнь - появились настоятель с братией. И судя по публикациям в местной газете, церковная и городская стороны собирают силы для возрождения своей православной жемчужины. Сил же, сдается, потребуется изрядно: тюремные и «антиалкогольные» хозяева со святым местом особо не церемонились - что способны были оставить после себя, то и оставили.

А вот еще одному здешнему монастырю - Воскресенскому девичьему - возрождение, похоже, вовсе не светит. Обитель, а точнее, то, что от нее осталось, до сих пор «работает» швейной фабрикой.

Самое великолепное место в городе - это архитектурный ансамбль по двум сторонам Тверцы. Отреставрированные старинные особнячки и иные сооружения, сохранившиеся еще с XVIII - начала XIX столетий, - воистину ожившая красота, сотворенная мастерами давно минувших времен. Торжок, заметим, считается лучшим образцом малого города времен Екатерины Великой. А глянешь на Спасо-Преображенский собор, так и вовсе - какая провинция?! - царственный Петербург! Перед тобой - творение самого Карла Росси. А рядом, под стать собору, другой храм - Входоиерусалимская церковь. Уголок, словно перенесшийся сюда с берегов Невы.

Правда, по мере удаления от набережной от царственности не остается и следа. На тихих улочках, то карабкающихся, то сбегающих с горки, там и тут кособочатся отжившие свое деревянные бедолаги и не одолевшие ударов времени каменные калеки - есть от чего взгрустнуть и запечалиться. А завоевания незатейливой жилой архитектуры советского пошиба и вовсе заставляют отворачиваться - хоть умри, не вяжутся они с гармоничным ладом старинной застройки и хочется отмахнуться от них, как от наваждения. Правда, за последние годы появились премилые домики, построенные не без оглядки на былой стиль.

Торжок явно тянется сейчас к своим истокам - силится, воссоздает порушенное. Но, признаюсь, не по-хорошему задело то, что горожане не сочли нужным вернуть своей малой родине исконные названия. Ну не пристало древнему городу, гордясь вековыми корнями, именовать свою Ямскую улицей Дзержинского! Однако «рупоры» всемирной революции здесь все еще «трубят», стараясь заглушить голоса предков…

И все же Торжок - чудо! Чудо, пусть и с немалым уроном, но выжившее в нескончаемых лихолетьях непростой российской истории.

А напоследок скажу, что есть у этого уголка срединной России духовная ниточка, много столетий назад связавшая его со студеным Мурманом. На торжокской земле в конце XV века суждено было появиться на свет будущему святому, основателю самой северной православной обители. Имя этому святому - Трифон Печенгский.

Фото: Рязанова Татьяна
На старинной улочке.
Фото: Рязанова Татьяна
Могила Анны Керн.
Фото: Рязанова Татьяна
В Василево.
Фото: Рязанова Татьяна
Тот самый мост...
Татьяна РЯЗАНОВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 29.01.2010

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
68,223477,651981,353974,5228
Афиша недели
В поисках грустного йети
Гороскоп на сегодня