28.07.2010 / Культура

Героев выбирают героини

(Окончание. Начало в № 131, 132.)

В минувшем сезоне на сцене мурманских театров прошло еще несколько премьер. Одни из них сугубо развлекательные. Это «Калифорнийская сюита», «Деревенские страсти», «Газовый свет». Какие-то экспериментальные, идущие на малой сцене: «Оскар и Розовая дама», «Мы странно встретились» (незатейливый вечер русского романса, подаренный горожанам артисткой Аллой Журавлевой). Остановлюсь лишь на некоторых из них, чтобы обозначить одну, на мой взгляд, тревожную тенденцию.

Дело в том, что постановочное дело требует, как известно, фантазии. Спектакль важно не только разыграть по ролям, но и придумать. На основе известного сюжета выстроить свою режиссерскую историю. Оживить постановочную традицию новой интерпретацией. Это, казалось бы, аксиома. Но в Мурманске ее стали чуть-чуть забывать. Постараюсь объяснить сказанное на примере трех постановок - «Калифорнийская сюита» (ОДТ, реж. Денис Баканов, Петербург) и «Газовый свет» (ТСФ, реж. Ю. Сергиенко), «Оскар и Розовая дама» (Малая сцена МОДТ, реж. Н. Ковалев).

Зрители благосклонно приняли эти постановки. И это неудивительно. И Нил Саймон, и Патрик Гамильтон, и Эрик-Эмануэль Шмитт написали в свое время шедевры. Их, что называется, трудно испортить. Публика всегда с интересом будет подглядывать в замочную скважину гостиничного номера престижного калифорнийского отеля. Всегда найдет сочувствие у зрительного зала леденящая кровь история о том, как муж сознательно сводил с ума доверчивую супругу, дабы, скрыв свое преступление от правосудия, завладеть спрятанными в доме сокровищами. История умирающего мальчика, увлекшегося придуманной его няней игрою в «целую человеческую жизнь», длящуюся последние двенадцать дней, априори вызывает сочувствие. Мелодрама и детектив беспроигрышны. Что и говорить! Но… Вот тут у меня возникают весьма большие претензии к постановщикам.

Я далека от мысли диктовать режиссерам то, что бы мне хотелось увидеть в их постановках. Вынуждена оценивать то, что увидела. Претензий к актерам, пожалуй, нет. При отсутствии внятной и жесткой режиссуры они вынуждены идти, что называется, «от себя». В «Газовом свете» опытные исполнители Евгений Щербаков (мистер Минненгем), Ольга Цыплякова (его супруга), Валентина Щербакова (Элизабет) играют внешне легко. Они обаятельны и профессиональны. Спору нет. Но режиссер Ю. Сергиенко, к сожалению, довольствуется только тем, что грамотно выстраивает для них мизансцены.

В спектакле и близко нет того, что теперь принято называть «фишкой». Не реализуется и избранный театром жанр - триллер. «Газовый свет» - скорее, вяловатая психологическая драма. А триллера не случилось потому, что аморфной вышла роль сыщика Рафа (Е. Потапчик, С. Сорогин).

Образ просто не состоялся в спектакле. Раф только функционален. Не более того. О заложенной в самой пьесе эксцентрике этого персонажа и говорить не приходится. Из-за скупости режиссерской фантазии артист обречен на занудливые диалоги с хозяйкой дома. Они банально сидят за одним столом, без всякой попытки хоть как-то действенно оживить эту постановочную статику. Скучно. Зрители теряют к интриге интерес. Уходят. Жаль.

«Калифорнийская сюита» в областном драматическом поставлена режиссером из Петербурга Денисом Бакановым. От столичных «провокаторов» ждешь всегда чего-нибудь прогрессивного. Однако «Калифорнийская сюита» более чем традиционна. И опять - верность только интриге. Спектакль поставлен как бенефис Ирины Крыловой. Она играет три главные женские роли: Хану Уоррен - страдающую мать, оберегающую свою дочь от влияния своего бывшего супруга; Милли Майклз - супругу, уличившую своего благоверного в гостиничной измене; Диану Николс - актрису-неудачницу, в очередной раз пролетевшую «как фанера над Парижем» с номинацией на Оскар. Мужские роли в этих новеллах исполняют соответственно Сергей Гронский (Билли), Владимир Кецман (Марвин), Валерий Журавлев (Сидней). Спектакль, как принято говорить, местами даже смешит и радует. Во второй новелле актеру Кецману блестяще удается клоунада. Его персонаж, стареющий ловелас, ведет себя как опытный коверный, то таская на себе из постели пьяненькую спящую шлюшку (Е. Сенченко), то притворно разыгрывая из себя в глазах супруги жертву ночного приступа печеночной колики. По-своему хорош в роли преданного своей «примадонне» комика-гомосексуалиста В. Журавлев.

От сцены к сцене разыгрывается и сама бенефициантка Ирина Крылова. Особенно убедительна она во второй новелле. Ее Милли Майклз ведет свою - ответную! - цирковую партию, не боится быть смешной и нелепой. Но как не хватает этой безоглядной характерности той же Крыловой в последней новелле! Ее Диана Николс все-таки должна быть той еще клоунессой! Бесстрашной, нелепой, трогательной! Так эта роль написана у Нила Саймона. И потому она - заветная мечта многих актрис. Перевоплощаясь в Диану Николс, можно рассказать о судьбе шаловливой женщины и неординарной артистки. Поделиться радостью и болью, всласть посмешить публику и исподволь заставить ее заплакать. Крылова же в роли Дианы мало привлекает как личность. Она слишком обыкновенна и озабочена, кажется, только своим платьем, париком… Артистка лелеет в себе красавицу (и действительно шикарно выглядит!), но дуэт с нелепым и преданным неудачником Сиднеем у нее так и не складывается. Третья новелла не попадает в цель.

Виной тому, думаю, инертность режиссерская. Ставка в спектакле сделана на добротные, но при этом чисто бытовые и статичные декорации (художник Наталья Виль, Санкт-Петербург), на верность букве диалогического текста (а не заключенному в нем смыслу, не говоря уже о подтексте). В результате - плоский спектакль. С неплохими актерами, но без изюминки, без страсти, без милой сумасшедшинки, столь любезной театральному искусству.

О спектакле Никиты Ковалева «Оскар и Розовая дама», наверное, надо говорить особо. К тому же я видела только рабочую сдачу постановки. Надеюсь, на премьерных показах исполнительница этого моноспектакля Марина Скоромникова выглядела уже более уверенно. Чувствуется, что история болезни и смерти Малыша пропущена авторами зрелища через сердце. Да и может ли быть иначе? Такой драматургический материал вряд ли кого оставит равнодушным.

Скоромникова добросовестно играет сразу две роли - мальчика и его няню. Смысловая нагрузка инсценировки соотносима с обоими персонажами, но большая часть текста отдана все же Малышу. Розовая дама лишь комментирует события, вспоминая их благодаря дневнику ребенка. У актрисы же сильнее и содержательнее оказывается образ именно няни. В роль травестийного плана ей что-то мешает перевоплотиться безоглядно. Отсюда - психологические неточности, неизбежные эмоциональные наигрыши.

Тем не менее «Оскар» производит должное впечатление на публику. Но только за счет самого сюжета. Режиссер Н. Ковалев обидно скуп на вымысел. Приемы, использованные в спектакле, достаточно ожидаемы: кубики с числами, слайды. Кстати, картинки и фотографии, демонстрируемые на заднике, весьма блеклые, сюжетно неинтересны. Убери их - публика этого, пожалуй, и не заметит. А ведь «видеоряд» мог стать особым сюжетом в сюжете, давать публике сильную эмоциональную подпитку.

Кроме театров профессиональных в Мурманске существует несколько народных и любительских коллективов. Не могу пройти мимо интересных премьер и у них. На удивление свежий, умный, если угодно, счастливый спектакль состоялся в июне на сцене областного Дворца культуры имени Кирова. Его сочинили в театральном коллективе «Комедиограф» (режиссер А. Кузнецов). Называется он изысканно - «НеРеальная история о счастье и любви. Полеты воздушного змея».

Признаюсь, посмотрела эту работу на одном зрительском дыхании. Речь в «Полетах» шла о превратностях «личной жизни» человека, фантазии перемешивались с реальностью. Герои теряли и вновь находили друг друга. Следить за перипетиями отношений Дуни Ивановой (блестящая работа Евгении Шевчук) с молодыми людьми было почему-то чрезвычайно интересно. И это - главное!

Артисты знали, о чем и для чего играют. Им хотелось передать зрителю ощущение того, что в жизни иногда нужно рисковать, играть с судьбой, не прятаться от трудностей в оболочку своего индивидуализма. И такой разговор нужен публике. Это чувствовалось по дыханию зала. По аплодисментам. Молодцы!

Премьера спектакля «Аська» режиссера Евгения Гомана вызвала в молодежной среде самые противоречивые мнения. Сценаристу Василию Рябкову пришло на ум написать замысловатую историю о том, как один застенчивый программист чуть с ума не сошел от того, что в силу пикантных обстоятельств вступил в «телефонные отношения» с «покойницей», которая оказалась работником служб госбезопасности. Сюжет, что называется, крут. Музыкальные номера приятны слуху и глазу. Сборы «Аська» сделала немалые. Хотя успеха «Собора Парижской Богоматери» и «Линды» ее авторам повторить не удалось.

Таковы впечатления от прошедшего театрального сезона.

Чем богаты - тому и рады!

Героев выбирают героини:

Героев выбирают героини (начало) "Мурманский вестник" от 23.07.2010

Героев выбирают героини (продолжение) "Мурманский вестник" от 26.07.2010

Героев выбирают героини (окончание) "Мурманский вестник" от 28.07.2010

Людмила ИВАНОВА, театральный обозреватель

Опубликовано: Мурманский вестник от 28.07.2010

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
62,532773,332177,198071,4635
Афиша недели
Альтернативная голливудская математика
Гороскоп на сегодня