31.12.2010 / Культура

Вот пуля пролетела, и... ой-ой

Идея встретить Новый год в охотничьей избушке на берегу Туломы понравилась сразу. Нам было по двадцать с небольшим, и перспектива вырваться из душных стен на природу, украсить настоящую большущую ель и сплясать вокруг хоровод показалась потрясающе хороша. Про хоровод и ель это я придумала, чтобы увязаться за парнями в лес. Они же в новогоднюю ночь собирались поохотиться (у мужчин свои причуды) и, конечно, обойтись без женщин.

Но мое воображение разыгралось не на шутку: ночь в лесу, звезды, северное сияние в полнеба, хруст снега и костер! Красота! И к тому же я никогда не была в настоящей охотничьей избушке. Но понимая, что мои восторги по поводу предстоящего путешествия моих друзей, скорее всего, не обрадуют, я долго придумывала подходящую причину. И наконец решила поиграть на чувствах Димки. Сказала, что меня приглашают провести новогодние праздники в одной компании на даче. Дима наживку проглотил. Дело в том, что в той компании был один тип, к которому он меня ревновал. Но и отказаться от поездки с друзьями ему, естественно, не хотелось. Вот он и уговорил их взять меня с собой.

Ребята уезжали днем раньше, а я должна была приехать следующим утром рейсовым автобусом. Как идти от остановки к избушке, подробно объяснили и даже маршрут нарисовали, а Дима заверил, что встретит меня непременно.

Родителям сказала, что еду с друзьями на дачу, и они меня спокойно отпустили. Правда, мама напихала полный рюкзак теплых вещей и проверила, хорошо ли я одета. Ранним утром 31 декабря, только высунув нос на улицу, почувствовала: мороз крепчает, градусов 25 - не меньше. В автобусе, прямо скажем, было не жарко, и полз он ужасно медленно. Когда я из него вывалилась с лыжами и громадным рюкзаком на нужном километре, то только тогда осознала, в какую авантюру ввязалась. Мороз разыгрался не на шутку, градусов под 40, да еще и ветерок поддувал. Не сильно, но вполне достаточно, чтобы обморозить лицо. Запеленав щеки, лоб, а заодно и нос платком, я стала, приплясывая на месте, надевать на валенки лыжи. Димы нигде не было видно, да и вообще - ни одной живой души вокруг. Привязав на пояс туристский топорик, так, на всякий случай, для самообороны, я двинулась в сторону реки, справедливо рассудив, что других таких чудиков на Туломе просто нет, а значит, непременно учую запах костра, который жгут к моему приезду друзья.

Минут через десять услышала хруст снега. Димка! Это действительно был он. Вместе мы быстро добежали до какой-то избушки на курьих ножках, без крыши и дверей. Вокруг - много звериных следов. «Волки!» - екнуло в груди. «Лисы!» - заверил осипшим басом Димка. «Подстрелили кого-нибудь?» - спросила я. Друг промолчал, раздвинул еловые ветки, прикрывавшие вход в избу, и заорал: «Подъем!»

Прямо на земле, точнее на валежнике, крепко спали мои друзья. Костер давно погас. «Неужели заявилась, дуреха?» - проворчал недовольно Юрка, пытаясь повернуться на другой бок.

Ясное дело, они были уверены, что я не рискну поехать в такой мороз в лес, да еще одна.

- Показывайте добычу, охотнички! Небось всех зверей распугали своими выстрелами. Только одни лисы смелые оказались. Вон весь снег истоптали, к вам в гости приходили.

Эти слова произвели волшебное действие. Ребята моментально выскочили на улицу.

- Какие лисы? Где? Действительно, следы-то лисьи! А мы думали, здесь никого, кроме куропаток, нет. Сколько по лесу ни бродили - пусто.

Сконфуженные охотнички быстро разожгли костер, согрели чай. Я благосклонно разрешила им добавить в него водочки, и вскоре мы разошлись по лесу. С удовольствием катаясь между громадных сосен, я натыкалась на всякие звериные следы, но увидеть удалось только большого белого зайца. Почуяв меня, он сделал прыжок в одну сторону, потом в другую и с такой скоростью припустил вниз к реке, что я его тут же потеряла из виду. Над Туломой клубился белый густой туман, и вблизи воды ничего не было видно. Казалось, туман будто живой движется на меня и вот-вот проглотит.

Тут я услышала выстрелы, один, второй, третий! И понеслась навстречу им. Как же, сами стреляют, а я? Споткнувшись о какой-то куст, растянулась во весь рост и от неожиданности вскрикнула, над моей головой что-то просвистело. Выстрелы разом прекратились, и мощным орудийным снарядом раздался громкий мужской мат. Приподняв голову, я увидела, как мои друзья, проваливаясь по пояс в снегу, пробираются ко мне. Впереди бледнющий Димка, который, не смолкая, матерился, как пьяный бич, и грозил мне кулаком.

Как оказалось, мальчики, решив не губить зверей и птичек, стреляли по консервным банкам, которые прицепили на ветки деревьев. Откуда взялась я, они не заметили, а услышав мой крик, подумали, что чья-то пуля попала в меня. Конечно, тогда мы многое друг другу сказали, после чего отправились украшать елку и готовить праздничный ужин. Когда с елкой было покончено, уже окончательно стемнело. Пока жарили мясо на огне, открывали консервы, разливали по кружкам холоднющее шампанское, мудрый Юра сказал:

- Пойду-ка принесу воды... под водочку. Да и чай вскипятить.

- Смотри, в прорубь не свались, - ответила я.

- Нашла кого учить, - пробурчал он, кутаясь в ватник.

Прошло десять минут, двадцать. Тишина! Мы поняли, что-то случилось. Толя и Дима выбежали из избушки в темноту. Вскоре они появились втроем. На Юрке ватные штаны стояли колом, ватника не было.

- Представляете, поскользнулся и провалился в воду.

- Почему не кричал?

- А зачем вас пугать? - невозмутимо заявил он.

Мы быстро переодели друга во все сухое, развесили над костром одежду и налили Юрке полную кружку водки, тут даже я не ворчала. От воды он почему-то отказался. Засыпали мы под бой кремлевских курантов. Гроздь искр от костра неслась вверх, прорываясь меж еловых веток, чтобы соединиться со звездным водопадом, падавшим с неба. Или все это мне только приснилось?..

Проснувшись утром раньше всех, я попыталась встать, чтобы кинуть в потухающий костер дров, и не смогла. Что-то крепко держало меня, а что - я не могла понять.

- Куртку-то сними, - проворчал сонный Димка. - Она к валуну примерзла.

Как я спала всю ночь на камне и не простудилась, и сейчас, спустя много лет, понять не могу. Видно, водичка туломская накапала из юркиных штанов на каменное ложе, прикрытое ветками ели, - вот меня и приморозило. Ну а та, что влилась вовнутрь, согревала во сне.

Людмила ЛОПАТКО

Опубликовано: Мурманский вестник от 31.12.2010

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,993174,902277,971972,9697
Афиша недели
Брэнд в тренде
Гороскоп на сегодня