31.03.2011 / Культура

Скрипка и немножко нервно

Фото с сайта drugoi.livejournal.com.

Олег Юрьевич Скрипка давно бы уже мог стать народным артистом Украины, но отказался от этого звания. Отказался и от идеи баллотироваться в президенты Украины, хотя инициативная группа в поддержку кандидатуры Скрипки была настроена самым решительным образом… Вместо всего этого Скрипка по-прежнему играет с группой «Вопли Видоплясова», гастролирует по городам и весям. 31 марта веселый музобоз Скрипки доедет до Мурманска. За несколько дней до этого события он дал интервью нашему музыкальному обозревателю.

- Олег, вы не раз говорили, что российский шоу-бизнес вас отвергает, что «Вопли Видоплясова» - не формат…

- Шоу-бизнес есть часть материальной культуры, но не духовной. То, чем я занимаюсь, это же не шоу-бизнес, поэтому меня и отвергают. Но, к счастью, я имею возможность появиться в России по другим каналам. Нас крутят на «Нашем радио», радио «Максимум», других станциях, и это хорошая, правильная альтернатива миру блесток. Рок-музыка на Украине и в России развивается, но шоу-бизнес все больше въедается в мозги людям, все больше расползается среди молодежной аудитории. Это же эрзац-культура. Произошла подмена понятий. До 60-70-х годов пелись песни про любовь, звучали эстрадно-симфонические оркестры, была целая плеяда выдающихся композиторов, аранжировщиков, исполнителей. Это была настоящая музыка, которую и сейчас любо-дорого послушать. Но шоу-бизнес навязал свои понятия. На Западе то же самое, только хуже, потому что больше денег крутится. И это касается не только музыки. Вот в украинских супермаркетах сначала были хорошие огурцы, а потом вроде лежит огурец, а хрустнул - оно и не огурец вовсе!

- Но что вас, борца с попсой и шоу-бизнесом, гонит выступать в гламурных проектах? В тех же самых Рождественских встречах Аллы Пугачевой в Киеве, что не только собрали всех героев шоу-бизнеса, но стали еще и предвыборной агитацией за одного из кандидатов в президенты Украины Юлию Тимошенко?

- Если бы Прометей не зажег огонь и не подарил его людям, мир бы покрыла тьма… Я пришел туда как Прометей (смеется).

- В 2005 году вы отказались от звания заслуженного артиста Украины, но почему-то потом приняли что-то подобное от французов…

- Звания заслуженного и народного артиста Украины политизировались и девальвировались. Как музыканты мы хотели развития украинской культуры и национальной музыки, хотели реальной квоты украинской музыки на радио и ТВ. Этого ничего не произошло. Нас просто не хотели слушать. И, кстати, когда я собрал пресс-конференцию, объявив о своем отказе от звания, то сказал, что хочу перемен, но этого опять никто не услышал. Все решили, что это эпатажный ход!

А вот французы как раз хорошо занимаются культурой. Я сделал там несколько украинских проектов. Для французской культуры я сделал в тысячу раз меньше, чем для украинской, но это заметили и отметили - я кавалер ордена «За заслуги», который основал Шарль де Голль.

- Вас выдвигали в президенты Украины… Почему вы отказались баллотироваться?

- Вопрос возникает постоянно: хочу ли я быть президентом? Но ответ очевиден, потому что президент - это в лучшем случае громоотвод, а в худшем - козел отпущения. Потому что в любом случае будет куча несогласных, недовольных.

- А были у вас реальные шансы на победу на выборах?

- Абсолютно никаких! Я, конечно, артист, авантюрист, но не настолько. Единственный плюс - ездить с мигалкой. Но я и так проеду, у меня есть хороший мотоцикл. Мне в Киеве все улыбаются, милиционеры под козырек.

- Многих удивило, что вы решили записать песни Виктора Цоя на украинском языке…

- Мне кажется, это неплохой прием - переводить достойных авторов на наш язык. Это еще больше сближает страны. Цоя по этой причине сейчас поют на Украине намного больше, чем если бы он не был переведен… А как вам такая картинка: в огромном зале в Москве мы играем «Пачку сигарет» Вити Цоя, и там есть место, где припев поет публика. Так вот, представьте: десять тысяч зрителей голосят припев на украинском языке. Это логике не поддается, но я уверен, что такие вещи сближают страны. Они компенсируют тот негатив, который нередко льется с экранов ТВ.

- В прошлом году у вас родилась дочка, она еще совсем маленькая… А два ваших сына Роман и Тарас русский язык знают?

- Мои дети еще маленькие. Помимо украинского они знают чуть-чуть русский, английский, французский. Я хочу, чтобы они стали грамотными людьми и в совершенстве знали украинский язык. У меня вообще есть идея создать украинский детский клуб. Повсюду декларируется, что на Украине большая проблема с русским языком, но на самом деле у нас огромная проблема с украинским языком. Это действительно проблема. И если мы хотим, чтобы наши дети говорили и думали на родном языке, надо создавать среду общения на украинском языке (читать книжки, смотреть мультфильмы, спектакли).

- Вы не раз говорили о том, что на Украине отсутствует национальная политика в области культуры… А при новом президенте ситуация как-то изменилась к лучшему?

- Пока мы, артисты и другие деятели культуры, не ощутили изменений. Да и если бывшая власть хотя бы декларировала заинтересованность, то нынешняя, по-моему, в этом совсем не заинтересована. Мы знаем, что это люди бизнеса, которые априори не интересуются ничем другим. Это будет большое чудо, если они станут заниматься культурой.

Между тем культуру нужно спасать… Как ни печально, у нас нынче нет хорошей публики - интеллигентной, думающей. Мы выступаем в гламурных столицах Украины и России, где люди пребывают в таком темпоритме, что уже не в состоянии проникать в смысл того, о чем мы пытаемся сказать со сцены, о чем спеть. Поэтому искусство превращается в эпатаж, яркие краски, в гламур, в то, что мы видим на экранах ТВ. И какой бы ты индивидуальностью ни был, этот мир все равно тебя формирует, гнет. В итоге 90 процентов песен, которые я сочинил, не могут быть востребованы на радио и ТВ, потому что публика этого не приемлет. Как ни грустно, но даже украинцы, кроме двух моих песен «Весна» и «Танцы», больше ничего не знают и знать не хотят. Новые песни в этой ситуации писать бессмысленно… А я дитя советского времени, еще застал тот период, когда публика думала, анализировала, сопереживала. И я тоскую по такой публике…

- Но вы же раскручены на Западе, в той же Франции…

- Мы поехали во Францию на гребне движения «красная волна». Потом рухнул железный занавес. Тогда на Запад поспешило много артистов, но задержались во Франции мы одни по одной простой причине, потому что смешивали рок-н-ролл и фольклор. Другие музыканты этим не занимались.

Если люди не понимают текст, они должны ощутить какую-то изюминку страны. Мы это смогли дать - поэтому задержались, стали популярны. У нас появились фанаты, что ездили за нами не только по Франции, но и по другим странам.

- А гонорары вам платили серьезные?

- Вполне. Там мы попали в ситуацию развитого шоу-бизнеса. Взлетев на «красной волне», мы имели развороты в «Ле Монд» и других ведущих изданиях, у нас были правильно выстроены гастроли, нам дали опытного звукоинженера. Да и мы сами научились заниматься шоу-бизнесом, потом с этим знанием вернулись на Украину. В нашем шлейфе весь современный украинский шоу-бизнес и развивался. Отчасти поэтому рок-музыка на Украине развита даже больше, чем в России. У нас популярен рок, а не отдельные рок-киты.

- В прессе писали о ваших конфликтах со Станиславом Вакарчуком («Океан Эльзы»), с Андреем Данилко (Веркой Сердючкой)…

- Я расскажу вам одну историю. На одной из пресс-конференций я долго говорил о проблемах культуры, о космосе, о природе, а потом бойкая юная журналистка задала вопрос: «Олег, а чем вы стали раньше заниматься: сексом или музыкой?». Я ответил: «Конечно, музыкой. И намного раньше!» Наутро вышла огромная статья с заголовком: «Скрипка начал заниматься музыкой раньше, чем сексом»… И все остальное, о чем мы говорили, перестало иметь всякий смысл. Причем дай я любой другой ответ, все равно был бы приговорен… Вот так же с Данилко и Вакарчуком. Идет длительная беседа, а потом задается вопросик: «Давно ли вы слушали музыку Данилко?». И опять заголовочек: «Скрипка не слушает музыку Данилко!»

В свое время меня вот таким же макаром поссорили с министерством культуры, задав вопрос: «Помогло ли вам министерство культуры?», на что я ответил: «Пока нет», из чего потом сделали бомбу.

А с Данилко и Вакарчуком мы встречаемся, общаемся, можем по стаканчику выпить. Но дружу я с теми артистами, с кем у меня есть творческие союзы, с людьми моего мировоззрения.

Михаил САДЧИКОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 31.03.2011

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
67,180776,720479,533073,2334
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня