28.05.2011 / Культура

«Я лидер, а не начальник»

Фото: Федосеев Л. Г.

Когда он декламирует, зал сидит затаив дыхание. В Мурманске «на Райкине» был аншлаг, а билеты на единственное его выступление, прошедшее в рамках фестивальной программы кинофорума «Северное сияние», размели за день. Кто-то, выходя из зала, сказал: «Дома надо найти Мандельштама и перечитать...» А до концерта Райкин побеседовал с журналистами. Говорил о многом...

О рисунках на песке

Театральный актер - это человек сложной профессии, поскольку сам-то театр - это ведь рисунки на песке. Прошел спектакль - что от него осталось? Ни-че-го! Но для меня именно сцена - это единственно возможное место в жизни. Для меня театр - это так: я говорю - все молчат. Ну, где бы еще такое могло быть? Только на сцене... В моем театре все так, как я считаю единственно правильным. Будучи художественным руководителем, я при этом начальником себя не считаю. Я лидер, я могу повести людей за собой. А быть начальником мне сложно, потому что зачастую приходится быть диктатором, говорить людям неприятные вещи, просить даже уйти из коллектива. Но поскольку для меня главная ценность заключается именно в театре, то я очень строг с труппой. Не держу балласта...

О свете в конце тоннеля

Я имею дело с лучшей частью населения - театральными зрителями. Не могу не признать, что публика меняется со временем, но не берусь говорить, что она меняется в худшую сторону. Она как-то пестро меняется... По-моему, главное настроение наших зрителей сейчас - это такой горестный оптимизм. Людям нужен свет в конце тоннеля, и я сам стараюсь видеть этот свет. Хотя с возрастом мне все труднее удерживать его перед собой. А пессимисту вообще зачем выходить на сцену? Зачем занимать это место, зачем на два метра возвышаться над залом, над зрителями? Сцена же - вещь волшебная, мистическая, я даже жалею иногда всех окружающих из-за того, что они не знают, насколько это волнующее, чудесное чувство. С другой стороны, они же от этого никаких неудобств не испытывают, значит, они не так уж и несчастны.

О семье и друзьях

Моя семья вся в театре. Не в переносном смысле, а в прямом. Жена там работает, дочь тоже занята у меня в спектаклях. Она не в труппе - не хочет работать исключительно со мной, и я ее понимаю. Времени на общение хватает... Если бы была возможность, я бы жил за городом. Вырываюсь туда при первой возможности, но слишком уж сложная дорога в Москву. А вообще, мне не нужны какие-то особые меры, для того чтобы поддерживать себя в форме. Я все время в форме, потому что я делаю то, что хочется, что нравится. Меня театр держит в тонусе. Он - это и есть моя жизнь. Вот друзей у меня, например, нет. Есть знакомые, их много, но так чтобы

Дру-у-уг... Нет, нету такого. И неудобств каких-то я по этому поводу не испытываю.

О Севере

Я снимался в «Командире счастливой «Щуки», это было в Мурманске, Североморске, губе Кислой. Впечатления остались сильные, но не скажу, что положительные. Люди жили в жутких условиях. Почему-то мне кажется - по разговорам со знакомыми, по телесюжетам - что в этом отношении мало что изменилось. Танцы в клубе помню - мужчины все в черных костюмах и галстуках, в белых рубашках. У меня не было, но я себе тоже достал костюм. На Севере непросто жить...

О гастролях

В моей жизни было время, когда я очень много гастролировал. Я таким образом зарабатывал, и зарабатывал прилично. Поставил даже рекорд в духе Книги Гинесса: в Новосибирске в трехтысячном зале театра неделю давал по пять сольных концертов в день. Я научился тогда спать между выступлениями по часу, по полтора. При этом не халтурил, я очень старательный и ответственный. Дело кончилось тем, что меня вызвали в финотдел и сказали - вы очень много зарабатываете. Я спросил, а сколько можно зарабатывать. Ответить мне не смогли, но укорили - мол, у вас выходит больше, чем у министра культуры. Я не удержался и сказал - но ведь к министру-то никто не придет... Короче, было сложно. И в пятьдесят лет я сам себе сказал - хватит. Попросил у директора театра зарплату, чтобы мне хватало на жизнь без этой гастрольной поддержки, и сейчас езжу очень редко, Мурманск - такой вот редкий момент.

О загранице

Как для любого советского человека выезд за бугор для меня всегда праздник. Я до сих пор радуюсь, когда оказываюсь за рубежом, правда! При этом эмиграция для меня просто неприемлема. Зачем? Там ведь нет для меня роли. Все здесь. И все, чего я здесь добился, далось мне очень непросто, мне многим приходилось поступаться, ломать себя даже. И потом, ведь мой главный актерский инструмент - речь, русский язык. Я никогда не освою иностранный так, чтобы владеть им, как русским. А без этого какой я актер?

О России

Россия - очень странная страна, и люди здесь живут странные. До такой степени все странно, что хочется иногда на все махнуть рукой... Но - рука не поднимается! Много говорят о культуре, но реально все, что связано с интеллектуальной деятельностью - не только культура, но и наука, и идеология, - брошено на произвол. Заблуждение думать, что экономика важнее культуры: экономика приносит быстрые деньги, но бескультурье-то оборачивается жуткими вещами. И свобода, отданная в руки некультурных людей, страшна своими последствиями. При этом руководство наше состоит из весьма культурных и образованных людей. От этого, если честно, еще страшнее.

Юлия МАКШЕЕВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 28.05.2011

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,422575,216877,382173,1525
Афиша недели
Вселенная комиксов
Гороскоп на сегодня