11.03.2012 / Культура

Не «Белая гвардия»

Я думал, будет хуже. Намного. А то, что мы увидели накануне и в день выборов, по крайней мере, кино. Пусть зачастую пустое и тягомотное, но все же кино. Другое дело, насколько оно - вот э т о самое - кино? И главный вопрос: Булгаков ли это? На мой взгляд, создателям следовало бы определить, в какой степени продукт их трудов соотносится с булгаковским романом, как-то помягче. Есть такая удобная формула: «по мотивам». Она бы, как мне видится, в нашем случае очень точна. Не «Белая гвардия», а не более чем по мотивам.

Ну ладно, постоянные и подчас ничем не оправданные отступления от текста (одна только демоническая фигура Шполянского, грубо ввинченного в историю любви Алексея и Юлии Рейсс, чего стоит - смех да и только; или самоубийство Малышева, который у Булгакова, распустив дивизион, спасается от петлюровцев в шинельке гимназиста) - это как-то еще можно объяснить. Киноязык отличается от языка великой русской прозы - это понятно.

Но как простить такой безумный и бездумный подбор актеров? Алексей - Хабенский - еще более-менее приемлемо. Но Мышлаевский в исполнении Пореченкова - это, простите, пошлость несусветная. «Голова его была красива, странной и печальной и привлекательной красотой давней, настоящей породы и вырождения...» Это что же, Пореченков?

Да уж, «давняя, настоящая порода». Биндюжник с Привоза! Это, пожалуй, будет точнее... В таком разрезе и пришпиленный к Булгакову эпизод с беготней псевдоМышлаевского по сугробам и казнью петуха выглядит очень уместно и почти не удивляет.

Совершенно пропащая киношная молодежь. Практически все - от пухлощеких юнкеров до поэта-сифилитика Русакова. Никуда негодный Николка... Понимаю, сыграть точно любого из того поколения «уже не детей, но еще не взрослых» было трудно, но все же. По книге - он мальчик еще, да, но в этом кипящем смертью Киеве не только отыскал семью Най-Турса (девять адресов обошел), а затем своего убитого командира - в морге, но и хоронить его осиротевшим сестре и матери помог. Совершенно по-мужски. Не зря же «сам Най значительно стал радостнее и повеселел в гробу», а потом «старуха мать повернула к Николке трясущуюся голову и сказала ему:

- Сын мой. Ну, спасибо тебе».

Экранный Николка, конечно, совсем другой. Пацан какой-то плаксивый и немощный. Ничего в нем мужского нет и офицерского. Между тем Никол, чтоб вы знали, унтер-офицер, командир отделения из 28 человек. Кстати, по книге именно он, а не Алексей Турбин, отправляет кадета (и не бегущего трусливо, как в фильме, а «торжественно вышедшего» из дома) прятаться. Командует! Поясняя, чтоб у того сомнений не осталось: «Я - юнкер. Катастрофа. Петлюра Город взял».

Отвратный, не вызывающий и тени сочувствия Лариосик. Вот уж действительно человек-катастрофа. А у Булгакова ведь он пусть и неудачник фатальный, но очень трогательный, обаятельный, милый. Экранного прощелыгу с большими ушами «милым» никак не назовешь.

Отдельная статья - все тот же, уже упоминавшийся мной Шполянский. Занятная с ним история получилась. Проходной персонажик романа, «засахаривший» гетманские броневики, вдруг вырос в фильме в едва ли не центральную эпизодическую роль - он на экране появляется, пожалуй, почаще того же Шервинского или Лариосика. И каков! Огромный, могучий, решительный. Властный - из тех, кто правит да решает и за словом в карман не лезет. Ага, только за револьвером. Словом, демон, да и только. Недаром целый Федор Бондарчук играет.

Любопытно, что прототипом Шполянского был вполне реальный человек и не кто-нибудь, а целый Виктор Борисыч Шкловский, один из крупнейших советских литературоведов. Занятно, конечно, из маленького, лысого, второразрядного панцер-прапорщика Шкловского сделать могущественного красного диверсанта и вершителя судеб Шполянского. Но ведь это, опять же, не Булгаков. Совсем не Булгаков. Шполянский в романе и появляется ниоткуда и исчезает в никуда, стремительно и безвозвратно. И убивать он никого не убивает. И с Алексеем не встречается. И уж тем более так-то вот, как в фильме, свысока, как благодеяние, ничего старшему Турбину не дарует - ни жизнь, ни женщину. Да и не красный он вовсе в книге - так, непонятно какого цвета и запаха, этакая, как бы помягче выразиться, изменчивая, как дым, нечисть, верткая и мерзкая. Не более того.

Кстати, эпизод с засахаренными бензобаками броневиков - реальный. Шкловский всю эту историю подробно описал в «Сентиментальном путешествии» - мемуарной вещице, написанной Виктором Борисовичем в эмиграции, до возвращения в иную, уже советскую, Россию. Любопытная, к слову, мемуария, безо всяких демонов и особых симпатий к большевикам.

Однако мы отвлеклись.

Главная неудача в подборе актеров приключилась у Снежкина со товарищи все же с Еленой. Притом что Турбина - пожалуй, центральная фигура книги, хозяйка дома, который связывает воедино не только семью и друзей семьи, но в значительной степени и весь роман. Ее боготворят, ей поклоняются. А тут, в фильме, уж извините за выражение, Раппопорт. Совсем не молодая, если не сказать старая, некрасивая, с усталыми, потухшими глазами... Оно, конечно, для иных сериалов, может, и неплохо. Для той же воровской шалавы из «Ликвидации», к примеру. Но при чем тут «Белая гвардия»? Да уж, «Елена ясная»...

Да, с актерами почти все - в «молоко». Разве что Най-Турс в исполнении Серебрякова хорош. А так - даже почти всегда прекрасный Гармаш не слишком радует. Но главное даже не это. Интонация, внутренний лад картины. По мелодике - серой, заупокойной - все, что происходит в фильме, это скорее Достоевский или какой-нибудь Алексей Толстой с его «Хождениями...». И в кадре - не буйный, пышнотелый, щедрый не только на кровь, но и на ласку, не только на смерть, но и на жизнь Киев, а какой-то ледащий, заледенелый Петербург-Петроград. Оцените, каков Город-Киев у Булгакова:

«Как многоярусные соты, дымился и шумел, и жил Город. Прекрасный в морозе и тумане на горах, над Днепром. Целыми днями винтами шел из бесчисленных труб дым к небу. Улицы курились дымкой, и скрипел сбитый гигантский снег. И в пять, и в шесть, и в семь этажей громоздились дома. Днем их окна были черны, а ночью горели рядами в темно-синей выси. Цепочками, сколько хватало глаз, как драгоценные камни, сияли электрические шары, высоко подвешенные на закорючках серых длинных столбов. Днем с приятным ровным гудением бегали трамваи с желтыми соломенными пухлыми сиденьями, по образцу заграничных. Со ската на скат, покрикивая, ехали извозчики, и темные воротники - мех серебристый и черный - делали женские лица загадочными и красивыми…»

Какой все-таки текст дивный! Сочный, завораживающий. А в кино новом даже он, прочитанный за кадром, звучит порой пустовато и казенно.

Где Булгаков-то? Где чудодейственное сплетение воображаемого и действительного, фантастики и реальности, ослепительного света и черной жути, что мы так любили и любим в прозе Мастера? Особенный ужас того времени и этой прозы (и их очарование, и восторг!) именно в ежедневном, ежеминутном столкновении жизни и смерти, войны и мира, светлого дружества и беззастенчивого предательства, обыкновенных житейских радостей и кровавых ран - и физических, и душевных. Офицеры и все остальные персонажи булгаковского Города живут еще мирной жизнью - очень бестолковой и часто нетрезвой. Жизнью, в которой черт ногу сломит, но - мирной. Бардак, конечно, оперетка: гетман, немцы, беспомощные и наглые штабные, но есть еще кремовые шторы, за которыми можно спрятаться. А потом приходит Петлюра, приходит смерть. И все-таки - жизнь! Она не кончается. У Булгакова на окраине Города уже петлюровские архаровцы орудуют, в Верхнем городе непрерывное «кипение пулеметов», а на Алексеевском спуске ребятишки на салазках катаются и в ус не дуют. Где это в фильме?

Нет как нет. Одна смерть да смерть кругом, да трупы. Будто ты не в прекрасном и таком живом, несмотря ни на что, булгаковском Киеве, а в каком-то анатомическом театре, где душ уже нет, одни тела...

Дмитрий КОРЖОВ.

Опубликовано: Мурманский вестник от 11.03.2012

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,753576,232579,920473,3547
Афиша недели
В поисках грустного йети
Гороскоп на сегодня