13.10.2012 / Культура

В Мурманск пожаловали честные «Игроки»

Мурманск отхлопал «Игрокам», привезенным Театральным товариществом Олега Меньшикова. Первое впечатление? Очень живо, игриво, красиво - и актерски, и человечески. Приятно во всех отношениях. Нет ни пыли, ни усталости. Ни грана пошлости. Абсолютное, то есть чистое искусство. Причем, кажется, что это искусство импровизации. Такие замечательные «Египетские ночи» - от Чарского, от Александра Сергеевича... Ну, и от Николая Васильевича Гоголя, разумеется.

При всей легкости - финальная грусть. От того, что ничего не меняется. А на роду у всех русских гениев - только рваный зипун, пыльная дорога, пара-тройка собутыльников, лопнувшая очередным мыльным пузырем иллюзия собственной избранности... И - тоска, тоска... От того, что силы и умения приложить некуда. Разве ж только в игре?

В той игре, где сам черт тебе не брат! И где божественно искрит талантливое русское словцо. Словами москвичи играют блестяще: и нараспев, и скороговоркой, и с «выражением», и с напором... А как со слезой! Ах. Не отличить лжи от правды; лукавства от истины... Как дружатся, как клянутся друг дружке в вечной преданности. Как поют, как ненароком рифмуют, каким соловьем заливаются. А, глядь, - уж и нет никого. Пусто. Тихо. Мираж, да и только... Не такова ли жизнь наша?

Ах, не таковы ли гастроли игроков в Мурманске? Такие же точно, как в Сибири или на Дальнем Востоке. Широка страна наша родная! Мне теперь стало понятно, почему Меньшиков «мотается» с командой игроков по русским «городам и весям». Такие гастроли заключают в себе сам гоголевский дух. Своего рода - птица-тройка! Налетит! Закружит! Собьет обывателя с толку... А был ли Меньшиков? Морочил ли голову игрокам и зрителям Сухоруков? Вертелся ли чертом Татаренков? Почудилось. Показалось. Эх.

Спектакль, подобный «Игрокам», надо смотреть и пересматривать. Хотелось бы до последнего пучка соломы разглядеть добросовестные декорации - заштатную малороссийскую гостиницу-трактир, от которой за версту веет очарованием гоголевских «Вечеров на хуторе близ Диканьки». А где Диканька - там и чертовщинка, и нелепица, и «не пойми что!»

Декорации заманивают в свой уютно-бесприютный омут. Почти мистический ужас внушает громила - Алексей (Дмитрий Мухамадеев). Сразу видно - нечисть и сводня. Перед началом спектакля - по заведенному в Товариществе обычаю - Алексей угощал троицу смелых северянок сорокаградусной горилкой (но тем нельзя - за рулем!), заводил с местными «олигархами» опасные финансовые разговорчики («кто рискнет сыграть при свидетелях на наличные?»), стращал обладателей «цифры» («будете пользоваться во время спектакля и на поклонах - отниму и не верну!»). Все это напоминало просвещенной аудитории небезызвестное булгаковское Варьете.

Вспомнилось, как две молоденькие зрительницы перед началом спектакля читали анонс на любезно предоставленных гастролерами бесплатных афишках: «Несколько лет назад Олегу Меньшикову, его сорежиссеру Галине Дубовской и сценаристу Александру Попову пришла в голову счастливая мысль соединить детективно-инфернальный сюжет «Игроков» с сочным колоритом…» и т. д. «А что такое инфернальный?» - спрашивает одна другую. Хочу подсказать: потусторонний, то бишь. Но подруга вопрошающей находится первая: «Волшебный!»

Сказки сказками, но, признаемся, что в рассказанном Гоголем криминально-финансовом анекдоте ничего исключительного нет. Скорее, проза реализма. В историйке бал правят - выгода, деньги, расчет. Молодой «командировочный» человек Ихарев (Александр Усов) приехал в «дыру» и мается злою скукой. Ему страсть как хочется блеснуть перед кем-нибудь своим умением обдуривать простаков в карточную игру.

У Ихарева завелась со временем оригинальная колода карт - меченых, разумеется. Глаза, трудясь над нею, чуть не довел до опасного воспаления! «Честный игрок» любовно называет ее «Аделаидой Ивановной». Именно колоде и предстоит сыграть в судьбе молодого человека роль зловещей пиковой дамы.

Позарившись выиграть за вечер 200 тысяч рублей, шулер лишается и тех 80, которыми первоначально трепетно дорожил. А виной всему - роковая встреча с хорошо слаженной командой мошенников, которая скуки ради разыгрывает в захудалом трактире увлекательный спектакль. Под предводительством обаятельнейшего «бендера здешних мест» Степана Ивановича Утешительного (Олег Меньшиков) опытные картежные трюкачи оставляют Ихарева без гроша за душой.

План облапошивания - бесподобен. Исполнение - виртуозное. И не ради денег, ради - игры. Неслучайно ведь Степан Иванович настолько заигрывается, что в финале забывает - в пылу уверений в честности! - на карточном столе приличную сумму денег. Потом поспешно возвращается и прямо из-под носа «карточного гения» уводит злополучную пачку новеньких купюр. Черт знает, что такое! И - правда. Шайка Утешительного подозрительно очень смахивает на сотоварищей Воланда. Все такие разномастные: кто в пиджачке, кто в полной военной выправке… Один так и вовсе беспризорником смотрится. Оборванец из оборванцев. А сзади-то - хвост волочится! А в растрепанной шевелюре - не рожки ли?

Он легок, красив, европейски недосягаем. Дамы в партере старательно наводили на Меньшикова бинокли. Хорош! Ничего не скажешь…

Команда Олега Меньшикова блестяще сыгранна. Каждого персонажа можно рассматривать отдельно - с любопытством и наслаждением. Вот обрусевший немец Кругель - артист Александр Сирин. Никакой поворотной роли этот наряженный почему-то в красный гусарский мундир пожилой человек не играет. Так - приживал. Но как подробно и психологически верно Сирин существует на сцене. Его задача - вовремя поддакнуть предводителю, с аппетитом покушать, ненароком - стоя!- прикорнуть. А золотые эполеты сами по себе - без лишнего шума - произведут на простаков сильное впечатление. Швахнев, напротив, весь - напор и натиск. Артист поражает бешеным темпераментом. Причем направлена его энергия, прямо скажем, в никуда. Швахнев, каким его играет Борис Шувалов, совмещает в себе, кажется, черты и Ноздрева, и Хлестакова, и Кочкарева…

Абсолютный гоголевский персонаж. Сколько пылу-жару вкладывает он в рассказ о маленьком мальчике, который в 11 лет метал колоду так искусно, как ни один взрослый игрок не смог бы! Сорвав от усердия зычный голос, Шувалов периодически переходит на фальцет, чем невероятно смешит публику. И заставляет - о, чудо - выпасть из предлагаемых обстоятельств самого Меньшикова - тот от души хохочет, прячась в тени от зрительского внимания под навесом соломенной крыши. Такие живые «выпады» из академизма пыльной «мхатовской традиции» нисколько не смущают зал. Публика с первых тактов постановки догадывается, что ей предлагают игру, каскад условностей, праздник театральных подмостков.

Все здесь вопреки обывательскому здравому смыслу. И какой уж тут здравый смысл, когда партия первой скрипки переходит в руки Виктора Сухорукова? Мурманчане встретили известного артиста шквалом аплодисментов! Мэтр стеснительно зарделся и повел свою роль Глова-старшего (якобы богатого помещика, заложившего свое имение, более всего на свете озабоченного судьбой непутевого сыночка) аккуратнейшим филигранным образом. От Сухорукова трудно оторвать глаз. Голос - чистая патока! Говорит, как реченька журчит. А ведь - шельма! Шельма. Замечательна сцена на балконе гостиницы. Ее ведут два мастера - Меньшиков и Сухоруков.

Глов вверяет Утешительному якобы своего сына Сашу. Тот со слезами на глазах уверяет, что будет заботиться о недоросле как о своем кровном чаде. Все речи - обман и притворство! Глов по ходу диалога кривляется, дразнится, откровенно ерничает. Утешительный трагически сокрушается, искренне божится, слезно умиляется, безудержно расточает. Расчет - на публику! На уши «лопушка» Ихарева. Обман? Чистейшей воды! Но ведь как талантливо…

А Виктор Сухоруков (в программе - Роткив Вокурохус) появится в спектакле еще раз, уже в роли чиновника Замухрышкина, подтверждающего факт наличия у Гловов большой суммы денег. Монолог Замухрышкина - коронный номер артиста, достояние спектакля «Игроки», золотой фонд современного театрального искусства сродни эпизодам Фаины Раневской. Олег Меньшиков достойно подыгрывает коллеге в этой культовой сцене. Между двумя знаменитостями получается своего рода поединок - кто кого. И каждый спектакль - испытание для обоих. 9 октября, на мой взгляд, Меньшиков переиграл-таки Сухорукова. Взял своим почти нечеловеческим - демоническим - обаянием. Он легок, красив, европейски недосягаем. Дамы в партере старательно наводили на Меньшикова бинокли. Хорош! Ничего не скажешь…

Особую энергию привносит в действо Никита Татаренков в роли Глова-младшего. Его Сашенька носится по сцене как угорелый. Изо всех своих «подростковых» сил мечтает стать ровней местным «гусарам». Татаренков красноречиво играет «самодеятельную» бездарность. И это оправданно. Ведь по сюжету ночующему в бесколесной телеге под грудой тряпья оборванцу (накануне где-то проигравшемуся в пух и прах) таинственные незнакомцы предложили за три тысячи подыграть в «вечернем спектакле». Обещали деньги. Он и согласился! Где наша не пропадала? Играл. Старался. А ведь тоже облапошили… Ни с чем оставили. И дурачка Глова-младшего, и философствующего Ихарева.

Усов в роли последнего, бесспорно, запоминается надолго. Может быть, тем, что выпадает из этой честной компании уже внешне и чуть раздражает зрительское внимание подчеркнуто чистенькой интеллигентской внешностью. Щупленький, вертлявенький, большеротенький. Птенец птенцом. Вороненок эдакий. Крылышки-то еще не подросли. А ведь туда же - играть, мухлевать, прикарманивать…

Смысл «Игроков» банально сводится к тому, что обманывать грешно. Расплата за прегрешения, справедливая кара - неизбежны… Об этом же говорят нам и московские артисты. Но Меньшиков-режиссер не утяжеляет спектакль резонерством, не навязывает публике нравоучения. Он предлагает феерию. Чертовщинку. Заморочку. Русский провинциальный сон наяву. И о сне этом можно говорить и говорить… Еще долго вспоминать. Кланяться и благодарить. Главное - вовремя проснуться.

«Игроки» оказались на редкость честными. Мурманская публика осталась, что называется, не внакладе. Мы увидели настоящий театральный спектакль. Я бы даже сказала, театральную норму. Жаль только, что о норме-то мы и забыли. Все чаще зрителям приходится быть снисходительными - к пошлости, профессиональным огрехам, бессодержательности. Примеров подделок - пруд пруди. А золотой - он и есть золотой. Игра воображения - и никакого обмана!

Фото:
Людмила ИВАНОВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 13.10.2012

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,422575,216877,382173,1525
Афиша недели
Вселенная комиксов
Гороскоп на сегодня