02.03.2013 / Культура

Я следил за мурлычущим мартом...

Николай КОЛЫЧЕВ

* * *

Пригрело солнце.

Марево над слякотью.

От ярких бликов город - золотой.

От счастья долгожданного заплаканный

Весенний Мурманск хлюпает водой.

И вдоль дорог, где слышится гудение

Потоков перепачканных машин,

Незримо набухает взрыв цветения

В нагих стволах проснувшихся рябин.

Перетекает золотое синее,

К вершинам снег взбирается в горах.

Как крылья, распахнув одежды зимние,

Расселись люди на Пяти Углах.

Они галдят, как птицы перелетные,

Вернувшиеся из далеких стран,

И «Арктика», гостиница высотная,

На улицу выносит ресторан.

Народ от солнца узкоглазо щурится,

Весенний дух хмельнее, чем вино…

А я брожу по скверикам и улицам,

Не чуя под собой промокших ног.

Я рад родству с землею,

с каждой веткою.

И с вороньем, и с каждым воробьем…

Иду, гляжусь прохожим в лица светлые,

Как будто в отражение свое.

От черных зим душой черствей

не стали мы,

Нас согревала память о тепле.

Пришла весна!

Давай с землей оттаивать.

И вместе с небом мурманским -

светлеть.

* * *

Так смотрят на фокусника - с азартом

разгадки подвоха, чтоб снова надули...

Я так же следил

за мурлычущим мартом,

он крался, как зверь

в снежно-солнечной шкуре.

И с приторной лаской, урча,

осторожничая,

с кошачьей нахальной - вприщур -

виноватинкой,

снега у зимы умыкал понемножечку,

в огромных сугробах

вылизывал вмятинки.

Как опытный вор, чтоб его не застали,

он даже порою следы подметеливал,

скрывал бутафорской порошей

проталины,

зиме добродушной втираясь в доверие.

Ах, это сияние - так ослепительно!

Ах, теней пастели пленительно

нежные!..

...А таянье будет внезапным,

стремительным,

и явится миру грязища подснежная.

Вся гадость повылезет,

вся неухоженность,

и даже во двор выходить

не захочется...

Безжалостно жизнь

на природу похожа...

Но я улыбаюсь, хоть знаю,

чем кончится.

* * *

Стылая оттаяла душа

Под весенним заполярным солнышком.

Жизнь на белом свете хороша,

Как в те дни,

когда ходил под стол пешком.

Ветер с сопок слизывает снег,

Как сметану кот, как дети сладости.

Я такой счастливый человек!

Я большой комок щенячьей радости.

Что за счастье - наугад брести

По асфальту, в первый раз просохшему.

Чудится удача впереди,

И беспечно верится в хорошее.

Мурманчанки из тяжелых шуб

Вылезли, как бабочки из коконов.

Я брожу, по сторонам гляжу,

Восхищенно ахая и охая.

Первая травинка зелена.

Это - вечность детства

на родной земле.

С каждым годом мне милей весна,

С каждою весной мне

белый свет милей.

В переулках, скверах и домах

Видится забытое и новое…

Я схожу от радости с ума,

Чтоб под вечер стать ребенком-ревою.

Владимир СОРОКАЖЕРДЬЕВ

* * *

На элитном магазине моют окна,

широченная стеклянная стена.

Ручеечки развеселые на стеклах -

И сюда зашла хозяюшка-весна.

Деловита, аккуратна тройка женщин.

Не впервой полировать фасада плешь.

Красота их привлекательна не меньше,

чем улыбки и наряды манекенш.

Длиннорукие «лентяйки» гонят пену,

в лад гуляют по стеклу, смывая грязь.

Из какого-то спектакля вижу сцену -

вот и публика поодаль собралась.

Шаг - за шагом, мыли окна, вытирали,

их движения похожи на балет.

Замечательно три женщины сыграли

в одноактовом спектакле «Марафет».

Татьяна АГАПОВА

* * *

Все больше младенцев,

беременных женщин.

Как после войны, начинаем мы жить…

Восходит трава

из асфальтовых трещин,

не думая вовсе: ей быть иль не быть?

Велико ее безоглядное свойство -

сквозь узкие щелочки биться на свет.

У жизни в основе такое устройство.

Превыше закона, наверное, нет…

Восходим и мы. В нас велико уменье

вставать из-под гнета

бесчисленных бед.

И вновь, возрождаясь,

встают поколенья.

На отчей земле пробиваясь на свет.

Владимир СЕМЕНОВ

* * *

Поддамся солнечному плену.

Чуть-чуть с делами погожу.

На солнце не гляжу - ослепну.

А вот на землю - погляжу.

Слежу, как голо, без растений

она проступит за крыльцом

своим лицом - еще осенним,

еще зарёванным лицом.

Анабиоз души и тела

вернул земле тот самый день,

когда к ней солнце охладело,

повергнув в тень, в печаль и лень.

Но как блистательно стекает

ручьями прошлогодний лед!

Как быстро слезы подсыхают

при виде солнца у нее!

Средь блеска этого и плеска,

глобальной радостью задет,

зажженный праздником вселенским,

я тоже излучаю свет.

И, уловив его, не зная,

откуда появился он,

девчонка говорит: «Сознайся.

Скажи, что ты в меня влюблен».

Василий КРАВЧЕНКО

* * *

Вот опять раскаленное золото

Ясной каплей садится за сопкою.

В жизни многое мной перемолото,

Но о будущем мыслю не робко я.

Светлой песней текут воды талые,

Небеса, как любовь, нежно-чистые.

И глаза у людей не усталые,

А все чаще - влюбленно-искристые.

И добреет душа человечества,

В ней надежда опять поселяется.

Злоба желчная загнанно мечется,

И скрежещет зубами, и кается.

И еще далеко мне до пропасти,

Обернется весна щедрой жницею.

И лучей золотистые лопасти

Утром солнце поднимут над Лицею.

Геннадий ВАСИЛЬЕВ

* * *

Еще от утренника зябли,

Но в полдень согревал грачей

Пучок пробившихся лучей,

И с криком выбегал ручей:

«Где мой обещанный кораблик?»

Еще не время на реке

Большому ледоходу.

Март ночью спит на чердаке,

Днем мастерит погоду.

Еще и воздух пуст и чист,

И далеко гуляют грозы -

Но первый шевельнулся лист

Под сердцем молодой березы.

Владимир ПАНЮШКИН

* * *

Солнышко полярное все выше

Света, словно воздуха, - взахлеб.

На валуньей

обветшавшей крыше

Тает

белокипенный сугроб.

Где-то

расцветают пышно вишни,

Где-то тополя

взошли листвой...

Здесь по снегу

прогуляться вышли

Елочка

с корявою сосной...

Наш апрель -

он солнечно-морозный.

И порой

капризней малыша.

То капелью

разразится слезной,

То замрет в испуге,

не дыша.

Тундровые

блюдечки-озера

Словно из шершавого стекла...

И не скоро,

ох, еще не скоро

Мы дождемся

летнего тепла.

Николай ПОСТАРНАК

* * *

А было так:

белым-бело

деревья цветом замело.

Заборы пахли свежей краской.

И был прекрасен

летящий из промытых окон

весны проклюнувшийся кокон -

мотив старинный.

Лебединно

рождалась радость.

И нежданно

стал падать он.

Стал падать, падать.

И таять, и вспухать дождинами

на сизых ветках

снег случайный.

Смущенный,

смутный и отчаянный,

он сразу стаял.

Серпантинно

синело взмокшее шоссе.

Земля парилась.

Было дымно

от птиц и музыки.

И смех

сыпуче лился.

О погоде

вещала щедро синева.

Дышали влажно дерева.

Весенний снег...

у подворотен

водой кружил он, вороша

и лист, и мусор прошлогодний,

округе всей отпороша,

о том, что отшумели вьюги

и что зима во всей округе

действительно уже

прошла.

Опубликовано: Мурманский вестник от 02.03.2013

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,255075,391677,410673,1396
Афиша недели
Вселенная комиксов
Гороскоп на сегодня