21.03.2013 / Культура

Методом проб, ошибок и бреда

Фото: Сергей Ещенко

В человеческой жизни нет случайностей. Приятно, конечно, думать, что миром правит случай. Но простое наблюдение за судьбами убедительно дает понять: все взаимосвязано, каждое событие цепляется за другое, как детальки в конструкторе «Лего». Что в результате сложится из этого конструктора, каждый решает сам…

Тамара Волынкина в детстве хотела быть археологом, учиться поступала на драматическую актрису, двадцать лет проработала актрисой кукольного театра, потом еще столько же - режиссером там же. Почему куклы? Казалось бы, случай: не взяли в драматические из-за плохого зрения. В приемной комиссии питерского ЛГИТМиКа рассказали страшную историю - одна такая близорукая свалилась со сцены и покалечилась. С куклами проще, там можно и в очках.

Но если чуть копнуть в личную историю, заглянуть в детство, то обнаружишь более глубокие причины для выбора будущей профессии. Отец Тамары был военным, а на досуге очень любил мастерить всякие штучки, и это у него хорошо получалось. Вот он и дочку научил рисовать, шить, лепить. Сам придумывал всякие затеи и вместе с Тамарой воплощал их в жизнь, устраивая праздник для всей семьи. Тяга к такому ручному творчеству, к празднику, к оживлению лоскутков, всяких коробочек и прочего подручного материала оказалась достаточно сильна, чтобы стать потом, позже, делом жизни.

- К тому же я ведь все-таки смотрелась в зеркало, - самокритично улыбается Тамара Александровна. - В школьные годы играла, конечно, в самодеятельных постановках. Но потом решила: если театр - то куклы.

То, что выбор действительно оказался правильным, теперь уже сомнений не вызывает. Столько лет отдано любимому делу! Не так давно Волынкина отметила двадцатилетие своей режиссерской карьеры - есть что вспомнить. В мурманском кукольном театре она оказалась в 1970-м. Театр и нынче все еще не может похвастать отдельным обустроенным зданием, а тогда и вовсе располагался в обычной трехкомнатной квартире. Представляете?! Уму непостижимо, как там умудрялись работать? Моя собеседница говорит: «Да отлично все было!» Правда, сам Мурманск впечатления на питерскую девчонку не произвел.

Современные дети стремительно и рано взрослеют. Они меньше читают, но больше знают. Театр возвращает им веру в чудо.

- Впервые оказалась здесь в августе, - вспоминает она. - На улице - жуть: холодно, дождливо, все кругом серое-серое, словно лета и вовсе не было. Я, конечно, тут же решила: отработаю положенные по распределению три года - и назад, домой. Смешно сейчас даже говорить эти слова, после того как именно здесь прошла львиная часть жизни...

Хотя поначалу своему плану Тамара следовала: отработала - уехала. Но в Питере с работой не очень клеилось, предложений было немало, только вот в каждом конкретном месте что-то не устраивало. И тут звонок из Мурманска: «Ну что ты все маешься, мечешься? Давай-ка к нам, назад - домой». Это «домой» враз подкупило молодую актрису. Уверена, что не случайно: дома тебя любят и ждут, дома ты волен жить так, как считаешь нужным, и сам себе хозяин. И именно такая атмосфера, по воспоминаниям моей собеседницы, царила тогда в заполярном кукольном театре.

- Все было так уютно, так разумно обустроено, - рассказывает Волынкина. - Актеры - блестящие, ленинградской школы, понимали друг друга с полуслова. Ценно, что три поколения были представлены в труппе, то есть получался полноценный актерский ансамбль. Директор, Валентина Варшавская, актеров не просто понимала, она их любила. Ее мужа мурманчане помнят - наш прославленный артист Корнелий Баздеров, у них была настоящая театральная семья. Да вообще, откровенно говоря, тогда в Мурманске был, наверное, расцвет театральной жизни. В восьмидесятые я ходила в наши театры с трепетом: каждый актер был личностью, на них хотелось смотреть. И им ведь верили. Сейчас, к сожалению, все изменилось. Почему? Ну, думаю, все дело в людях. Не в деньгах, не в политических условиях и так далее. Культурная среда складывается из желания людей быть вместе, узнавать что-то новое, общаться, в конце концов. Это куда-то ушло. Всем не до общения - все зарабатывают. Ищем оправдание себе в том, что времена трудные, а сами-то ничего не делаем, ни на что не хватает ни времени, ни сил. Актеры театра Станиславского после спектакля к цыганам ехали и всю ночь кутили, а не падали в обморок от усталости…

Где, как говорится, Станиславский, а где мы? Однако на самом деле вопрос лежит не во временной плоскости, а в профессиональной. Мастер, владеющий своим ремеслом, знает, как выложиться на сцене и при этом не сгореть, а напротив - зарядиться ответной энергией от зрителя. На этом принципе прямого энергетического обмена театр зиждется. Ведь все остальные впечатления можно получить и в других местах. Волынкина цитирует кого-то из театральных классиков, приводя историю «со спиной». В одной из постановок известная актриса, примадонна, в трагической сцене поворачивалась спиной к залу. И спина эта выражала всю глубину страданий персонажа - она в буквальном смысле заставляла зал рыдать. При этом сама звезда безмятежно глядела в кулисы, приятно размышляя о том, что откушает на ужин... Сохранились ли нынче такие профи? Право слово, очень сложный вопрос…

Однако в вопросе обмена энергиями артистам кукольного театра, наверное, проще, чем их коллегам по цеху. Ведь они имеют дело с детьми, публикой светлой, радостной и наивной. Говорят, что дети не прощают неискренности. Кому знать ответ на этот вопрос, как не Тамаре Волынкиной?

- Нынешние дети стремительно и очень рано взрослеют, - вздыхает она. - Парадокс в том, что они меньше читают, но при этом больше знают. Русская сказка для них нечто архаичное, если сказка - так им подавай про роботов. Не то что бы они не верили в чудо… Для них важно понимать, что мы с ними договорились: вы меня, актрису, не видите, а видите только куклу. А я уж пообещаю рассказать вам интересную историю про эту куклу. Большинство этот договор принимают, хотя есть вредины, которые весь спектакль не верят и задают вопросы. Мы, кстати, вообще избаловали нашего зрителя - позволяем ему участвовать в процессе, комментировать, думать, будто он влияет на сюжет. А вообще, конечно, дети есть дети - они ярче и острее чувствуют, сопереживают. Важно не обмануть их.

Теперь этому главному правилу Волынкина учит молодых актеров - уже как режиссер. Смена амплуа не далась легко, однако о сделанном выборе сожалеть не пришлось. Он позволил открыть новое в самой себе, под другим углом взглянуть на профессию. Когда театр покинул очередной режиссер, Тамара Александровна решилась предложить свою кандидатуру. Сама себе определила срок - год. Если почувствует, что не справляется, то сама уйдет - так объяснила коллегам. Было сложно, однако через год коллектив сказал «Оставайся!» Окончила режиссерские курсы, поднабралась опыта.

- В основном опыт обретался методом проб, ошибок и бреда, - улыбается моя собеседница. - Я постоянно задавала себе один вопрос - как актриса каким я себе представляла идеального режиссера? Вот таким и надо стараться быть - другом, помощником, хорошим и надежным партнером. Каждый новый спектакль для меня до сих пор экзамен. Если что-то не так, значит, я не доработала, выбрала не того актера, что-то важное до него не донесла. В театре, как в жизни - все в конечном счете упирается в конкретных людей, в то, получилось ли у тебя создать команду. Сейчас театру сложно: труппа не пополняется, своих актеров у нас не учат, а ехать к нам из других регионов никто не хочет. А старики уходят… Сможем ли собрать новую команду? Хочется верить, что да.

… В углу рабочего кабинета Волынкиной скромно притулилась кукла. Смешная, собранная «на коленке». Юбка из раскрашенной пластиковой бутылки, грудь из пробок, кругом какие-то коробочки, проволочки. Думала, случайно забыли, наверное. Оказывается - никаких случайностей. «Это меня соседские дети одолели», - смеется Тамара Александровна. Оказывается, из ближнего к театру детского садика явилась делегация: просим, мол, наших малышей познакомить с вашим театром, с актерами, с куклами. А то как-то даже странно - живем по соседству, а в гости друг к другу не ходим. Надо исправить это досадное упущение. Отказывать детям Волынкина просто не умеет, теперь вот ходит к ней ребятня. И именно на этой куколке режиссер демонстрировала, из какого, как говорится, сора растут в театре чудеса. Понимаете, к чему я? Даже в мелочах нет случайностей - принцип «Лего» работает.

Юлия МАКШЕЕВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 21.03.2013

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
57,533668,580172,985372,0079
Афиша недели (16+)
Так по-разному средние фильмы
Гороскоп на сегодня