10.04.2013 / Культура

Тонкой ниткой вьется вечность

Фото: Сергей Ещенко

Снимки с Носа

Канин Нос - глушь невероятная даже по российским меркам. Крайняя точка полуострова Канин, скалистый мыс, куда из Архангельска можно добраться вертолетом. Живет там совсем немного народу - ненцы, занимающиеся оленеводством, разбитые на бригады. Словечко прижилось еще с советских времен. А житье, что при Советах, что до или после них, там весьма своеобразное - все как сотни веков назад. Меховые малицы в качестве одежды, сани вместо снегоходов и олени, олени.

- Когда мне предоставилась возможность побывать на Канином Носу, я не раздумывая согласилась - такой шанс нельзя упустить, - рассказывает норвежская художница Ингер Бликс Кваммен. Ее персональная выставка, посвященная этому путешествию, открылась на днях в художественном музее Мурманска. - Это были уникальные впечатления о жизни в полном согласии с природой, об уходящей культуре, которая находится под угрозой исчезновения из-за воздействия современной цивилизации.

Стоит сказать, что творчество Ингер отчасти уже знакомо мурманчанам. Она принимала участие в нескольких коллективных выставках норвежских художников, проходивших в разные годы в областном центре. Сама живет в Киркенесе, имеет саамские корни и очень увлечена всем, что связано с культурой коренных народов Баренц-региона.

В Стране фьордов она признанный профи - член саамского объединения художников Норвегии, курирует культурную программу ежегодного фестиваля «Баренц-спектакль», проходящего в Киркенесе. Часто бывает и в Мурманске, а в нынешний свой приезд мечтает наконец добраться до нашего Ловозера - пока еще не удавалось своими глазами взглянуть на жизнь современных российских саамов.

Выставка «Канин Нос. Воспоминания» - небольшая. Она из тех, что требуют не ознакомительной пробежки по стендам, а желания и возможности вглядеться в представленное повнимательнее. Фотографии, отпечатанные на алюминиевых листах, и декоративно-прикладные объекты - все это рассказывает об уходящей натуре, с которой автору довелось соприкоснуться.

На снимках - кроха, с ног до головы, как в кокон, укутанный в пушистую оленью шубейку, огромное оленье стадо - все как на подбор с ветвистыми внушительными рогами, женщины за готовкой, мужчины, собирающие нехитрый скарб в дорогу.

- Вот в этом компактном тюке, укрытом шкурой - все, что им принадлежит, - показывая на одну из работ, объясняет художница. - Это очень немного, и этого им хватает. Три-четыре недели каждая бригада - в ней около сорока человек вместе с детьми - находится на одном месте в тундре, потом откочевывает в другое.

За ними - века

Прежде чем сделать фото, Ингер непременно спрашивала разрешения у своих моделей. В основном все соглашались. А вот специально позировать никому не пришлось - никто не переодевался для съемок в национальную одежду, все действительно так ходят и используют в быту вещи, которым не один десяток лет - посуду, инвентарь. Между собой люди говорят на родном наречии, а с гостьей общались через переводчика по-русски.

Эти люди обладают багажом знаний, накопленных их народом за века, таких, о которых современный человек зачастую уже и не помнит. Например, ненцы внимательно наблюдали за погодой и накопили множество примет - как выжить в холоде суровой зимы, как справиться с непогодой.

Ненцы, по мнению Ингер, могли бы многому научить саамов в том, как ухаживать за оленями - они делают это очень бережно и любовно. Да и тундру берегут - передвигаются летом и зимой только на санях, которые не травмируют хрупкую почву. В родном для художницы Финнмарке вовсю используют машины. Это, конечно, делает производство более доходным, но в то же время разрушает мир, в котором мы живем.

Однако при всем этом подрастающее поколение не мыслит уже свое будущее в жизни собственного народа, в этом исконном укладе. Норвежке запала в душу пятнадцатилетняя Вика: на вопрос, кем ты хочешь стать, та ответила, что мечтает уехать на Большую землю и выучиться на дизайнера.

- Это горе и трагедия народа, - говорит Ингер Кваммен. - Они живут в гармонии с миром, они счастливы - но есть ли у них будущее? Хотя у меня нет сомнений, что именно тот ритм, который свойственен их жизни, - правильный. Они живут в несколько раз медленнее, чем мы. На нас ежедневно выливается огромный поток информации, мы едим «быструю» еду - фаст-фуд, у нас не остается времени на отдых, чувства, даже на сон. Я смотрю на фото, где запечатлены груженые сани, и думаю - смогла бы я так жить, с таким небольшим количеством личных вещей? Обходиться только ими? Думаю, к этому я еще не готова, но, наверное, к этому надо стремиться. Может, нам пора меньше думать о том, как стать более эффективными, меньше гнаться за прибылью и больше думать о природе, о мире.

Невесомый металл

Свои философствования Ингер выразила не только посредством фотографий. Ее декоративные объекты - своеобразные женские украшения на шею, что-то вроде пышных воротников или необычных колье. Они выглядят очень воздушными, невесомыми и пушистыми. Довольно удивительно было услышать, что сделаны они из металла.

Золото, серебро, медь вытянуты в тончайшие нити, из которых сплетены и сотканы эти вещицы. Каждая лежит на подушке из оленьих шкур - их, кстати, делали в нашем Ловозере.

Ингер использует традиционные техники, вроде плетения крючком или ткачества, только в качестве материала у нее - пластичные металлические нити. Для сравнения можно взглянуть на ненецкий плетеный поясок - обычный, тканый. Его фактуру и узор автор передала в металле - разный материал, разные цвета составили завораживающий рисунок.

В некоторые «гнезда» - на них похожи пышные украшения - вплетены фрагменты оленьей упряжи, в некоторые - маленькие фото женщин, с которыми познакомилась норвежка на Канином Носу. Часть фото заключены в стеклянные шарики, а те, в свою очередь, обвиты металлическими нитями.

- Этим я хотела сказать, что ненецкие женщины находятся под надежной защитой - именно своего уклада жизни, своих традиций, - объясняет Ингер. - Эта работа с металлом - очень кропотливая и неспешная. Нужно очень много времени и терпения - я работала в том ритме, в каком идет жизнь там, в тундре на краю земли. Тогда постепенно начинаешь чувствовать, что погружаешься в вечность.

Один из воротников посвящен Вике. Он самый маленький и нежный, и в нем больше всего золотых и серебряных «подвесочек», украшающих серый металл. Эти блестки - как надежда на будущее: и самой этой юной девочки, и ее народа.

Фото: Сергей Ещенко
Ингер Бликс Кваммен.
Юлия МАКШЕЕВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 10.04.2013

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,993174,902277,971972,9697
Афиша недели
Брэнд в тренде
Гороскоп на сегодня