17.04.2013 / Культура

Концерт для Шумахера с оркестром

В Мурманске выступил джаз-бэнд имени Дюка Эллингтона

Фото: Лев Федосеев

- Спасибо тебе, малыш, - Томми Джеймс, пианист и концертмейстер оркестра имени Дюка Эллингтона, не смог остаться равнодушным к самому юному меломану - крошечному, едва держащемуся на ножках вихрастому мальчугану, пританцовывавшему под легенды джаза. Высокий, сухопарый и угольно-черный Джеймс вообще то и дело расплывался в белозубой улыбке - мурманчане принимали оркестр восторженно. Еще бы, его приезд казался почти чудом - настолько, что, по словам сотрудников компании «АВС», которой в рамках проекта «Знаменитые биг-бэнды» удалось сделать северянам такой музыкальный подарок, меломаны принялись штурмовать кассы Дворца имени Кирова лишь накануне концерта. До этого попросту не верили, что концерт и впрямь состоится.

Но они действительно вышли на сцену - тот самый джаз-бэнд, основанный в 1927 году щеголем из Вашингтона, получившим прозвище Дюк (Герцог) за пристрастие к шикарным нарядам, игравшим с Луи Армстронгом, Эллой Фитцджеральд, Джоном Колтрейном, Гленном Миллером, отправлявшим в сороковые гонорары от концертов в помощь фронту, а в 1971 году приехавшим в Ленинград - и встреченным на летном поле советским оркестром, играющим джаз.

Из тех, кто имел честь играть с Эллингтоном, ныне в оркестре, носящем его имя, остался лишь Томми Джеймс. Остальной состав, разумеется, обновлялся не раз. Критерии всегда были едиными: виртуозность и драйв.

- Это великие музыканты, - выйдя на сцену, авторитетно заявил Томми Джеймс, широким жестом обведя оркестр.

Все они колоритные, яркие своей необычной красотой - чего стоил, к примеру, Джейсон Маршалл, мощный, бородатый, с ошеломительным пучком дредов на макушке, то заставлявший сакс-баритон выдавать томительные соло, тягучие и напевные, как южная ночь, то бешено импровизировавший в невообразимом темпе. Низкий мужской голос у этого инструмента, терпкий, как зрелая страсть. А ударник-виртуоз, представленный Джеймсом как «Big Мan», - и правда, большой и спокойный с виду, но искрометный и неудержимый в сольной импровизации. Заданная им феерия, увлекательная и интригующая, поддержанная тромбонистом, неожиданно разрешилась легендарным «Караваном» - тем самым, которым, как считается, Эллингтон дал жизнь латиноамериканскому джазу. И вновь, чередуясь, выходили на авансцену то сакс-баритон, то хулиганствующий тромбон...

Сам Томми Джеймс - неутомимый, энергичный - даже на фортепиано играл подчас стоя, словно забавляясь. К слову, после одного из концертов российского тура, в Воронеже, поклонники шутили, что Томми, которому достался там ослепительно красный рояль, отыграл на нем, «как Шумахер на «Феррари». Он и беседовал с залом, и шутил с музыкантами между делом, задавая легкое, словно танцующее настроение всему выступлению. И если о чем и сетовал на концерте, так это о том, что посреди зрительного зала не предусмотрен танцпол.

- Иначе вы бы все уже танцевали! - убежденно восклицал Джеймс, и был, пожалуй, прав. А разве можно спокойно усидеть во время знаменитых «Take the «A» train», «C jam Blues» или «The Mooche»? Эллингтоновский репертуар недаром называют американской классикой - исполнять его хороший тон. Но так, как они сами, его не исполняет никто.

Энергичные и грустные, задумчивые, неспешные - многие из вещей самого Дюка созданы на основе воспоминаний, более того, он считал воспоминание главной составляющей сочинительства. Такова «Such Sweet Thunder» - шекспировская сюита, написанная после возвращения с Шекспировского фестиваля в канадском Стратфорде - меньшом брате английского Стратфорда-на-Эйвоне. Рваная, жесткая, с многочисленными синкопами, шальная и тревожная композиция сорвала бешеные овации, но...

- Это еще не конец, - улыбнулся Томми Джеймс, взмахом руки призывая к тишине. И со сцены полилась дразнящая душу мелодия «Chelsea Bridge» Билли Стрейхорна - бессменного аранжировщика эллингтоновского оркестра. Его Дюк считал своими «правой и левой рукой и глазами на затылке», их музыку подчас путают. К слову, визитную карточку оркестра, с которой и начался концерт, «Take the «A» Train» тоже написал Билли.

Под конец концерта музыканты вышли на авансцену, играя и пританцовывая. В этой зажигательной проходке не смогли поучаствовать, по понятным причинам, лишь контрабас и ударник. И все по одному, прощаясь, уходили, сводя мелодию к пиано. Но не могли не вернуться к взорвавшемуся овацией залу. Томми Джеймс так же, по одному вызвал их обратно... аккордами на фортепиано. И послушные ему, словно заклинателю, они играли снова и снова, и было в этом и правда что-то магическое - как будто эта странная и незабываемая музыка начинала течь по жилам, навсегда возвращая радость.

Фото: Лев Федосеев
Фото: Лев Федосеев
Фото: Лев Федосеев
Татьяна БРИЦКАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 17.04.2013

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,422575,216877,382173,1525
Афиша недели
Вселенная комиксов
Гороскоп на сегодня