22.06.2013 / Культура

В переводе - туфта!

Фото Александра МИКУЛИНА.

В минувшую субботу в Мурманской облдраме отыграли последнюю премьеру этого театрального сезона - «пьесу не про футбол» молодого российского автора Егора Черлака «Мир-Дверь-Мяч». Те, кто хотя бы немного владеет английским языком, посматривали на черно-белую афишу, вот уже несколько месяцев красующуюся на стене театра, с некоторой долей недоумения. Переведи русские безобидные слова на английский, сложи их вместе - и получится, пардон, нецензурное выражение. Оно означает человека, который говорит заведомую ложь, гонит туфту, откровенную лажу.

Молодые люди еще часто употребляют выражение - «гнать пургу». Лингвистические изыски, предваряющие рецензию на новый спектакль Никиты Ковалева, как необходимы, так и излишни. Они помогают понять центральную метафору - природу иносказания - постановки. Но сам сюжет пьесы не предполагает, так скажем, интеллектуальной замороченности.

В нем все предельно, до зевоты знакомо и потому заведомо скучновато. В духе традиций развитого социализма на сцене идет заседание молодежного городского актива. Собраны, как водится, лучшие из лучших: отличница и карьеристка Сонечка Зеленцова (О. Заяц, Ю. Васькова), простодушный спортсмен Алексей Юдин (Г. Глебов), красавчик - «супермен» Максим (С. Горбунов), будущая фотомодель Наташа Кисленко (Т. Шагвалеева, М. Лобова). По разнарядке, очевидно, в актив попали инвалид Дима Пузырев (А. Покатнев, Г. Карапетян) и представитель «других национальностей» Кохта Апаридзе (С. Дудин).

Председательствует Кирилл Гарт - в этой роли выступил Алексей Кинк. Не про них ли когда-то Владимир Маяковский написал свое разоблачительное стихотворение «Прозаседавшиеся»? Очень похоже. Люди молодые, а слова, ими произносимые, - казенные, мертвые. Мрачноватую траурность происходящего (или, скорее, застойного) на сцене подчеркивает предельно лаконичная декорация. Изобретательная художница, заслуженный работник культуры России Наталья Авдеева на сей раз превзошла все допустимые меры лаконичности. На заднике - черные и белые полотнища сменяют друг друга. Похоже не на «полосатую жизнь» по закону «зебры», а именно на зал для ритуальных услуг последнего земного прощания.

Жизни нет ни на грош! Сплошные правки к формулировкам вынесенного на обсуждение доклада Кирилла Гарта. Тишь да гладь. Но так ли все чинно-важно? Режиссер Никита Ковалев придумал не столь оригинальный, сколько беспроигрышно прочитываемый зрителем ход: время от времени на авансцену со своими креслами на колесиках выкатываются пары «прозаседавшихся». И мы становимся свидетелями их, так сказать, закулисной жизни.

Молодые люди открываются перед нами полностью, как на исповеди. Вот только мир их, прямо скажем, зависти не вызывает.

Молодые люди открываются перед нами полностью, как на исповеди. Вот только мир их, прямо скажем, зависти не вызывает. Скорее, насмешку и презрение. Кохта-Дудин смакует свои мимолетные отношения с незнакомой парикмахершей: стрижка - повод к пошловатому флирту. Его дружок Юдин-Глебов неумело врет про какие-то запредельные по своей дерзости «сексуальные игры» с молодой учительницей. Пара Максим-Наташа то ссорятся, то мирятся. Влюбленные? Да нет. Скорее, партнеры, в любую минуту готовые поменять друг дружку на того, кто повыгоднее: чтоб и карьерный рост, и дорогие подарки.

Все произносимое «мальчиками и девочками» на сцене, конечно, имеет отношение к действительности, но режет слух. Даже не правдой - откровенной пошлостью. Но… се ля ви? Драматург Егор Черлак - лауреат российского конкурса молодых писателей. На его пьесу обратили внимание маститые драматурги. Мурманский театр первым принял «Мир-Дверь-Мяч» к постановке. Что ни говори - событие. И для начинающего автора, и для творческого коллектива МОДТ.

Тем более, что в постановке заняты совсем молодые исполнители. Премьера стала экзаменационным государственным испытанием для выпускников Мурманского колледжа искусств - их в спектакле в достатке. Новые пьесы ждутся! На них возлагают большие надежды: вдруг да и получится серьезный разговор с молодежной аудиторией.

Главный режиссер театра заслуженный деятель искусств России Султан Абдиев на сдаче спектакля высказал готовность обсуждать постановку со зрителями - школьниками, учителями, студентами. Благие намерения. Возникнет ли и о чем произойдет диалог? Пьеса Черлака, спору нет, актуальна. Даже злободневна. Написана в духе когда-то очень популярных производственных шедевров Александра Гельмана.

Помните «Заседание парткома»? «Мы, нижеподписавшиеся»? Нешуточные страсти кипели вокруг того, что принято называть нравственным выбором в ситуации, когда на кон поставлена успешная карьера человека. Совесть или приспособленчество? Честь или выгода? Дилемма. Старо как мир? Да. Особенно в русско-советской театральной традиции. Но вдруг молодым людям ХХI века удастся сказать что-то новое?

Самому молодежному драматургу, на мой взгляд, еще есть чему учиться. «Мир - Дверь - Мяч» вся построена на монологах, словесной перебранке. Персонажи выговаривают себя, но при этом у исполнителей не так много шансов проявить себя через откровенное действие. Слабы мотивировки тех или иных поступков. Напомню, заканчивается «пьеса не про футбол» недвусмысленно трагически - в туалете от пережитого на заседании актива стресса перерезал себе вены инвалид Дима.

Поступок мощнейший. Но зрители не успели подготовиться к такому финалу: драматизм отношений декларируется, симулируется, но не проживается персонажами в должной психологической мере. Дело в том, что среди активистов произошел «сыр-бор». Повод к нему по меркам здравого смысла ничтожный: молодые люди, как теперь говорят, реально перегрызлись из-за того, кто поедет на озеро Велигер.

В престижный лагерь возьмут только «лучших из лучших». Встретиться с самим президентом достойны те, кто заслужил это право своими достижениями - в науке, спорте, молодежной политике. И вот еще минуту назад «спящие мухи» - проснулись! Они вырывают друг у друга из рук пальму первенства. Смотреть на эти разборки противно. Ничего, кроме омерзения, не вызывает эгоцентричная истерия по поводу собственной избранности и чужой якобы посредственности.

В ход идут приемы и методы, давно «узаконенные» во взрослом мире. Шантаж, компромат, оскорбления, рукоприкладство. В детях зеркально отражаются их отцы - партийная и государственная номенклатура. Так было в эпоху комсомольских дебатов - достаточно вспомнить «ЧП районного масштаба» Юрия Полякова, ничего не изменилось и нынче? Обидно.

Спектакль в целом звучит достаточно пессимистично. Проблеска ума, порядочности, здравого смысла в этой безобразной сцене не происходит. Мелкие люди - мелкие претензии. Мизерные карьерные цели - истерика обиженного «эго».

Что, собственно, обсуждать? Что у каждого давно уже «рыльце в пуху»? Что все они плоть от плоти и прогнившего бюрократического режима, и своих смирившихся с реалиями подхалимажа и выгоды родителей? Кто тайно, кто явно - ворует, подличает, доносит… Тьфу! Нет «чистеньких», «беленьких» - все «грязненькие», «черненькие». И …полюбить их такими - не получается. Ни у драматурга, ни у режиссера, ни у исполнителей. В этом, наверное, главная загвоздка нашего современного искусства.

Мы вроде бы и хотим искупления, просветления - катарсиса. Истосковались по нему - очищению души - в режиме «духLESS» Но нет для этого духовной роскоши. Преображение с персонажами «Мир-Дверь-Мяч» не произойдет. В лучшем случае - страх. За порезанные вены инвалида придется кому-то ответить?

Кому? Председателю Кириллу Гарту, тайно обделывающему свои темные делишки на стороне, соблазняющего длинноногих подруг своих же товарищей? Его товарищам по молодежному активу, которые и готовы ему минутно посочувствовать, но в борьбе за места на Велигер проявят свои подлинные «бойцовские качества»: удар Кохты выбьет Максима из инвалидной коляски.

Станет ли заседание, столь плачевно (и даже - кроваво) закончившееся, настоящим уроком для персонажей пьесы и зрителей? Или рассказанное со сцены очередной перевод русских слов на английский язык? Туфта. Лажа.

«Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется…» Я не возьмусь решать за всех зрителей. Тем более юных. «Племя молодое, незнакомое»? Или до отвращения - свойское? Как там у Грибоедова? «Что по отцу и сыну - честь!» Та честь, которая бесчестие?

Людмила ИВАНОВА, театральный обозреватель

Опубликовано: Мурманский вестник от 22.06.2013

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
63,239673,724778,148871,3709
Афиша недели
Да здравствует копипастинг?
Гороскоп на сегодня