12.10.2013 / Культура

Нежный «Сталинград»

Фото с сайта www.kinopoisk.ru

Помню, как в 92-м, в ходе первого визита кораблей США в Североморск этим словом «строил» штатовских моряков мой хороший знакомый, в то время уже офицер запаса. Те, как правило, от него в ужасе шарахались. Но он не унимался. Так продолжалось до того момента, пока очередной встреченный нами вояка - суровый унтер с дюжиной нашивок на бушлате, - когда прозвучало хрипло-звонкое: «Сталинград!», как по команде посерьезнел, встал по стойке «смирно» и взял под козырек...

Долгожданное кино с этим названием по-хорошему удивило.

О войне в нем рассказано сдержанно, без привычного крика. Я бы сказал, едва ли не камерно, если, в принципе, такое возможно в киноразговоре о великой бойне и большой беде.

Сквозных сюжетных линий в фильме две и обе - любовные. Условно, одна - «русская», вторая - «немецкая», и какая из них главная, еще поди разбери. В ноябре 42-го в Сталинграде в одном из домов на линии огня оказались его защитники, пятеро мужчин - советских солдат, и юная девушка Катя. Вот тут-то, нежданно-негаданно и находит ее любовь.

Нет, не дом Павлова, конечно, хоть и похожа история, да не та.

Где есть защитники, там есть и агрессоры. У них, с другой стороны линии фронта - в таких же домах, только занятых немцами, своя жизнь, своя любовь.

Фильм, как мне кажется, получился. Три часа экранного действа смотришь на одном дыхании, не замечая времени. Почему?

В первую очередь, наверное, потому, что война в «Сталинграде» - не главное. Как и полагается в большой литературе и большом кино, в центре внимания - обычные люди, их жизнь в страшных, нечеловеческих обстоятельствах, их способность (либо - неспособность) среди замешанных на ненависти грязи и крови все-таки остаться людьми.

А еще, как мне видится, Федор Бондарчук со товарищи очень угадали с актерами. Что ни роль, то в десятку. Радостно, что все это ребята совсем молодые, не примелькавшиеся, не затертые сериалами и прочей попкорновой шелухой. Исключение (по возрасту) - замечательный Андрей Смоляков, по обыкновению тонко и глубоко сыгравший этакого фронтового ангела во плоти.

Из молодежи более-менее известен разве что Дмитрий Лысенков. Помните раздолбая и сифилитика, поэта Ивана Русакова из «Белой гвардии»? В «Сталинграде» Лысенков тоже играет отчетливо «плохого» парня - снайпера Чванова, которому что шуточку сальную отпустить, что фрица вопреки приказу укокошить - не заржавеет... Но за жестокостью его и грубостью тоже, как и за каждым из жителей сталинградского дома, - судьба, убитые немцами в родном Гомеле близкие.

Чудесная Мария Смольникова в роли Кати - нежная, хрупкая, совсем девочка, хоть и пережившая уже и гибель близких, и ужас оккупации, живущая в квартире, которая стала передовой - в ситуации, когда война не просто каждодневно входит в твой дом, но - живет в нем. Как показалось, и здесь создатели с выбором актрисы не ошиблись.

Это фильм о людях, живущих в квартире, которая стала передовой - в ситуации, когда война не просто каждодневно входит в твой дом, но - живет в нем

Понравился Алексей Барабаш. Роль интересная - почти без слов. Разве что нож за него разговаривал...

Как ни странно, не выпал из обоймы и Сергей Бондарчук. Да, да, в фильме принял участие внук и тезка великого режиссера и сын создателя «Сталинграда». Не скажу, что сыграл, но исполнил одну из главных ролей он вполне пристойно.

Отдельная статья - немцы. Отличный Томас Кречман, сыгравший капитана вермахта Кана, которому так и не суждено было взять злополучный сталинградский дом. Кречман, к слову, тот еще персонаж. В юности был кандидатом в олимпийскую сборную ГДР по плаванию, через четыре границы бежал в Западную Германию. Биография - хоть кино снимай! И ведь актер неплохой. Не случайно наиграл уже вагон фильмов и в Европе, и за океаном, в том числе командира подлодки U-571 в одноименном франко-американском блокбастере. Непростую свою роль в «Сталинграде» он исполнил скупо, без надрыва, пронзительно точно. Не хуже, чем 20 лет назад - роль лейтенанта фон Вицланда в немецкой драме «Stalingrad».

Примечательно, что в этом кино война - беда не только для наших, близких и родных, но и для другой стороны, для врага, для немцев, которых мы не привыкли показывать в кино людьми живыми, страдающими. Таков герой Кречмана, в отличие от своего начальника - полубезумного полковника, безмерно (буквально до смерти) страдающего от вшей. Этот-то словно с карикатуры какой кукрыниксовой срисован. Типичный фашистский гад из наших старосоветских фильмов.

Немножко раздражало то, что, как показалось, большая часть «Сталинграда» снята в павильоне с избыточным использованием компьютерной графики. Но - только вначале, потом жизнь людей внутри этого во многом искусственного пространства увлекает и перестаешь замечать не вполне реальные танки-самолеты, улицы-траншеи. Занятно, но кинопоказ в какой-то степени напоминает театр - действие развивается в замкнутом пространстве одного дома и на примыкающей к нему площади. И никакого тебе, понятное дело, волжского простора, не разгуляешься...

Искусственным выглядит и своего рода «внешний контур» (с него картина начинается, им же, взятым в кольцо похлеще сталинградского, и заканчивается), в который втиснута жизнь боевого дома - авария на Фукусиме, на которой среди наших эмчээсников трудится сын Кати.

Он там спасает пятерых молодых ребят из Германии - абсолютный хэппи-энд, если вспомнить о том, что тех пятерых русских солдат, с которыми в ноябре 42-го его маму свела война, эмчээсник считает своими отцами. Всех!

Ну это, уж извините, чересчур красиво - выглядит, как этакие костыли-котурны - подпорки литературные, которые, на мой взгляд, прочному корпусу «Сталинграда» совершенно не нужны. Это все равно что учительской указкой зрителя по лбу бить, талдыча и без того очевидное: «Кончилась война, кончилась, кончилась!» Да знаем мы. Знаем. Без дураков.

Ну и сама внутренняя, «внутридомовая» фронтовая история, конечно, не без элементов фантастики. Ну а как без нее? Кино ведь, не жизнь. Однако видишь, как бывший тенор с легкостью отпетого вора в законе ножом (одномоментно, в секунду!) расправляется с тремя шкафообразными солдатами фюрера, и вспоминаешь хрестоматийное: «Не верю!»

Опять же сомнительно, что капитану Кану в реальном Сталинграде простили те бы вольности и безумства, которые влюбленный в русскую ариец себе позволяет. Да и сам главный герой «с той стороны» - позволил бы он себе такое? Все ж таки порядок есть порядок, и устав есть устав. Для немца - это свято. Особенно на войне.

Но это, на мой взгляд, мелочи. В главном, думается, создатели картины не соврали... Странно, но фильм мне показался не только очень добрым, но временами даже нежным. А это, если вспомнить о материале, на котором все замешано, о тех самых «обстоятельствах», заслуживает уважения.

Смотреть это кино надо, обязательно. Можно даже с детьми, всей семьей. Жесткие эпизоды там есть, понятное дело, но сняты они опять же очень сдержанно, без перехлеста и натурализма, как в той же «Брестской крепости».

И еще два слова напоследок, возвращаясь к тому, с чего начался наш разговор.

Мне очень понравилось название картины. Что бы там ни говорили, как бы ни казнили человека, давшего городу это имя, но Сталинград - это звучит гордо. Даже в кавычках.

Фото:
Фото с сайта www.kinopoisk.ru
Дмитрий КОРЖОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 12.10.2013

Назад к списку новостей

Еще по теме

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,814075,324179,547072,7227
Афиша недели
В жанре девяностых
Гороскоп на сегодня