25.12.2013 / Культура

Отар Кунчулиа: «В опере - как в любви!»

Фото: Павел Вишневский
Отар Кунчулиа.

- Когда я папе с мамой сказал, что собираюсь стать певцом, папа удивился: «Сынок, мы же все поем, может, что-то посерьезнее выберешь?» - улыбается один из известнейших басов российской оперной сцены Отар Кунчулиа. В Заполярье в филармонии он побывал во второй раз, гастроли в Мурманске, Кировске, Апатитах и Оленегорске состоялись в рамках проекта московского фонда «Таланты мира». Этот уникальный проект основан грузинским баритоном Давидом Гвинианидзе и вот уже одиннадцать лет дарит российской провинции возможность слышать лучшие голоса современной сцены.

Работают в фонде на износ. Сопрано центра оперного пения Галины Вишневской Вероника Погребная -Ляликова и приглашенные солисты Большого театра меццо-сопрано Элизабет Эннарис и бас Отар Кунчулиа в каждый из городов нашей области привезли особенную программу. В команде еще виртуозный аккомпаниатор Сергей Семенов и директор фонда Антон Новиков, которого артисты называют не иначе как своим ангелом-хранителем: все под контролем и всегда с улыбкой.

Отар к кочевой жизни привык - успел поработать в разных точках мира. Начал в Тбилисском оперном театре, где пел в «Севильском цирюльнике», «Дон Жуане», «Иоланте», «Евгении Онегине», «Макбете»... Преподавал в тбилисской консерватории, провел несколько лет в Европе, а последние пять лет - приглашенный солист Большого театра. Там у него «Царская невеста», «Турандот», «Набукко»... А еще он сотрудничает с различными театрами России.

- Есть любимые города. где я часто бываю - Калуга, Ульяновск, там друзья, там меня ждут, но в любом городе и на любом проекте у меня правило - выложиться абсолютно. Как в любви. После выступления даже огарка от меня не остается - весь сгораю. На что мы, грузины, любим детей - и своих, и чужих, и даже тех, которых по телевизору показывают, - но после спектакля у меня пару дней не хватает сил, чтоб даже с ребенком поговорить, - признается он.

Кунчулиа знает: его жизнь - голос, значит, ради голоса нужно приносить жертвы:

- Господь певцам дал сокровище, которое всегда с нами, его надо беречь. Накануне, а лучше дней за десять до выступления, исключается алкоголь, ну и с любимой нельзя общаться. Если хочешь достичь вершин, надо быть аскетом. Вот когда закончишь карьеру, тогда и позволишь себе все, что сможешь.

В разные годы его жизнь была связана не только с оперой, но и с эстрадой (пел в знаменитом «Орэро»), и с народным пением. Приехав из крошечного приморского городка Ланчхути в республиканскую столицу, поступил в училище, где народная грузинская песня была профильным предметом. Впрочем, она в Сакартвело вообще вторая религия. Недаром картвельское многоголосие было признано ЮНЕСКО мировым достоянием. Оно - древнейшее в мире.

- Если наша нация может чем-то гордиться кроме того, что ей десять тысяч лет, то - пением, - эмоционально уверяет мой собеседник. - Но я и русскую песню обожаю, у меня десятки песен в репертуаре. Она прекрасна. Вот почему нас так трогают Мусоргский, Глинка или Бородин? Потому что у их музыки народная основа. Знаете, когда начинается «Борис Годунов», в котором я занят в Большом, у меня все внутри переворачивается... Даже маму как-то спросил, нет ли в нашем роду русских - с чего бы еще такие ощущения? Но мама говорит, мы чистокровные грузины.

На родине Отар Кунчулиа в последнее время редкий гость. Смеясь, называет себя обрусевшим грузином - 34 года в Москве. В последний раз пел на грузинской сцене в прошлом году, на юбилее своего учителя Тенгиза Мушкудиани, великого баса. Еще одно из недавних выступлений состоялось в Тбилиси по трогательному и «очень грузинскому» поводу: Отар дал сольный концерт, посвященный 80-летию своей мамы.

Несмотря на то, что сам поет в Тбилиси редко, Кунчулиа не теряет связи с тамошней консерваторией и ее выпускниками. Этих молодых ребят он по мере сил поддерживает. Причина - не только знаменитая грузинская взаимовыручка, но и отличный уровень подготовки, который по-прежнему дают в Тбилиси.

- Грузия очень богата великими голосами, выдающимися, - с гордостью говорит Отар. - Мне Всевышний дал огромный бриллиант - голос, но весь мой талант блекнет в сравнении с молодыми ребятами, которые не сегодня-завтра станут звездами. Они поистине достойны мировой славы. Когда приезжают в Москву, с удовольствием занимаюсь с ними, даю рекомендации, звоню в театры, концертные организации - они родились для искусства, для музыки, их надо поддерживать!

Он рассказывает: несколько молодых вокалистов, поработав в Ла Скала, который, как и немецкие оперные театры, систематически «рекрутирует» грузинских певцов, разводили руками, мол, в Тбилисской консерватории бывали голоса и получше, чем те, что встретились в Италии. Это от природы, кроме того, в консерватории хорошая итальянская школа, которую внедрил Дмитрий Усатов - основатель консерватории и тот самый человек, что открыл миру Шаляпина.

Насчет последних скандалов, сотрясавших Большой театр, Кунчулиа говорит: то, что не все ладно в королевстве, было понятно давно, трения между персонажами, ставшими фигурантами громкого уголовного дела, давние. Уверяет: Цискаридзе «как грузин грузину» жаловался Отару - ждет не дождется, когда оставит сцену с ее склоками и уйдет в педагогическую работу.

- Театр - маленькое государство, - говорит Кунчулиа. - Трения есть всегда. И во внутренней конкуренции я смысла не вижу. У нас 10 басов, 10 теноров, 30 сопрано - кому-то нравится один, кому-то - другой. Все субъективно. Я, например, радуюсь, когда мой коллега-бас поет хорошо, горжусь. Только краснеть за коллег не люблю.

Беседовала Татьяна БРИЦКАЯ.

Опубликовано: Мурманский вестник от 25.12.2013

Назад к списку новостей

Еще по теме

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,814075,324179,547072,7227
Афиша недели
В жанре девяностых
Гороскоп на сегодня