05.04.2014 / Культура

Дамиан Йорио: «Если не рискуешь - ничего не будет!»

Он недавно подсчитал - с Россией уже почти 20 лет. Сам удивился - и подумать о таком не мог. Три четверти этого срока для англо-итальянца Дамиана Йорио связаны с Мурманском. В этом году его детищу - филармоническому оркестру - исполнится пятнадцать.

Правда, Дамиан уже несколько лет как оставил должность главного дирижера и успел с концертами объездить половину глобуса, но нет-нет да и вернется в Заполярье. Вот и завтра он снова на сцене - дирижирует на гала-концерте норвежских оперных солистов. Накануне он дал эксклюзивное интервью «Мурманскому вестнику».

Два мальчика вместе - это бардак!

- Дамиан, ты сейчас чувствуешь себя больше итальянцем или англичанином?

- Русским (смеется). На самом деле я человек мира и подолгу не задерживаюсь ни в одной стране. Несколько лет назад мы купили маленький домик под Миланом, там хорошо детям, не очень дорого и рядом аэропорт, что для меня важно. Но я не так уж часто бываю дома, почти все время работаю за границей. Сейчас, например, уже пять недель не был… Раньше еще больше ездил, сейчас не так: решил, что надо больше времени проводить с детьми. В Милане мы живем по двум причинам: солнце и вкусная еда. Иногда думаем, может, пора поменять все, но утром выходим в холл, из окна бьет солнце…. К тому же в Италии довольно дешевая жизнь, а в Лондоне ужасно дорого.

- Как дети?

- Не знаю, давно дома не был (хохочет). Наталья сейчас в Москве, она часто ездит по работе, и дедушке пришлось приехать из Мурманска, чтоб сидеть с детьми. Ведь мои родители в Лондоне. Дане сейчас семь, Николаю четыре. Старший играет на скрипке, младший - на виолончели. Ну и, конечно, оба умеют устроить дома бардак - два мальчика вместе это обязательно бардак! Характер? Ужасный! Наполовину русские, наполовину итальянцы - это кошмар! И только маленькая доза спокойной английской крови.

- Говорят по-русски?

- По-русски, по-английски, по-итальянски. Дома по-итальянски мы не говорим, хотя все его знаем, но на нем общаются в школе, так что Даня владеет им лучше меня. Я родным считаю английский. Ну и оба учатся музыке - это их четвертый язык.

- Талантливые?

- Да, есть способности. Николай очень талантлив. Они - четвертое поколение музыкантов в моей семье. И у них есть опыт - ходят на концерты, репетиции.

- Чем занимается Наталья?

- Я в этом ничего не понимаю, она работает в консалтинговой фирме, они сотрудничают с предприятиями, которые импортируют итальянские товары в Россию. Не спрашивай больше, потому что я не знаю ничего (смеется). В Италии сейчас нелегко с работой и в целом с экономикой. Хорошо только с туризмом и культурой. Они могут ничего не делать, а туристы все равно приедут. И это большая ошибка. Могли бы на туризме заработать гораздо больше, а вместо этого вкладывают в убыточное производство. Дают деньги - и ничего не получат взамен. Помпеи, Рим, Боттичелли, Верди, Россини - это все Италия, это самое красивое место в мире… Какая промышленность?! Культура, еда, вино, музеи, скульптура, музыка!

Цветок на грязной кухне

- Как ты принял решение учиться в России?

- Когда я учился на третьем курсе в Манчестере, к нам с мастер-классом приехал Илья Мусин. И - большая удача - я мог не только слушать его, но и сам для него дирижировал. Это было как религиозный опыт: облака расступились, и я вижу солнце! Потом у меня была аспирантура в Америке по классу скрипки, и я тогда понял, что хотел бы учиться только дирижированию и только в Петербурге. А на это нужны деньги. По конкурсу попал в оркестр Датского радио, работал там, раз в месяц ездил учиться к Мусину на 3-4 дня.

- Какие у тебя были представления о России тогда?

- Да никаких. Ни слова по-русски не знал. Но если не рискуешь, в жизни ничего не будет. Конечно, было страшно. 1996 год - это ведь совсем другая Россия, тяжелое время. Честно говоря, первые два года были ужасны.

- Что доставляло особый дискомфорт?

- Все! В России тогда все было некомфортно. Улицы, транспорт, туалет в консерватории. Но я знал свою цель, и все можно было перетерпеть. Но не всегда был рад лететь сюда. Ритм был такой: в четверг играл концерт в Копенгагене, садился в самолет, в 10 утра прилетал и сразу - в класс. Вечером к учителю, утром в оркестр, на следующий день к учителю домой, и ночью в самолет на Копенгаген. А утром в понедельник на работу. По-русски не говорил, все казались агрессивными, все непонятно. Помню, был голодный, хотел купить воду, шоколад и хлеб. Нашел эти слова в словаре и пошел. А магазин был старый, там в одном отделе шоколад, в другом вода, в третьем хлеб, платить надо в кассу и сказать кассиру, что в какой отдел пробиваешь. Я ничего не мог понять!

- Хотел все бросить?

- Через два года почти решил, что больше не вернусь. Депрессия, грязь, холод, сырость. Но я помню день, когда понял, что не брошу мою Россию. Я был в гостях у студентов в какой-то невозможной съемной квартире. В тот день у хозяев расцвел какой-то цветок, и они поставили его на стол в этой ужасной кухне, и все, кто был там, сбежались: «Ах, как красиво!». И я вдруг понял: когда все вокруг плохо, надо найти тепло внутри себя. Не важно, что вовне, потому что внутри есть тепло и красота.

Иностранец, дирижер, да еще и мужчина...

- Помнишь свое первое впечатление о Мурманске? Что показалось самым странным?

- Я знал Питер, Архангельск, Ярославль… По сравнению с ними Мурманск показался очень советским. Имею в виду архитектуру. Но важно то, что я чувствовал здесь от людей. Начиналось все тяжело: много работы и мало денег… Конечно, никто не верил, что оркестр получится. Но я же говорю, если не рискуешь, ничего не происходит. Здесь все рисковали. Друзья меня предупреждали, что в России везде обман и коррупция. Но именно здесь оказалось иначе. Я сразу понял: можно работать и что-то строить вместе. Рад, что после моего ухода оркестр продолжает развиваться, что спонсоры, которые начинали работать со мной, все еще поддерживают его. Значит, ставку делали не только на меня, но оценили потенциал коллектива.

- Испытывал трудности, сталкиваясь с русской ленью и необязательностью?

- Русские такие? Не согласен! Итальянцы еще хуже. Русский, если хочет что-то делать, сделает 200 процентов. А если не хочет - минус 200. Тут сложился круг людей, которые поняли, что могут вместе сделать, поверили друг другу.

- Ты осознаешь, что рождение оркестра повлияло на всю культурную жизнь Мурманска? Пошли проекты, гастроли, выставки…

- Да, мы стали катализатором. Публика была готова. Когда люди работают, у них должен быть выбор культурной жизни, занятия для души и для мозга. Мурманск не будет развиваться, если здесь не будет разнообразной культурной жизни. Людям нужно больше, чем кушать и спать. Да, мы - «культура» - не зарабатываем деньги, мы их используем. Но от нас совсем иная отдача. Подсчитано, что каждый евро, который инвестируют в культуру, приносит 1, 7 евро. Потому что люди, когда ходят на концерты, еще пьют кофе, идут в ресторан, живут в гостинице, ездят на такси - и весь город зарабатывает, это непрямая прибыль.

- Завтра оркестр аккомпанирует норвежским вокалистам. Дружбу с Норвежской оперой тоже завязал ты…

- Да это было очень интересно для меня - наладить отношения между вами и Скандинавией в культурной сфере. Я оказался в уникальной позиции - не русский, не норвежец. Иностранец. И я построил мост. Все поняли: о, этот человек может дать позитивный результат для обеих сторон. Норвежская опера важна и для вашей филармонии, и для норвежской дипломатии. Сейчас Мурманск ближе к Норвегии, потому что культуру использовали как клей, который соединил все.

- Расставаться с оркестром было трудно?

- Жизнь все время идет дальше, лучше остановиться, когда все хорошо, чем когда все будет плохо. Столько лет в Мурманске - кто бы мог подумать! Это были очень счастливые времена.

- Какие впечатления от первых репетиций в Мурманске после разлуки?

- Я не могу сравнивать с оркестрами Сан-Франциско или Лондонской филармонии, с которыми работал, - это лучшие коллективы мира, водить «Феррари» всегда приятно. Но здесь хорошие музыканты, и они дают сто процентов.

- В твою бытность в Мурманске за тобой толпами ходили девушки…

- Иностранец, дирижер, да еще и мужчина - что тут поделаешь (разводит руками)? Терпел!

Фото: Лев Федосеев
Татьяна БРИЦКАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 05.04.2014

Назад к списку новостей

Еще по теме

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,824477,383280,901174,8890
Афиша недели
Скандалы и разочарования
Гороскоп на сегодня