23.08.2014 / Культура

«Териберка Пикчерз» представляет...

Есть перечень того, что необходимо успеть сделать человеку за свою жизнь. Он состоит из ста пунктов. Один из них - снять свой фильм или сняться в кино. Думала, что такое счастье мне и не светит. Но судьба, похоже, распоряжается иначе. Несколько дней назад получила «ВКонтакте» приглашение от своего бывшего студента Юрия Грубника принять участие в съемках его новой - на сей раз полнометражной - картины «Северо-Юг». В достаточно большой и смыслово нагруженной роли матушки главного героя. Вдобавок деспотичной учительницы русского языка.

Два дня - ради приличия - отказывалась. На третий - из сильнейшего любопытства - согласилась.

Грета в песках

С понедельника начала прикидывать на себя образ незабвенной Греты Гарбо. А со вторника - понеслось «Мотор... Съемка!... Начали!»… Кто не слышал этих магических слов и не вздрагивал от удара хлопушки, производимого у вас перед носом невозмутимым помощником режиссера, тот и правда зря коптит небо.

Снимали в Териберке. И небо над ней было утром вторника более чем неприветливым. Дождило. В стороне погрохатывал гром. Исполнители главных ролей с долей обреченности поглядывали на мокрый прибрежный пляж. Предстояло снять финальную сцену фильма. Весьма брутальную и даже мистическую. Мне все происходящее почему-то живо напоминало заключительную сцену из горьковского «Челкаша». Двое молодых людей на повышенных тонах выясняют непростые лично-коммерческие отношения. Потом - драка. Потом - сплошная мистика териберского «гиблого места». Не имею права разглашать интригу сценария. Скажу только, что смотреть фильм Юрия Грубника молодым зрителям будет интересно, а взрослым - поучительно. Как поучительна история, произошедшая с Алексеем (А. Воронин) и его дружком - подельником Валерой (А. Мурашов), для прячущейся в прибрежных дюнах Татьяны Дмитриевны - моей героини.

В первый съемочный день у меня практически не было слов. Играть нужно было исключительно «глазами» и «ногами». Лавры Греты от таких режиссерских задач нисколько не страдали, напротив, расцветали полным кинематографическим цветом.

Но что это я все о себе да о себе?! Пора сказать и о самом замысле «Северо-Юга». Он прекрасно авантюристичен! Юрий Грубник - наш земляк и достаточно известный в молодежных кругах «креативщик» - решил снять художественную полнометражку. Силы и уверенность Юрию придают его самые близкие люди и верные друзья. В «Грубник-фильм» (Москва) в качестве оператора входит родной брат - Игорь Грубник, долгое время работавший оператором на «Арктик-ТВ». Главные роли должны были исполнять московские актеры. Но главгерой получил травму, и пару симпатичной москвичке Маше Коршуновой (роль Василисы) составил актер Мурманского драматического театра Алексей Воронин.

Иду по кладбищу, навстречу - жертва

Мурманск - родной для Юрия город, так что договориться о съемочных площадках - «без проблем». Проблемы финансовые, конечно, самые существенные. Но и тут «Грубник-фильм» надеется на поддержку друзей и сочувствующих. Открыт счет помощи проекту. Все, как в пословице: «С миру по нитке - голому рубаха».

Во вторник артисты, снимающиеся в основной пляжной сцене, действительно вымокли до нитки. Было немного забавно смотреть на то, как Грубник заботливо стряхивал сырой песок с катающегося в «страшных муках» по прибрежной зоне Алексея Мурашова - до последней песчинки! - и спокойно предлагал снять «еще один дубль». В итоге, когда я, отогревшаяся в свободное от своих сцен время в теплой машине, шла по хмурому териберскому кладбищу к месту съемок и встретила идущего мне навстречу измочаленного дракой, окровавленного Валерика (А. Мурашов), аж сердце дрогнуло. К тому же «кровавый грим» был безупречно натуралистичным. Впечатляло, что и говорить…

Но, пожалуй, самое сильное впечатление было у всей съемочной группы еще впереди. Мы добросовестно отсняли все плановые сцены. День клонился к вечеру. Думалось, что Териберка после звягинцевского «Левиафана» (а может быть, и после «Северо-Юга») станет местом кинематографического паломничества. То, что открывается на этом дальнем берегу Баренцева моря, просто не передать словами. Слюдой блестит закатное море. Зловеще высятся каменные наросты. Чахлые кустики травы, иван-чай, ромашка… Полностью разрушенное человеческое жилье. Полусожженные дома, ржавые искореженные остовы некогда престижных авто… Насколько хватает глаз - отмель пляжа. Отлив. Через какое-то время вода начнет поступать - затопит место съемок, скроет все следы.

Водка, дыня и мотор

Териберка - особое место. Мысль о сталкеровской зоне приходит на ум сама собой. По дороге туда, обсуждая коллизии сценария, говорили о том, что герой сталкивается с некой превышающей его разумение силой. Она-то и приводит его на край земли - и удерживает, и губит, и воскрешает… Социальные мотивы в фильме должны перекрещиваться с инфернальными. Юрий Грубник настроен чуть-чуть мистически. И разного рода «странности» связывает с поведением своей машины. Когда приехали на место - перестали слушаться дверцы: открывалась только одна сторона. Время уезжать - и… Да! Полностью заглох мотор. Ни с места!

И вот тут сработал принцип стечения обстоятельств. Еще во время съемок на пляже нашу группу застукали аборигены на мощном «уазике». Вдоволь нашутились они над московскими кинематографистами, предложили примкнуть к их веселой компании… Ребята вежливо отказались. Хорошо хоть обменялись мобильными телефонами. Ведь компания в «уазике» - единственные знакомцы в Териберке. Надо признать, мужская солидарность сработала. С нашей видавшей виды старенькой «Ладой» энергичные териберчане возились более трех часов! И на трос цепляли, и умельцев со всего поселка собирали, и водочкой с дыней силы замерзших артистов поддерживали, и анекдоты травили…

Мотор упрямился: не одно, так другое. В какой-то момент показалось, что мы уже никогда не уедем из Териберки. И мне просто судьбой предназначено созерцать красоты здешних мест. Особенно впечатлял черный в полоску сарай с амбарным замком на дощатой двери. Над дверью - российский флаг. Чуть выше вывеска: «Женская обувь».

Местные жители взбодрились от происходящей на их глазах затянувшейся сцены починки автомобиля. Вспоминали съемки «Левиафана» в недавнем прошлом. А я вспоминала… раннее детство. Мы с бабушкой едем на поезде в Архангельск к тете Нюре. Поезд останавливается на узловой станции Обозерская. И стоит там по расписанию часов шесть, если не восемь. Мне, шестилетней, впервой видеть поселковую жизнь. Маленькие деревянные домики, сельпо, бегающие мальчишки с собаками, лузгающие семечки на завалинках кумушки.

Териберка на секунду показалась заколдованным местом, омутом экзистенциальной тоски… Но! Чудо иногда происходит. Чаще всего оно рукотворно. Очередной мастер «дунул, плюнул» - и мотор машины Юрия Грубника заработал. Признаюсь, я заранее малодушно пересела в новенькую иномарку оператора Игоря. Доехали до Мурманска уже без проблем…

А съемки-то продолжаются! Ждите кино, земляки. Студия «Грубник-фильм» постарается вас не разочаровать.

Фото:
Фото Елизаветы Подольской.
Фото: Лев Федосеев
Фото:
Фото Елизаветы Подольской.
Фото:
Фото Елизаветы Подольской.
Людмила ИВАНОВА, Териберка - Мурманск

Опубликовано: Мурманский вестник от 23.08.2014

Назад к списку новостей

Еще по теме

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,875776,184879,000772,9161
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня