13.12.2014 / Культура

Алиса Фрейндлих: «Мой горизонтально-вертикальный театр»

Фото с сайта www.liveinternet.ru

В Санкт-Петербургском мемориальном музее-квартире актеров Самойловых открылась уникальная выставка «Театральные династии. Фрейндлих». Это событие стало одним из звеньев в цепи событий, посвященных юбилею (невозможно поверить, но этой обворожительной женщине 8 декабря исполнилось 80!) народной артистки СССР Алисе Бруновне Фрейндлих. Алиса Бруновна пришла на выставку со своей дочерью, актрисой и ТВ-ведущей Варварой Владимировой, сводной сестрой Ириной Бруновной, внучатой племянницей Настей и с очаровательной внучкой Анной Тарасовой. Приятно было видеть столь дружное семейство, пять лет назад пережившее страшную трагедию (супруг Вари и отец Ани, крупный российский политик и бизнесмен Сергей Тарасов в 2009 году погиб во время подрыва поезда «Невский экспресс»).

- Алиса Бруновна, ваш отец, Бруно Артурович, легенда Пушкинского театра (Александринки), отдал театральному искусству больше полувека... А другие ваши родственники какие таланты в себе обнаружили?

- Бабушка с дедушкой пели в церковном хоре, играли на скрипке, сестра моего отца - Цецилия Фрейндлих - была оперной певицей (меццо-сопрано), ее муж Ираклий Сулханишвили - тенором, он окончил Ленинградскую консерваторию. Даже те, кто не пошел в актеры и музыканты, были творческими в своей профессии, а в свободное время пели, танцевали, читали стихи.

- В первом зале на выставке «Театральные династии. Фрейндлих» привлекли внимание ваши школьные тетрадки, ученицы 9в класса 239-й школы Центрального района города Ленинграда, ваш диплом с отличием (единственная четверка - по политэкономии!) об окончании Ленинградского Государственного Театрального института. А вам самой какая реликвия больше всего дорога?

- Стеклянный шар с монограммой «AZ» (первые буквы имени и фамилии Артур Зейтц). Это настоящая семейная реликвия, оберегаемая многими поколениями. Ведь мои предки были стеклодувами. Дорог мне и каждый сценический костюм из спектаклей моего отца и моих собственных. Афиши и фотографии сцен из наших лучших спектаклей тоже могут многое рассказать. Но, поймите, мне трудно говорить о выставке - это же моя жизнь (актриса очень волновалась, в кулуарной беседе, отметив удачную прическу дочери, посетовала, что сама не успела в салон красоты, что и немудрено, потому что Алиса Бруновна и поныне вся в работе, и не только получает одну театральную премию за другой, но и активно гастролирует по белу свету, меньше года назад выпустила премьеру - спектакль «Алиса». - Прим. авт.)

Друзья мои, мы прожили целую жизнь. И дело не в юбилеях, не в цифрах, количестве лет и зим. И, знаете, чего бы мне больше всего в настоящий момент хотелось? Чтобы сегодняшний театр, как и театр молодости моей, молодости очень многих, театр наших надежд, не ограничивался одной горизонталью. Пусть всегда, и в сегодняшнем театре тоже, присутствует вертикаль. В точке пересечения горизонтали и вертикали спектакля рождается истина. Мне уже не удастся этому способствовать, но искренне я желаю, чтобы это было так.

- Алиса Бруновна, на выставке и в обычной жизни вы продолжаете собирать коллекцию комплиментов. Вот и я говорю вам многие годы: вы потрясающе выглядите! Наверняка что-то делаете с собой «такое», что позволяет вам сохранить молодость!

- Кручусь как белка в колесе, пятнадцати минут не могу найти не только для какой-нибудь новомодной гимнастики - для элементарной зарядки. Я не могу назвать себя человеком большой воли. Она у меня избирательна: на что-то меня хватает, а взяться за что-то другое, порой не менее важное, сил и терпения уже недостает. Но я честно стараюсь подчинять свои поступки какой-то логике, что далеко не всегда получается. С удовольствием выхожу на сцену в спектакле «Уроки танго и любви» вместе со своей дочерью Варварой. Мне вообще нравится быть, играть, жить рядом с молодыми. Часто говорю им: чтобы стать настоящим актером, нужна страсть. Но сама я не гожусь в педагоги.

- Не так давно в Петербург впервые приезжал французский писатель, философ Эрик-Эммануэль Шмитт. Вы встретились с ним и подарили гостю видеодиск с записью одной из ваших лучших работ - моноспектакля «Оскар и Розовая дама», высокой трагедии, где вы сыграли неизлечимо больного мальчика Оскара и сиделку по имени Розовая дама. В ответ драматург подарил вам роскошный букет. Какие чувства вы тогда испытали?

- Те, о которых я рассказала во время той памятной встречи. Меня переполняла любовь, когда я играла в этом спектакле. Я испытала невероятное счастье, и это состояние длилось шесть лет, как и спектакль Театра имени Ленсовета. Надо совсем сойти с ума (смеется), чтобы в моем возрасте начать играть мальчика, но мы с Владиславом Борисовичем Пази (этот спектакль стал лебединой песней режиссера, что внезапно ушел из жизни в свои 61. - Прим. авт.) придумали такой ход: Розовая дама начинает вспоминать Оскара. В том удивительном спектакле я могла быть смешной, забавной, выдумывать всякие штучки...

- Интересно, какая вы бабушка?

- Ради них троих - Вари, Ани, Пети - я могла бы в горящую избу войти. Они - мое суммированное дитя (улыбается).

- При такой невероятной востребованности и занятости что-то успеваете смотреть по ТВ?

- Информационные программы. Развлекательные - уже нет. Жалею, что практически исчез с ТВ-пространства жанр телевизионного театра.

- Правда, что, прожив такую сложную и красивую жизнь, вы до сих пор верите в приметы?

- Если что-то забуду и вернусь, день точно не задастся. Черную кошку точно пережду. Неровен час выскользнет из рук сценарий с ролью (старинная актерская примета!), на листочки эти надо сесть, даже если это случилось не в репетиционном классе, а в проливной дождь (улыбается).

Михаил САДЧИКОВ, Татьяна МИРОНЕНКО

Опубликовано: Мурманский вестник от 13.12.2014

Назад к списку новостей

Еще по теме

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,306575,370279,455172,7763
Афиша недели
В жанре девяностых
Гороскоп на сегодня