13.02.2016 / Культура

За снегом - зимой

Фото: Лев Федосеев

Думал ли мурманчанин Василий Рябков, что поучаствует на одной выставке с Йоко Оно! Однако на Баренц-спектакле в норвежском Киркенесе и не такое возможно.

Фестиваль, ставший за несколько лет культурным брендом приграничья, когда-то придумали подруги - бывшие россиянки. Сейчас среди многочисленных арт-событий Северной Норвегии Баренц-спектакль стоит особняком. Ведь на нем равноправно звучат голоса как скандинавов, так и россиян.

Например, роскошную церемонию открытия готовили сообща, начинал действо мурманский ансамбль барабанщиков «Драм-там-там». Они играли на морском берегу в сумерках, на фоне трех колоссальных движущихся деревянных скульптур оленей. Барабанщики, ходулисты в костюмах снежных див, саамский хор, экзотические музыкальные инструменты - как у нас на снимке...

В кульминационный момент шоу по специальным туго натянутым тросам, которые, казалось, держали деревянные конструкции и делали их управляемыми, к бокам гигантских оленей побежали языки пламени. Несколько секунд - и многометровые животные стали огненными. Они полыхали на фоне черного ночного неба, черной воды и белого снега, а из динамиков лились поочередно то католический хорал, то возгласы муэдзина, то успокаивающие затрепетавшую душу саамские йойки.

Какой бы веры и традиции мы ни держались, пожар приходит в каждый дом. И только вместе мы можем спастись. Такой вывод из увиденного - лишь одна из возможных интерпретаций. Можно взглянуть и по-иному. Если не сгорит старое, не построишь нового. А кто-то увидит в этом плач о чистой северной природе, которую безжалостно побеждает цивилизация, побеждает, пока не пожрет сама себя.

- Мы готовили церемонию открытия с октября. Двадцатиминутное шоу потребовало четырех месяцев работы, - говорит Майкл Миллер, пресс-секретарь фестиваля. - В самом показе задействовали 50 волонтеров.

Волонтеры, как на всяком норвежском культурном событии, - это костяк фестиваля, его команда. Среди них немало россиян, специально приехавших поработать на Баренц-спектакле. В Киркенесе и так русская речь не диковинка, а тут городок и вовсе оказался оккупирован нашими соотечественниками.

Например, Нина, которая проводила для нас с коллегой экскурсию по выставке со звучным названием «Возвращение Красной армии», - из Архангельска. Весьма серьезно показывает нам курьезные арт-объекты, вроде накрытой полотнищем ткани фотографии, чтобы рассмотреть ее, нужно поползать по полу под этой тряпочкой. Метафора в том, что человек не может увидеть явление целиком, поле зрения слишком ограниченно.

Тема выставочного проекта серьезная: осмысление Второй мировой, того, как она изменила сознание европейцев, как присутствует в нем до сих пор. Большого выставочного зала в Киркенесе нет, и передвижная экспозиция, приехавшая из Тромсё, разместилась в помещениях бывшего магазина «Куп», хорошо знакомого часто путешествующим в Норвегию россиянам. «Куп» закрылся, и культура потребления уступила культуре в широком смысле. Впору вспомнить, что и в Мурманске художественный музей потеснил когда-то магазин...

Перестраивать пространство норвежцы не стали, и концептуальное искусство весьма удачно разместилось в торговом зале, подсобках и бывших холодильных камерах. Там-то мы и встретили Василия. Правда, на выставке Рябков участвует лишь как модель - вместе с другими заполярными реконструкторами позировал фотографу Ивану Галузину в костюмах красноармейцев.

Но и Йоко Оно, имя которой мы увидели на афише, участвует, скажем так, частично. Проекту от нее достался голос. В экспозиции можно найти компакт-диск Йоко с авторской записью ее рассказа о двух мальчишках, переживших ленинградскую блокаду.

На Баренц-спектакле большая ниша отведена России, немудрено, что «русский вопрос» дебатируется и на многочисленных дискуссиях. На одной из них выступил наш коллега, журналист «Большого радио» Андрей Привалихин. Речь шла об информационной войне между странами-соседками. Впрочем, Андрей быстро убедил норвежских оппонентов, что никакой войны нет, а подходы к журналистике по обе стороны границы почти тождественны:

- В России если случается что-то хорошее, говорят, что это благодаря Путину, а если плохое - виноват Обама. А у вас существует известное правило из двух пунктов: первый - «В России все плохо», второй - «Смотри пункт первый», - пошутил Андрей. А всерьез настойчиво просил не путать журналистов и пропагандистов: хватает и тех, и других. Только это разные профессии. Пропагандист - действительно солдат информационной войны. Но журналист - никогда.

На многочисленных площадках Баренц-спектакля поднимаются важные вопросы политики и экономики. Но - примета фестиваля - говорить о них стараются без лишнего пафоса. Например, представитель «Снежного отеля» Грюндер Коре Таннвик, выступая на Киркенесской конференции, заговорил о диверсификации экономики Арктики, но заговорил об этом так, что заставил даже гуманитариев поверить: это крайне занимательно! Ведь господин Таннвик сообщил, что в скором времени на смену нефти придет... снег! Ведь состоятельные туристы со всего мира едут к нему пожить в доме, сделанном изо льда. Как говорится, за снегом зимой.

Что ж, россияне тоже кое-что знают про такой бизнес - вспомните «Снежную деревню» под Кировском. Может, пока шельфовые проекты остаются проектами, пора зарабатывать на снеге зимой?..

Анна ЧАНТУРИА, Киркенес

Опубликовано: Мурманский вестник от 13.02.2016

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
57,470667,556771,867970,1023
Афиша недели
Конец света на любой вкус
Гороскоп на сегодня