27.02.2016 / Культура

С Маяковским вместо топлива

Из автобиографии

Из бабушек с нами жила Елизавета Фоминична (баба Лиза), мать отца. Я был ее любимцем. Сама бабушка была непоседа или - нужда заставляла, но с самых малых годов я помню себя с нею в лодке, в лесу, на болотах, на пожнях (еще до покоса), во всем поэтому, когда она умерла (в январе 1947 года), я уже прекрасно знал ближние и дальние окрестности: леса, болота, пожни и все, что есть в них. Видимо, это уже ценилось - из шестого класса, из Каменки, я вызывался председателем, чтобы найти и поймать коней, совсем одичавших за лето. Вообще, за время учебы в 5-7 классах (после четвертого год пропустил) светлыми местами в жизни были только каникулы да многие-многие прогулы - убегал домой. Домой - всегда пешком (40 км с гаком), обратно - всегда ждал попутья, хоть до четверга. В шестом классе которую-то четверть вообще не учился - гуляла скарлатина. Вижу, что к кому-то идет фельдшер, сразу же за ним, тут же хватали за плечо и на карантин. А мне только то и надо было, тут же на лыжи и домой. Голодно было и тоскливо.

Если спросить, когда я начал писать, я бы сказал - в шестом классе - в осеннюю распуту, когда не мог удрать домой. Задали сочинение «Один день каникул». Помню, что сидел в школе на втором этаже в физическом классе, глядел в домашнюю сторону и сквозь слезы писал, чем пахнет семженский лес в начале мая… Через день учитель долго держал в углу, требовал признаться, откуда списал, а потом поставил единицу.

…Стихов я довольно и очень разных знал на память еще в школе, притом любил стихи, как и песни, «подлиннее». Уже в шестом классе стихов хватало, чтобы читать, не повторяясь, все сорок километров от Каменки до Семжи, и песен, чтобы хватило на обратную дорогу, на возу. Высчитал, что, читая Маяковского, добежишь до Семжи на час быстрее, чем читая Некрасова… Песни любил с малолетства, и пел много сам в лесу или где, а зимой, бывало, и дома. И в Каменке в пятом классе осенью, еще по воде, месяца два жил в портовом доме у Дерягиных, где почти каждый вечер собирались молодые бабы-грузчицы и пели: «Запой, Виталя!» - и я запевал с печки. У них любимой песней была «У Муромской дорожки», правда, они пели «У Мурманской дорожки». Бабы бывали и выпивши и, порой, матюкались, но меня не смущало, они пели, и я их любил и до сих пор за версту со всеми здороваюсь.

Ленинград, 18 декабря 1977 года.

Виталий МАСЛОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 27.02.2016

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
57,272167,357772,075770,1675
Афиша недели
Конец света на любой вкус
Гороскоп на сегодня