10.08.2016 / Культура

Русская песня звучала с драккара

В норвежском Вардё прошел традиционный Поморский фестиваль

Фото: Игорь Аристов
«Драккар/Левиафан».

- Надень куртку! На дворе ведь не май, а июль, - сказала переводчица из Архангельска Юлия своему восьмилетнему сынишке, когда наша делегация собиралась на экскурсию по Вардё.

Реплика заставила улыбнуться, и на прогулку по небольшому островному городку, соединенному с материком проложенным под проливом трехкилометровым тоннелем, мы отправились с хорошим настроением. Действительно, норвежская земля встретила нас поистине северной погодой - пасмурным небом, холодным ветром и моросящим дождем. Однако впечатлений от поездки это нисколько не испортило.

Нет разрухи в головах

Танцы Поморья на норвежской земле.

Торжок в Хамнинберге.

Мемориал жертвам охоты на ведьм.

Поморский крест на русском кладбище.

«Король Харальд» входит в порт.

Квартет Якоба Миккельсена.

Крепость Вардёхус.

Театр «Змей радуга».

- У нас по сравнению с другими коммунами живется плохо, - посетовала активистка общества норвежско-российской дружбы «NoRu» Гюннель Шмидт, у которой мы, мурманчане, североморцы и архангелогородцы, квартировали. - Лет 20 назад государство отказалось субсидировать маленькие рыбоперерабатывающие предприятия. Большинство из них разорилось, люди стали уезжать в поисках работы в другие места, оставив свои дома.

Впрочем, на взгляд Вардё не произвел впечатление городка, находящегося в упадке. Как и в других скандинавских местечках, глаз радовали аккуратные улочки с разноцветными, словно игрушечными, деревянными домиками. В порту у причалов толпились небольшие рыбацкие суденышки. А пристроенный прямо к ратуше Гласс-хаус (Стеклянный дом) с бассейном, спортивными и концертным залами и вовсе восхитил.

Глава Вардё Роберт Йенсен во время приема вручил нам гостинец - сушеную треску. А затем предложил осмотреть культурно-досуговый центр изнутри.

- За последние годы население коммуны существенно сократилось. Пенсионеров больше, чем молодежи. Люди работают в основном в бюджетной сфере. А Гласс-хaус возвели два года назад, - сообщил он.

Что ж, ситуация до боли знакома. Вот только внешних ее проявлений еще поискать.

Позже, прогулявшись по порту, мы все же наткнулись на пустующие более десяти лет цеха рыбоперерабатывающих предприятий. Однако на заброшенные они не очень походили. Все окна целы, внутри никакого мусора. Оборудование на месте, ничего не разграблено. При этом - никакой охраны. Возникло ощущение, что работники совсем недавно куда-то ушли. Да и у причалов пахнет рыбой, которую доставляют на берег промысловики. Сначала ее хранят в морозильниках, потом фургонами отвозят на фабрику в соседний Бостфьорд.

Нашли мы и заброшенные дома. Отличить их от жилых можно, но не сразу. Только по зарослям травы у крылечек или же отсутствию занавесок на окнах удалось определить, что хозяева покинули родные места надолго. Общий вид улиц оставленные дома нисколько не портят. К тому же многие из них украшены мастерски сделанными граффити.

В общем, признаки экономического спада видны, но не случилось самого печального - не наступила разруха в головах...

Лебедка на эмблеме

Вот уже 24 года подряд в Вардё при поддержке Баренц-секретариата устраивается Поморский фестиваль. В конце июля сюда приезжают гости из города-побратима Архангельска, а также других уголков Русского Севера.

На эмблеме фестиваля красуется старинная лебедка, которая использовалась в портах для выгрузки судов. Издревле поморы торговали с норвежцами. Наши купцы привозили древесину, муку, крупы и другие товары и меняли их на рыбу. Пик взаимовыгодного сотрудничества пришелся на конец ХIХ - начало ХХ века.

Одно из его свидетельств - русское кладбище в Вардё, где похоронены те, кто скончался здесь, на чужбине, или во время морского перехода. Надгробия не сохранились, однако, присмотревшись, можно разглядеть в траве могильные холмики. В 2011 году власти города установили рядом с погостом большой поморский крест.

В нынешнее время обмен все же больше культурный, нежели коммерческий. В рамках фестиваля прошли концерты, выставки, семинары, дружеские встречи, однако без ярмарки не обошлось. Как и встарь, она стала важным местом общения. На прилавках у русских и норвежских торговцев различная обувь из валяной шерсти, коврики из нее же с изображениями оленей и северного сияния, вязаная одежда - свитера, кофты, варежки, шапочки, мед, берестяные туески, козули и другие сувениры. Есть и китайский ширпотреб - куда ж нынче без него. Жару во всех смыслах на ярмарке добавил уличный театр из Северодвинска «Змей Радуга». Его номера сочетали в себе народные танцы с цирковым огненным представлением.

В Вардё имеется Поморский музей. Основная тематика экспозиций - контакты между русскими и норвежцами на стыке двух предыдущих столетий. Они тогда вели переговоры на особой смеси двух языков, которую поморы называли «твоя-по-моя». Кстати, в стенах учреждения во время фестиваля прошли мастер-классы по плетению из бересты, росписи козуль и деревянных изделий. Здесь же демонстрировалась одна из техник деревянного зодчества - распил зажатого в большом станке бревна на доски специальной двуручной пилой. Стоит добавить, что праздник проходил не только в Вардё, но и в окрестных селениях Хамнинберге и Киберге. Так что великий и могучий звучал повсюду, как и наши мелодии - «Калинка», «Катюша», «Подмосковные вечера». Они по душе норвежским музыкантам.

Местные власти уделяют большое внимание туризму. Не только в фестивальные, но и в обычные дни сюда приезжают гости из разных концов планеты, для которых постоянно устраиваются экскурсии, благо достопримечательностей тут немало. В их числе Музей жертв охоты на ведьм. Он представляет собой вытянутую вдоль берега деревянную галерею. В ХVII веке в здешних краях в колдовстве обвиняли гадалок, ворожей, знахарей, как женщин, так и мужчин. На стенах узкого темного коридора можно прочесть выписки из приговоров и узнать, кто в чем обвинялся. Шансов оправдаться и сохранить жизнь у подозреваемых не было. Имел человек связь с дьяволом или нет, проверяли без затей: сбрасывали со скалы в море. Если тонул, то суд признавал, что вышла ошибочка, а если выплывал, значит, помогла нечистая сила, и бедолагу отправляли на костер. Как упомянул гид, с 1621-го по 1692-й в Вардё заживо сожгли около сотни человек. В большинстве случаев считалось, что они имели свидание с дьяволом на «ведьминой горе» Домен. Теперь рядом с музеем, на месте, где проходили казни, установлен мемориал невинно погибшим. Это небольшой павильон со стенами из черного стекла. Внутри стул. Из него вырываются языки пламени, которые отражаются в семи овальных зеркалах.

Кому интересна военная история, тех ждет старинная крепость Вардёхус. Она возвышается над морем уже более семисот лет и, разумеется, многократно перестраивалась. Последний раз в 1734 - 1738 годах, после чего сооружение обрело форму восьмиконечной звезды. В начале ХIV века ее возвели на всякий пожарный - для защиты здешних земель от новгородцев. Но конфликты в основном происходили на Балтике, а на берегу Баренцева моря было все спокойно. Поэтому она долгое время служила тюрьмой.

Когда Норвегию оккупировала гитлеровская Германия, Вардёхус не стал Брестской крепостью. Нацисты довольно быстро заняли его и водрузили свой флаг. Однако гарнизон несколько раз его спускал и поднимал норвежский стяг. Жители очень гордятся этим фактом в истории своего города.

- Харальд!

Этим возгласом был прерван совместный концерт музыкантов из Архангельска и шведского Мальмё, который демократично проходил в фойе Гласс-хауса. Публика вскочила со своих мест и устремила взоры на огромное панорамное окно с прекрасным видом на набережную. Некоторые достали мобильные телефоны, планшеты и принялись снимать. Не удержались и музыканты. Сделав паузу в выступлении, они также принялись следить за тем, как красавец «Король Харальд» заходит в порт. Поразили не только размеры грузопассажирского парома, но и то, с какой легкостью эта громадина зашла в тесно набитую рыбацкими суденышками бухту и, спокойно развернувшись, пришвартовалась к причалу.

Основная часть пассажиров - туристы. Они спустились на пристань и отправились на экскурсию по городу. Стоянка - один час. За это время любой желающий может подняться на борт прогуляться по парому, предъявив паспорт и получив гостевую карту. Местные очень любят заглянуть в ресторанчик судна, чтобы заказать там чашечку кофе.

Пароходы компании «Хуртигрутен» выполняют регулярные перевозки вдоль норвежского побережья с 1893 года. Теперь они курсируют по маршруту Берген - Киркенес, а также совершают рейсы на Шпицберген. Кстати, в конце ХIХ - начале ХХ веков действовала пассажирская линия Вардё - Архангельск. В Поморском музее хранится расписание, датированное 1895 годом. Приятно было увидеть в нем родные названия пунктов захода: Порт-Владимир, Териберка, Печенга, Кола, Иоканьга...

«Левиафан», но не наш

Открытие арт-объекта «Драккар/Левиафан» стало, пожалуй, главным событием фестиваля в Вардё. Накануне в Поморском музее состоялся показ знаменитого фильма режиссера Андрея Звягинцева, снятого в наших Териберке и Кировске.

Деревянную инсталляцию художника Александра Менухова северодвинские мастера соорудили на продуваемом всеми ветрами мысу в проливе Бюссе, отделяющем островной городок от материка. Она представляет собой останки корабля викингов и мифического чудовища. Во время торжественной церемонии о нос драккара была символически разбита бутылка шампанского. Затем на него поднялся с баяном уроженец Киберга Якоб Миккельсен, чьи предки были в годы Второй мировой партизанами. Он растянул меха, и зазвучала мелодия «Прощайте, скалистые горы». Подхватив ее, гости из России исполнили песню хором.

- Пролив называется Бюссе и переводится как «большой корабль», - пояснил инициатор создания инсталляции, руководитель проекта «Тайбола» Илья Кузубов. - Оно зафиксировано в одной из британских летописей, в которой рассказывается о том, как викинги грабили Англию. Арт-объект объединил в себе историю и древнюю мифологию. Уверен, он станет еще одной достопримечательностью Вардё.

На мое замечание о том, что подобную инсталляцию уместнее было бы возвести на песчаном пляже в Териберке, Кузубов развел руками:

- Изначально так и планировалось, но в Интернете было много отрицательных отзывов от териберчан. Впрочем, не исключено, что через какое-то время мы снова к этому вернемся.

Эх, дорожка фронтовая...

Большой праздник завершился маршем по окрестностям Киберга. Именно это селение в годы Второй мировой войны являлось важным центром партизанского движения. Но одновременно здесь находился созданный оккупантами лагерь советских военнопленных.

- Мы помним тех, кто отстаивал независимость Норвегии и поэтому каждый год устраиваем Поморский марш, ведь наши народы вместе боролись с фашизмом, - отметил заведующий Партизанским музеем в Киберге Стейнар Брок Йенсен.

На выбор предлагалось два маршрута - протяженностью 5 и 10 километров. Мурманчане, североморцы, архангелогородцы, северодвинцы и нарьянмарцы вместе с норвежскими друзьями прошли по пролегавшим через сопки фронтовым дорогам. Рядом с Кибергом дислоцировалась береговая артиллерийская батарея. Она охраняла подступы к Вардё. Видя вырубленные в гранитных скалах укрепления, понимаешь, насколько тщательно немцы готовились к войне с Советским Союзом. У них даже имелась пушка «Аврора», которая стреляла в небо световым снарядом, из-за чего ночью становилось светло, как днем.

Большинство выбрало длинный маршрут. Однако дорога таковой не показалась, поскольку по пути было куда заглянуть. Стартовав утром, к обеду все вернулись в Киберг. По окончании марша все участники получили памятные медали, а в школе их ждал вкусный горячий суп из сушеной трески.

Игорь АРИСТОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 10.08.2016

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
59,140969,431474,715372,8929
Афиша недели
Старые сказки на новый лад
Гороскоп на сегодня