В этом году мурманскому клубу художественной росписи исполняется 20 лет. Клуб создан в феврале 1999 года и работает в отделе народного искусства и ремесел областного художественного музея.

Многие годы им руководит Татьяна Трыханкина. Когда-то она десять дней обучалась этому ремеслу, а потом с однокурсницей Аллой Кострикиной и основали клуб. Так вместе и продолжают работать, осваивают все новые и новые виды росписи, изучают их историю. Костяк клуба - человек 15, но приходят и новенькие. Возраст - от 40 до 80 лет.

Характерно, что, освоив один вид росписи, мастерицы на этом не останавливаются, изучают и другие. А их очень много, некоторые еще и подвиды имеют. Одних только северодвинских - 13! Среди них, кстати, загадочная мезенская. В чем загадка? В происхождении.

...И изящная роспись каждой бусинки.

- Откуда она взялась, как появилась на севере России, никто не знает, хотя головы над этой проблемой ломают, - рассказывает Татьяна Трыханкина и обращает мое внимание на работы, выполненные мезенской росписью. Что напоминает мне рисунок? Смотрю и сразу говорю - Египет. Орнамент схож с египетскими иероглифами: та же угловатость изображаемых фигур - коней, оленей, птиц, графичность.

- Ну, что-то похожее, - смеется Татьяна Трыханкина. - Только где Мезень, а где Египет? До сих пор не прекращаются споры, откуда пошел мезенский феномен.

Рассказывая об одноклубницах, Татьяна отмечает их талант не только в росписи, но и в других видах творчества. Танцуют, поют, шьют кукол, вышивают, занимаются бисероплетением, флористикой. Стихи пишут!

Вот, например, строки Трыханкиной, посвященные ее увлечению: «Коль возьмемся мы за дело, расписать сумеем смело всё - от ложки до заборов. И без всяких разговоров!».

Кстати, если бы хоть один забор в Мурманске оказался разрисованным в стиле гжель, хохломском, или мезенском и так далее, думаю, люди только и делали, что ходили бы вокруг да любовались. И объявления бы никто не посмел приклеить на яркие, радующие глаз и греющие душу росписи.

Так же и с кухонными разделочными досками, которые традиционно расписывают мастера. Ну, кто, скажем, будет резать мясо или строгать огурчики на доске, где такая красота наворочена, что хочется повесить ее на стенку и любоваться? А для хозяйственных нужд можно использовать что-нибудь попроще.

Вот поэтому у нас кухонные доски и висят в музеях как художественные ценности. Увидеть их можно в эти дни в отделе Мурманского областного художественного музея «Культурно-выставочный центр Русского музея» на Перовской, 3. Там в одном из залов размещены работы мастеров клуба художественной росписи. Выставка организована как раз к 20-летию клуба. И такая она получилась яркая, радостная, вдохновенная, что у посетителей сразу поднимается настроение.

Чаепитие с хохломой.

Поневоле обращаешь внимание на работы Ларисы Седых - несколько ее панно с хохломской росписью. Рисунок завораживает, кружит голову золотым, красным, черным цветом. Или работы, выполненные в борецкой и городецкой традициях, - не просто красивые, а очень красивые!

- Лариса занимается у нас всего два года, но достигла больших успехов. И если раньше мы ей говорили с поощрением: «Лариса, ты скоро нас догонишь», то теперь говорим с восхищением: «Лариса, ты уже нас

перегнала, обошла многих мастеров», - рассказывает Татьяна Григорьевна.

Вот радостные петушки - задорные, боевые - Аллы Кострикиной. Тщательно расписанные бусы, броши, расчески, шкатулочки Татьяны Молоковой. Кухонные лопатки, исполненные Татьяной Блиновой в разных видах росписи, - здесь и гжель, и городецкая, и пермогорская, мезенская, хохломская верховая, хохломская фоновая.

Вот интересная роспись самой Татьяны Трыханкиной. Вроде хохлома, но почему зеленая?

- Такая роспись, называется «Ландыши для Зыкиной», - рассказывает автор. - Людмила Зыкина очень любила ландыши, и когда одна художница решила подарить ей хохломскую роспись с ее любимыми цветками, то поняла, что ландыш на традиционный черный цвет не ложится, и тогда она добавила новаторский зеленый.

Вот и у Трыханкиной - вроде хохлома, а зеленая с золотом, и чуть белая, и лишь совсем чуть-чуть черная. И сразу повеяло весенней свежестью, и даже, показалось, ландышами запахло.

И такое волшебное впечатление производит вся выставка. Каждая работа, каждый мастер чем-то радует. А посмотришь на стены в целом - то красным полыхнет, то синью ослепит, то зелень веселит, то желтым озарит. Очень полезно для глаз, для души, для настроения такое цветовое пиршество.