После концерта в гримерке дирижер и композитор Рагнар Расмуссен достал из портфеля планшет и показал мне на экране черно-белую фотографию. На ней - горящий осенью 1944 года городок Вардё, снятый панорамой с моря. Уходя из Северной Норвегии, гитлеровцы применяли тактику выжженной земли.

- Вот здесь, - показал дирижер на левый угол снимка, - жила моя бабушка. А вот сюда, - палец переместился в правый угол, - она послала за молоком моего будущего папу. Ему было тогда семь лет. И тут началась бомбежка, все горело. Бабушка буквально поседела, пока нашла мальчика. Но два дня назад мой 82-летний папа присутствовал на исполнении «Партизанского реквиема» в Киркенесе...

В буквальном смысле реквием

Быть может, поэтому вступительная оркестровая сюита, собственноручно написанная к реквиему Рагнаром Расмуссеном, называется «Детские воспоминания с выжженной земли»? 24 октября, в дни празднования 75-летия разгрома немцев в Заполярье и освобождения Северной Норвегии, хор и оркестр в том же русско-норвежском составе исполняли «Партизанский реквием» в главной церкви Киркенеса. Интерес местных жителей был огромен, все билеты разлетелись еще в сентябре.

Стине Мари Лангстранд (сопрано) и Екатерина Охраминская (виолончель)

Тем любопытнее было услышать знаменитую в Норвегии композицию в большом зале Мурманской филармонии. «Партизанский реквием» композитор Хеннинг Соммерро написал в 2001 году. Тогда же его услышали в Осло, Москве, Петербурге, Архангельске. И всегда за дирижерским пультом стоял уже знакомый нам Рагнар Расмуссен.

Произведение в буквальном смысле является реквиемом, то есть католической заупокойной мессой, где хор поет на латыни канонические тексты на мелодии в готическом стиле. Оркестровка же и партии солистов, певших по-норвежски, отсылают нас к лучшим образцам европейской церковной музыки.

Беженцы встали в строй

Драматична судьба партизан Северной Норвегии. Их костяк составляли местные коммунисты. В 1940 году, когда германские войска оккупировали Норвегию, несколько десятков человек, в основном семьями, ушли на рыбацких суденышках на полуостров Рыбачий, в СССР.

Беженцев приняли, помогли обустроиться, дали работу в разных точках страны, и в Хибинах, и на Урале. А с началом войны возникла идея применить их, норвежских граждан, возможности в разведке на оккупированной немцами родной земле. Многие дали согласие, в том числе и девушки. В поселке близ Мурманска они прошли специальное обучение, а затем приняли участие в великой битве в качестве разведчиков и радистов, добывая важнейшие сведения о дислокации и передвижениях вражеских частей на норвежской территории и кораблей в Баренцевом море. Их забрасывали в немецкий тыл и торпедными катерами, и подлодками, и самолетами - на парашютах. Схваченных норвежских патриотов фашисты казнили, а семьи отсылали в лагеря.

Валерий Иванов и Рагнар Расмуссен. Во втором ряду - Ингрид Вилланссен, Евгений Попов и Дмитрий Гилев.

Впрочем, зачем я об этом рассказываю! Реквием сопровождался поэтическим текстом, который читала Бенте Андерсен, актриса и режиссер театра Киркенеса. Дословный перевод воспроизводился крупными титрами на экране за сценой. С поразительной откровенностью норвежские авторы рассказывают, что с последними залпами беды партизан не закончились. В годы холодной войны шла охота на ведьм: патриотов с севера страны, воевавших на стороне Советов, противопоставляли тем, кто жил на юге и убежал в Британию и Швецию. И только в 1992 году последние выжившие партизаны были реабилитированы, когда король Харольд торжественно открыл памятник партизанам Северной Норвегии в городке Киборге.

По всем канонам

Предваряло «Реквием» выразительное инструментальное вступление, которым дирижировал автор Рагнар Расмуссен. В оркестре вместе с норвежскими музыкантами выступали и солисты Мурманской филармонии Евгений Попов и Дмитрий Гилев (скрипки), Марина Письменская (альт), Екатерина Охраминская (виолончель), Ольга Ласкина (контрабас) и Сергей Дудецкий (ударные).

Как нежно и призывно звучала труба Ханса Петтера Стангнеса! Как едко имитировал на валторне немецкую поступь Руне Бродал! Как искусно подражал гулу немецких самолетов Рикард Тофтен Холст на контрабасе!

Но вот началась хоровая месса, исполненная по всем канонам церковной музыки. И если накануне в Киркенесе на первый план вышли три местных коллектива, то в зале филармонии сияла звезда нашего хора «Амадеус», которым уже 49 лет бессменно руководит Валерий Иванов.

Альтистки Марианне Лунд и Марина Письменская.

- Я знаком с творчеством Валерия Михайловича уже лет двадцать. Исключительно талантливый хормейстер! - говорит Рагнар Расмуссен. - И с его «Амадеусом» работать очень комфортно: коллектив очень гибкий и отзывчивый.

Такая оценка дорогого стоит. Ведь наш гость - профессор хорового дирижирования в консерватории Арктического университета Норвегии. Работает с разными хорами - лондонским «BBC Singers», Словенским филармоническим камерным, академическим хором «Латвия», с музыкантами Сербии, Германии, Эстонии, Северной Ирландии.

Даруй им вечный покой...

Солировали поочередно и, разумеется, без микрофонов оперная певица из Осло Стине Мари Лангстранд и оперный певец из Петербурга Антон Петряев. Но концовку реквиема, «Даруй им вечный покой», сопрано и баритон проникновенно исполнили дуэтом.

Такая приподнятая атмосфера в зале филармонии бывает только в дни приезда мировых знаменитостей. Публика аплодировала стоя.

Мало утверждать, что наши соседние страны никогда на протяжении веков не воевали друг с другом. Были, были в истории дни и годы, когда два северных народа становились товарищами по оружию против общего врага.