Итак, 1 июня, в День защиты детей, в областной филармонии прошли заключительные концерты сезона. И доверили их провести музыкантам местного ансамбля «Легкие люди», растущего в своем мастерстве прямо-таки на глазах.

Многостаночница Ефремова

Диапазон репертуара «Легких людей» огромен, условно говоря, октав шесть. И если днем 1 июня ансамбль представил джазовую программу с вкраплениями из Дейва Брубека и Джорджа Гершвина, то вечером того же дня те же музыканты блеснули классическим прочтением Шумана и Брамса.

Дневной концерт был детским и назывался «Когда некогда» - музыкальные номера были переложены произведениями из одноименной книги московского писателя Артура Гиваргизова. Фамилия автора сразу напоминает завсегдатаям филармонии чету ее недавних солистов Сергея и Раузалии Гиваргизовых. Так вот, Артур, виолончелист, ставший детским поэтом, - их племянник.

Джаз для детей - материя тонкая. Набили оскомину упоминания, что при советской власти за «джаст» изгоняли из институтов, а при Иване Грозном вообще сажали на кол. В третьем тысячелетии вещицы, выглядевшие когда-то модерновыми, воспринимаются едва ли не классическими. Их играют по нотам!

Представьте: квинтет в составе скрипача Евгения Попова, виолончелистки Екатерины Охраминской, пианиста Петра Макарова, бас-гитариста Василия Чистякова и барабанщика Виталия Полякова в изумительном стиле наигрывает легендарную пьесу 1959 года «Take Five» джазового пианиста Дейва Брубека и саксофониста Пола Дезмонда. А в это время певица, актриса, бард, декламатор и вообще многостаночница Екатерина Ефремова вкрадчивым полушепотом цитирует упомянутую книгу:

Дедушкам в школу не надо ходить.

Вот бы и мне до такого дожить!

В зале восторг и крики. Нет, не «браво», не доросли еще зрители до общепринятых филармонических выражений признательности. Но голоса «да-а!» полностью выражали суть происходящего.

8000 и один раз

Говорят, неумирающую мелодию «Summertime» Джорджа Гершвина из джаз-оперы «Порги и Бесс» за последние 70 лет записали на грампластинки не менее восьми тысяч исполнителей. Джазовая классика, на которой пробу ставить некуда.

«Жги, Женя!»

«Легкие люди» рискнули раскинуть эту мелодию на пятерых в восемь тысяч первый раз. Особенно завораживала перекличка скрипки и виолончели, да и фоно не ударило в грязь клавишами. Но более всех удивила неуемная Ефремова. Для самой классической вещицы мирового джаза она выбрала стихотворение «Обед», пробуждающее в детской душе не только аппетит, но и добрые чувства.

Итак, девочка Лена бежит на последнем этапе эстафеты четыре по двести. В дорогу ей мама дала с собой обед, чтобы дочка, если что, перекусила.

И что же наша девочка?

…И вдруг поняла по дороге,

Что счастье совсем не в победе,

А в этом вот

В самом вот мамином

К сердцу прижатом обеде.

И сразу встык ансамбль заиграл знаменитую мелодию из кинофильма «Розовая пантера», а на экране за сценой пошли слайды с фотографиями смешных блюд детской кухни. Ну вы все видели эти бутерброды с фигурками человечков, кошечек и птичек из колбасы, овощей, сыра и всего чего угодно.

В зале натурально возбуждение. Захотелось и попеть хором. Вот тут-то Екатерина Ефремова и подлила масла в огонь. Она вспомнила свое светлое бардовское прошлое, взяла гитару и запела, оставляя паузы для сотен зрительских голосов. Что пела? Разумеется, заводную песенку, которая стала своей и для детей, и для стариков, - «Собака бывает кусачей» Сергея Никитина на стихи Юнны Мориц.

- …Только от жизни собачей! - попискивал зал под улыбки мам и - не обойдем вниманием их просветительский подвиг - горстки пап.

Это же джаз, мама!

«Но пронзительный мотив начинается, вниманье…» - как писала та же Юнна Мориц.

1 июня на концерте «Легких людей» присутствовало в том числе и 53 ребенка из первой коррекционной школы Мурманска. В наш век толерантности пояснять, что означает «коррекционная школа», нет нужды.

К слову, в нашей филармонии существует добрая традиция бесплатно усаживать в зал детей, которые не могут по тем или иным причинам купить билеты на детский концерт.

Это джаз, дети.

- Вместимость нашего Большого зала 560 мест, - говорит мне заместитель директора филармонии Елена Завалиенко. - Но на детские концерты мы не практикуем продавать более 200-250 билетов. Сами понимаете, внимание детской аудитории трудно сосредоточить исключительно на музыке, поэтому зал волей-неволей гудит. Впрочем, в этом сезоне однажды был побит абсолютный рекорд для детских концертов. В феврале приезжали органист Владимир Королевский и ударник Михаил Жура. В зал мы посадили 415 детей! Они как увидели обилие ударных инструментов на сцене, так и сидели как вкопанные…

Перед Ефремовой и «Легкими людьми» проблема привлечь внимание что легких, что трудных детей не стоит. Екатерина, которую я помню еще во-о-от такой маленькой актрисой театра кукол, рассказала мне за кулисами такую притчу.

- Мама, а что такое джаз?

- Это прежде всего ритм.

- Такой? (Стучит по полу ногами.)

- Тише, это же филармония…

- Но это же джаз, мама!