Табуретка - первая сцена

В Мурманском областном драматическом театре стартовал новый проект - «Без грима...». Примерно раз в месяц будут проходить творческие встречи, на которых известные артисты и те, кто только начинает свой творческий путь, расскажут северянам о себе, о профессии, о театре.

Главным героем первой встречи стал Владимир Равданович. Между прочим, северная публика уже второй год подряд признает его лучшим среди актеров-мужчин, присуждая приз зрительских симпатий. Первая встреча - при полном зале. Актер вышел на сцену, поднялся на табуретку и прочитал отрывок из стихотворения Корнея Чуковского «Тараканище».

- Вот так, более 40 лет назад, будучи двух лет от роду, я стоял примерно на такой же табуретке перед небольшой аудиторией и довольно звонким голосом читал произведения. Читал наизусть, думаю, мало что понимал тогда, но тем не менее это делал. Деревянная табуреточка стала моей первой сценической площадкой, - сказал Владимир Равданович.

Чтобы встреча с публикой не превратилась в монолог, актер предложил писать записки и складывать их в цилиндр, стоящий на сцене. И начал рассказ о себе:

- Родился я в 1976 году в поселке Лоухи, в Карелии. Но там прожил недолго, всего лишь шесть месяцев, потом мы переехали в Ковдор. Я рос в полной семье, у меня прекрасные родители, я младший сын, безусловно, самый любимый. У меня есть старшие брат и сестра. В общем, у нас была хорошая крепкая советская семья. И детство тоже было очень хорошим. Санки, друзья и книги. Где-то с пяти лет я начал много читать, хотя был очень шебутной. Наверняка вы видели фильм Леонида Гайдая «Вождь краснокожих». Я был именно таким до определенного возраста, с неуемной энергией сносил все и вся в доме. Кроме того, у меня была очень мощная фантазия, и об этом всегда вспоминает старший брат. Вот пример моего коварства. У брата была привычка надевать тапки, делая широкий мах ногой. И когда он меня обижал, я клал в тапок крупную наждачку. Хотя мне было всего пять - шесть лет, я был весьма сообразительным в этом смысле. Когда нога брата попадала в тапок с наждачкой, ему было грустно, и он запирал меня в туалете, дабы я там немного поостыл.

От Иголочки до Камня

Первое знакомство с театром - в школьные годы: в ковдорском Дворце культуры имени 50-летия Октября Равданович занимался в кружке художественного слова и самодеятельном театре.

- Первая роль - Иван-царевич в «Царевне-лягушке». Я был худенький, с довольно пышными, распадающимися в разные стороны светлыми волосами. На сцене буквально умирал от зажима и страха. Выходил на болото, куда прилетела стрела, на полусогнутых ногах - так дрожали коленки. В этом самодеятельном театре я сыграл достаточно ролей, но самая любимая - в новогоднем спектакле «Елочка - золотая иголочка». Играл Золотую иголочку. По-моему, в жизни любого артиста такого рода роли очень примечательны, потому что не знаешь, как их играть. Какая внутренняя жизнь у иголочки, биография? Тем более иголочка, а не игол. Непонятно. По сюжету она грустно стояла под елкой, ее похищал Кощей Бессмертный, долго прятал. Роль практически безмолвная, только в конце Иголочка радостно и элегантно говорила: «Спасибо». Кстати, весьма выигрышный персонаж: текст учить не надо, тебя все время куда-то перетаскивают.

После окончания школы будущий актер областного драматического театра недолго поработал в школе педагогом-организатором, потом служба в армии, вновь школа.

- Случилось то, что я называю судьбой. Один мой коллега в июне 1997-го неожиданно сказал, что в Мурманске на базе тогдашнего пединститута набирают факультет при драмтеатре. И я подумал: а почему бы не попробовать поступить? От дома недалеко, да и высшее образование получу. Совершенно не помню, что читал на вступительном экзамене. Там присутствовали два моих будущих педагога - заслуженный артист РФ Александр Водопьянов и народный артист России Владимир Ерасов. Поступил. И совсем скоро случился мой первый спектакль в этом театре - «Тайна волшебного леса, или Маленькая фея». Мы с однокурсниками играли в нем Камней. Могу, конечно, рассказать историю, как я ходил в лес, лежал около камней, изучал минералогию, чтобы проникнуться сознанием своего персонажа. Понятно, что это ерундистика, такого не было. Этот спектакль мы играли пять лет, ездили с ним везде и всюду, включая первые мои большие гастроли в Петрозаводск.

Поворот на 180 градусов

- А потом в моей жизни случился человек, который переформатировал мое существование в театре если не на 360, то на 180 градусов точно. Это Султан Абдиев, наш многолетний творческий руководитель, главный режиссер, проработавший в Мурманске два десятка лет. Он пришел на первый экзамен. Одним из заданий было скороговорками сыграть взаимоотношения: признаться в любви или ненависти, что-то другое. Я ничего не стал изображать, и, видимо, это его и зацепило. Так началась моя жизнь в театре, уже актерская. В 1998 году в июне я сыграл свою первую роль в вечернем спектакле «Люди и мыши» по прозе Джона Стейнбека. Роль эпизодическая, но уже с текстом.

Вливание в коллектив было ровным. Все были благосклонны, доброжелательны, и я стал потихоньку набирать обороты. Счастливые годы, с множеством ролей: и больших, и маленьких, и характерных, и не очень. Очень мощный этап. К сожалению, случаются потери. В том числе и в нашем театре, больше нет тех, с кем я работал многие годы, с кем был на площадке, кто сидел в кресле режиссера. В первую очередь это мой педагог, можно сказать, второй отец, который меня доформатировал личностно, очень обогатил.

Масштаб личности Султана Абдиева представить сложно. Мегааналитический мозг. Сложнее было сказать, что он не прочитал. Абсолютно разносторонний человек, мы разговаривали на разные темы: спорт, политика, литература, искусство... При этом с отличным чувством юмора, без тяжеловесности. Все наши репетиционные процессы проходили, как правило, в смехе, даже самые серьезные вещи типа «Короля Лира». В прошлом году его не стало. Ушли еще люди. Буквально в одну неделю с Султаном Назировичем нас покинул другой человек, с которым мы плодотворно работали. Это заслуженный артист России Валерий Журавлев, один из самых надежных партнеров, которых я встречал. Он был абсолютно свободен на сцене, абсолютно подготовлен, всегда мог выручить, спасти ситуацию. Нельзя не вспомнить Владимира Кецмана, обладающего очень тонким чувством юмора. Говоря актерским языком, он часто раскалывал меня на сцене. Бывало, брякнет что-нибудь себе под нос, и не знаешь, что делать. Например, играли мы «Лира». Владимир Кецман - граф Глостер, у которого вырваны глаза. Моя роль - Эдгар, его сын. Мы подходим к обрыву, зритель не слышит, а он мне тихонечко говорит: «Потанцуем?». Я очень смешливый человек, было сложно сдержаться, поэтому приходилось отворачиваться и делать вид, что рыдаю.

Еще один удивительный человек - старейший актер, проработавший 55 лет в театре, народный артист России, ветеран Великой Отечественной войны Корнелий Баздеров. Утонченный человек, очень свободный и простой в работе.

Бутылка водки - высшая оценка

Пока Владимир рассказывал, цилиндр наполнялся записками с вопросами - разными. Например, не возникало ли желания искать актерскую удачу в столичных городах?

- Нет. Так сложилось, что никогда не было страстного желания сцены, игры, ролей. Просто как-то так выводила меня жизнь. В столицах, наверное, мне было бы сложновато: жесточайшая конкуренция, постоянные стрессы, неудобства. У меня не тот характер, не та степень желания, честолюбия внутреннего. Хотя некоторые уезжают в Москву и находят там себя.

- Чем любите заниматься в свободное от работы время?

- Много чем. Очень люблю кино, читать, но в большей степени, особенно если хорошая компания, люблю общаться с людьми - близкими, которые важны, дороги, с которыми можно обсудить разнообразные темы. Не бытовые, а глобальные - политика, литература, искусство, человек, психология.

Кино предпочитаю западноевропейское и отчасти голливудское. Любимых фильмов много. Если брать американское кино, из последних выделил бы предпоследний фильм Квентино Тарантино «Джанго освобожденный». Очень нравится сценарий и черный юмор, который разлит по фильму.

Любимых актеров несколько. Обожаю Роберта Де Ниро. Для меня он номер один, воплощение чего-то, чего мне не постичь в актерском деле, я имею в виду в кино. Второй - наш разнузданный француз, большой и шумный, мегаталантливый Жерар Депардье. Кстати говоря, актер он, на мой вкус и взгляд, потрясающий, очень разноплановый. И при этом никогда не учит текст, читает с листа - у него везде бумажки висят, как у Марлона Брандо. Если говорить о наших актерах, то это Армен Джигарханян, близкий мне по духу. Очень люблю Юрия Яковлева. Дважды видел на сцене. Это соприкасание с тем, чего тебе никогда не достичь и не постичь, особая энергетика. Из актрис - Николь Кидман - очень мощная, выдающаяся.

Своей любимой роли у Владимира Равдановича нет. Точнее, их несколько.

- За 20 с лишним лет работы, к моему актерскому счастью, ролей было достаточно. Одна из первых больших, знаковых - в «А ловко я вас прищучил». Простой парень, даже без имени, который захватывал в заложники учителей. Также очень любил роль Черта в спектакле «Лунный свет, медовый месяц». Это была пластичная роль, без единого слова, и запоминалась зрителями. Помню, однажды после спектакля моя партнерша принесла бутылку водки. Сказала, что меня искал какой-то зритель, хотел поблагодарить за этого черта: именно такого он видел во время приступа белой горячки. Думаю, это высшая оценка работы артиста.

От «Левиафана» отказался

Также зрителей интересовало, не было ли у Владимира желания сняться в кино.

- Хочется попасть хотя бы в массовочку к Никите Михалкову, поработать на площадке. У меня сложное отношение к нему как к человеку, но считаю его выдающимся и могучим кинорежиссером современности. Если бы появилась возможность, не задумываясь, бросился бы просто посмотреть на методологию его работы, как он обращается с артистами, руководит всем процессом, потому что это неимоверный человек, неуемной, небывалой энергетики. Слышал, что Никита Сергеевич может сниматься 12-часовую смену, затем выпить две бутылки коньяка, а вечером еще пойти играть в футбол. Поразительный человек! Все, кто у него работал, отзываются с восторгом.

Это мечта, а вот от съемок фильма «Левиафан» отказался. Я идейный противник Андрея Звягинцева, мне чужды его взгляды на некоторые вопросы. Поэтому, когда мне позвонили из его группы с предложением, отказался. На том конце телефона возникла пауза, потом: «Ну это же сам Звягинцев». Ответил: «Ну и что?»

- Если бы не театр, какую бы профессию выбрали? - поинтересовались из зала.

- Ответ очень простой. Мне мало кто верит, но я бы работал мусорщиком. Серьезно, это моя тема, увлекаюсь ею с детства, сортирую мусор. С удовольствием этим бы и занимался. И именно практически, а не как организатор бизнеса или что-то подобное. А увлечение у меня дурацкое и немного странное: много лет коллекционирую обертки от туалетной бумаги. И я не один такой, есть люди, у которых больше тысячи экземпляров. Зато являюсь обладателем раритетного - обертки от старой советской бумаги, выпущенной на Сыктывкарском заводе в 1972 году. Там просто написано: туалетная бумага, цена - 60 копеек.

Общение с актером длилось два часа. Следующая встреча в рамках проекта «Без грима...» состоится 10 апреля. Главным героем станет Сергей Гронский.