Волны и песок... Казалось бы, идиллическое сочетание. Но только не в Кузомени. В маленьком поморском селе и вокруг него песка столько, что это место прозвали северной пустыней. А ведь когда-то здесь, на Терском берегу, где Варзуга впадает в Белое море, шумел густой хвойный лес...

С 1985 года решить эту проблему пыталось Варзугское лесничество. За тридцать лет выросло восемьдесят гектаров высаженных им деревьев. Таким образом удалось остановить движение песка дальше в лес. Но теперь в опасности оказалась река.

К созданию защитной лесополосы четыре года назад подключились Баренцевоморское отделение Всемирного фонда дикой природы и Кольский центр охраны дикой природы.

- За четыре сезона мы высадили около шести гектаров. Сажали двухлетние дички, выкопанные в окрестностях. Каждый год на посадки уходило по миллиону рублей, а то и больше. В основном на транспорт - ведь выкопанные дички нужно было привезти. И с каждым разом ездить приходилось все дальше. Чтобы удешевить весь процесс, нужно выращивать саженцы самостоятельно. Мы заготовили около десяти килограммов местных семян, они хранятся в Петрозаводске. Но вот опять проблема - у нас в Заполярье их вырастить негде. Теплица, которая была раньше на Терском берегу, уже давно не соответствует санитарным нормам, - рассказал Олег Суткайтис, директор Баренцевоморского отделения Всемирного фонда дикой природы России. - Пока мы прекращаем посадки.

Да, дело это затратное. И нынче сотрудники фонда и волонтеры приехали в Кузомень лишь проверить результат. Саженцы выстояли.

Шесть гектаров - капля в море, но и она важна для сохранения реки. Но для того чтобы добиться цели, требуются гораздо большие усилия.

И вон туда простираются пески.

Местный лесничий Геннадий Вишняков болеет за родное село и реку. Он участвовал в посадках саженцев еще в конце 80-х. Отвечая на вопросы журналистов, старается искать позитив, но к концу разговора машет рукой и сетует на то, что экологией у нас занимаются по остаточному принципу. И это тем более обидно, что начало работы было удачным.

- Вот здесь тридцать лет назад был песок, - говорил Геннадий Власович, указывая на густой хвойный лес. - Произошло полное восстановление напочвенного покрова: пришли ягель, брусника, толокнянка. Грибы здесь можно собирать!

В этой части северной пустыни пески были бугристыми, то есть в них уже жила кое-какая растительность. Поэтому восстановить здесь лес было намного проще. Около реки же песок голый.

- Мы нашли достаточно дешевый способ, поскольку лесное хозяйство в средствах всегда было ограничено. Смотрите, вот куст элимуса аренариуса. Мы устраивали двухлетний саженец сосенки прямо в середину куста: выкапывали штык-лопатой ямку глубиной сантиметров в тридцать, укладывали два или три килограмма торфа. Затем присыпали деревце песком. И так достигали почти стопроцентной приживаемости. В период приживания сеянца трава механически защищала его от ветра, сглаживала послепосадочный стресс, - продолжил лесничий. - У этой травы интересная особенность - она может улавливать из воздуха влагу, когда становится сухо. Элимус создавал такой микроклимат, в котором саженцу удавалось развить корневую систему и начать расти. И сейчас уже можно заметить, как идет естественное возобновление леса, самостоятельно прорастают маленькие сосенки.

Почему вообще на этой территории появилась такая пустошь - вопрос непростой. Конечно, песок здесь был изначально как материнская порода, однако поверху образовался плодородный почвенный слой, на котором шумел добротный лес. Ведь не зря Кузомень с карельского переводится как Еловый мыс.

- Мнения разнятся, но большинство сходится в том, что пустыня - антропогенного происхождения. В свое время в устье Варзуги поселился народ. Места были богаты и зверем, и рыбой. Населенный пункт быстро развивался. Люди держали скот - а как же без него? Овцы, коровы, лошади, олени паслись стадами. Нагрузка на почву была высокой, а песчаная легко разрушается. Велась и вырубка, есть также следы большого пожара... Вот и получилось то, что сейчас наблюдаем, - пояснил Геннадий Вишняков. - Движение песка в лес удалось остановить, но сейчас беда с рекой. Ветер южных направлений сдувает его в Варзугу. Количество воды-то прежнее, а глубина русла уменьшается, - значит, увеличивается ширина реки. В итоге размываются берега. Это происходит и в селе, где смываются постройки. В этом году региональное минприроды обещало составить проект укрепления берега.

В общем, работы еще впереди много. И, возможно, даже больше, чем сейчас кажется. Ведь на местах прошлогодних посадок видны и следы машин. Видимо, по голому песку туристам ездить не хочется, чтоб не застрять, а там поверхность уже более устойчивая. И раскатывают они по посадкам, оставляя колеи, отнимая у крошечных сосенок шанс прижиться. И возвращают пустыне то, что неравнодушным к родной земле, трудолюбивым людям у нее удалось отнять.