Рыбный вопрос накалил эмоции представителей общественности в Ловозере в минувший вторник. Горячие споры разгорелись на встрече с местными жителями, организованной региональным министерством природных ресурсов и экологии, в которой также приняли участие представители областных Дирекции особо охраняемых природных территорий (ООПТ), министерства рыбного и сельского хозяйства, министерства по внутренней политике и массовым коммуникациям. На этот раз поводом к разговору послужили изменения федерального законодательства в части ООПТ. До лета следующего года они требуют привести к единым нормам действующие решения о создании ООПТ по всей стране.

Этот повод минприроды решило использовать с максимальной эффективностью. Юридическая работа в любом случае повлечет за собой внесение изменений в правоустанавливающие документы, так почему бы не «отрихтовать» и некоторые пункты, давно вызывающие вопросы как у местных жителей, так и у самих чиновников. Поэтому первой обсуждаемой территорией стал государственный природный заказник «Сейдъявврь». Именно на Сейдозере сходятся интересы и турбизнеса, и внутреннего рыболовства, и коренного малочисленного народа саами, считающего водоем своим сакральным местом. А значит, работа по урегулированию спорных вопросов предстоит непростая, она касается самых разных аспектов. Вот и разговор начался не с рыбы. Масла в огонь подлили Роснедра.

Давление будет серьезным

Именно недра с залежами редкоземельных металлов могут привести к тому, что границы заказника придется переносить. Во всяком случае, такую позицию уже озвучило Федеральное агентство по недропользованию.

- Их предложения по границам заказника сводятся вот к такому размеру… Замдиректора Дирекции ООПТ Мурманской области Виктор Петров обводит на карте площадь вокруг Сейдозера, из чего становится понятно, что территория заказника поубавится. Собственно, останется само озеро, а заказник вытянется вдоль и сместится влево.

Однако можно и сохранить территорию, и даже ее расширить. И этот вариант уже обсуждался на консультациях с Ловозерским ГОКом. Разрабатывать редкоземельные месторождения будут подземным способом, это не затронет природную среду на поверхности. На встрече с местным населением было решено внести в протокол формулировку о необходимости сохранения и расширения границ ООПТ. Возможно, это сможет стать еще одним аргументом в прениях с Роснедрами. А то, что давление промышленности будет серьезным, сомневаться не приходится.

Рыбалка останется прежней

Рыбный вопрос в повестке встречи значился вторым, но его обсуждение показало, что на самом деле больше всего волнует местных жителей. Остроты в ситуацию добавляют поправки в законодательство о любительском рыболовстве, которые вступят в силу с 1 января 2020 года. Коротко говоря, они разрешают вылов рыбы сетями для удовлетворения личных потребностей граждан. Речь идет только о внутренних водоемах, имеющих рыбохозяйственное значение, расположенных на Крайнем Севере и Дальнем Востоке. Но разрешение на так называемый сетный лов касается всех граждан, уточнил представитель министерства рыбного и сельского хозяйства Андрей Долголевец. И если автоматом распространить действие закона на Сейдозеро, последствия нашествия любителей сетевого лова представить несложно. Однако статус заказника позволяет установить здесь специальный режим. Чтобы учесть интересы многих, Дирекция ООПТ подготовила два варианта предложений. Либо разрешить вылов сетями, но только на одной четвертой водоема и только саамам, как коренному малочисленному народу, либо позволить рыбачить всем и везде, но исключительно удочками, спиннингами и тому подобными орудиями, без использования сетей.

Такая постановка вопроса разделила жителей на две стороны. Но вовсе не по национальному признаку. Точнее, сторонниками первого варианта действительно были несколько представителей саамской общественности, но они оказались в меньшинстве. Возможность ловли сетями, по их мнению, смогла бы сохранять экологический баланс в водоеме и предупредить развитие болезней рыб, что часто бывает в озерах, где рыбалка запрещена. Кроме того, саамы сами смогли бы контролировать порядок и ситуацию с браконьерством на этой территории.

- Да не будет у вас там никакого порядка. И контролировать вы не сможете. На основании чего? - сразу же посыпались вопросы оппонентов, среди которых также были представители коренного народа.

- У нас был уже подобный опыт. Увидели браконьеров, позвонили в рыбинспекцию, - парировали первые.

- Тогда надо разрешать рыбалку всем местным. Почему только саамам. Мы тоже коренные жители - несколько поколений тут живем, - слышалось из зала.

- А как вы будете определять, кто местный, а кто нет?

- Местные те, кто в Ловозере живет.

- А Ревда уже не считается? Они тоже там ловят. И вообще у нас Ловозерский район…

- Да вы поймите, если разрешить ловить сетями, Сейдозеро мы просто потеряем. Только удочками!

Обсуждение периодически срывалось во всеобщий гомон, прерывать который не раз приходилось модератору стуком карандаша о стол. Довольно продолжительные дебаты явили на свет третий вариант рыболовного режима на озере: по всей акватории разрешить ловить всем, но на удочки, а на одной четверти - сетями, но только саамам.

Компромиссный вариант нашел существенную поддержку, однако сторонников «равноправия», призывающих разрешить лов рыбы всем и только на удочку, в зале оказалось не меньше.

Костры и колеса под запрет

Следующие предлагаемые изменения в положение о заказнике касались режима его посещения и использования техники. Обсуждали их уже не столь эмоционально, но по вопросам и вниманию участников было понятно, что за сохранность Сейдозера и порядок на его побережье они радеют искреннее.

Предложение разрешить жителям Ловозерского района беспрепятственное посещение заказника, а для остальных ввести обязательную электронную регистрацию, возражений не вызвало. Вопросы из зала касались лишь технических моментов.

Куда заинтересованнее участники отнеслись к проблеме разведения костров. Дирекция ООПТ предложила установить специальные места для палаток и временных строений, а костры запретить в принципе. Мужская часть зала вспомнила о мангалах, которые можно было бы разрешить на местах для палаток. Однако тут встал вопрос о дровах, поскольку вряд ли кто-то из туристов согласится навьючить на себя в дальний поход еще и рюкзак с ними. В то же время даже сухостой в некоторых частях побережья уже практически полностью вырублен, и следующими под топор любителей шашлыка пойдут нормальные деревья. Последним аргументом за мангалы прозвучало предложение ограничить их розжиг углем, который гости должны приносить с собой. Но оно лишь повеселило присутствующих. И тут слово взяли женщины, которые напомнили, что туристы идут на Сейдозеро за впечатлениями, а не за шашлыком, так что вполне могут ограничиться походной горелкой для подогрева еды. Мужчины слегка понурились, но согласились.

Что до транспорта, то пока его присутствие в заказнике запрещено в принципе, если, конечно, речь не идет о работах, необходимых для обслуживания территории. Сейчас Дирекция ООПТ предложила дать волю снегоходам и представила два варианта, из которых ловозерцы уже привычно сложили третий, а именно: позволить проезд в заказник на снегоходах, но только зарегистрированных в установленном порядке, по определенному маршруту, количество машин на котором не сможет превышать предельно разрешенного числа. Этот вариант и набрал большее число голосов. Так же, как и полный запрет на присутствие в заказнике колесной техники.

Представители минприроды заверили, что новая редакция положения о заказнике будет подготовлена с учетом высказанных мнений и представлена на суд местных жителей.

- Хочу обратить внимание, что территория Ловозерского района огромна - пять миллионов гектаров. Это треть Мурманской области, - напомнил, завершая встречу, министр природных ресурсов и экологии Дмитрий Руусалеп. - Здесь много озер, рек, есть где рыбачить, охотиться, отдыхать. Но Сейдозеро одно, и экспериментировать с ним довольно опасно. Любой запрет действительно легче контролировать, а любое исключение может тут же превратиться в лазейку.

Он подчеркнул, что областное минприроды и сам министр всегда открыты для обсуждения и решения любых вопросов. Тем более странно, что в ряде СМИ появляется однобокая информация, не всегда соответствующая действительности. Собственно, и на эту встречу прибыли сотрудники ведомства, компетентные по целому ряду направлений и готовые обсудить любые, самые острые проблемы. Никаких вопросов из зала на другие темы не последовало.

Лоси вовсе не глупы

Что, кстати говоря, оказалось довольно неожиданно, поскольку еще недавно информационная атака в сетевых ресурсах была довольно активной и касалась охотничьего вопроса. Но и Дмитрию Руусалепу, и специально приехавшему в Ловозеро для консультаций заведующему сектором министерства по учету и мониторингу объектов животного мира Дмитрию Каску давать публичные комментарии не пришлось. Вопросов на эту тему никто не задал. Поэтому прояснить ситуацию автор этих строк решила сама.

Напомню, копья в адрес министерства стали лететь после того, как с белгородским охотничьим клубом было заключено соглашение о выделении ему в восточной части Кольского полуострова участка в 72 тысяч гектаров для организации охотхозяйства. Сразу отмечу, размер площади кажется внушительным, но составляет 1,3 процента от территории Ловозерского района.

- Соглашение заключалось не кулуарно, как пытались представить некоторые, а на основании аукциона, который проходил на официальном сайте торги.ру, закрепленном для этих целей правительством России. Аукцион был проведен в соответствии с законом об охоте и концепцией развития охотничьего хозяйства, - рассказал Дмитрий Каск.

На аукцион заявились всего два участника, выиграла компания из Белгорода. И вот тут-то у нее обнаружились противники, являвшие свету аргументы один другого душещипательнее. Как-то вдруг стало выясняться, что земли, предполагаемые под охоту, являются исконными местами пастбищ домашнего оленя и теперь под угрозой окажется чуть ли не все поголовье местных ферм.

Аргумент, что охотники на территории охотхозяйства не теряют гражданства и на них распространяются все те же законы Российской Федерации и правила промысла, потонули в стенаниях о браконьерах. Однако они сами по себе вызывают удивление, поскольку сейчас эти земли и так относятся к охотничьим угодьям общего пользования, и, думаю, ни для кого не секрет, сколь вольготно чувствуют себя в таких условиях браконьеры. Тем более что на пять миллионов гектаров Ловозерского района приходится только один государственный охотинспектор (на всю Мурманскую область их - девять), такова суровая экономическая реальность. Белгородцы первым делом наняли производственного инспектора из местных жителей. В перспективе речь идет о пяти-шести егерях, которые смогут контролировать не только площадь охотхозяйства, но и окрестную территорию, помогая госинспектору.

Что до пастбищ, то возможность пасти оленей на этом же участке никто не ограничивает, тем более что закон позволяет совмещать на одной земле разные виды деятельности. И угроза для оленей опять-таки может быть только со стороны браконьеров, поскольку убийство домашних квалифицируется Уголовным кодексом как кража личного имущества или грабеж, а отстрел восточной популяции диких оленей до 2020 года в регионе запрещен. К следующему году их должны включить в Красную книгу Мурманской области наряду с западной популяцией, и тогда вопрос охоты на оленей на Кольском полуострове будет вообще закрыт. Соответствующие документы уже подготовлены, отметил Дмитрий Каск.

Еще один, бьющий по нервам довод противников охотхозяйства - именно в этом месте якобы лосихи массово производят на свет свое потомство.

- Лоси - это не стадные животные и, когда рожают, в стадо не сбиваются. В этом случае они легкая добыча для любых хищников, - не устает удивляться такому аргументу Дмитрий Каск. - Кроме того, существует множество научных трудов по изучению миграции лосей, которые наглядно показывают, что на время отела животные мигрируют к летним местам стоянок - на побережья морей. В нашем случае - беломорское. Да, зимуют они действительно группами, иногда большими. Но ни одна такая крупная зимовка не попадает в границы охотхозяйства.

Ну и наконец, что касается охотничьих интересов представителей коренного народа. Они по-прежнему смогут охотиться на этой территории без всяких лицензий. Соответствующий пункт прописан в соглашении с охотхозяйством, подчеркнул собеседник.

Собственно, правоту его слов уже подтвердили и региональная прокуратура, и администрация президента России, куда некоторое время назад были отправлены жалобы несогласных. Однако никаких нарушений со стороны регионального минприроды этими серьезными инстанциями выявлено не было.