В 2017-м в эту реку зашло наименьшее количество семги на нерест - всего 893 штуки. Кстати, годом ранее был создан фонд биологического разнообразия Кольского полуострова «Мурманский лосось». Его целью является восстановление некогда богатейшей популяции семги, сокращение которой фиксируется на Терском берегу Белого моря с 2000-х. При поддержке Баренц-отделения Всемирного фонда дикой природы общественники вместе с природоохранными и силовыми структурами проводят рейды для выявления браконьеров.

В низовьях реки стоит специальное заграждение, которое считает каждую заходящую в водоем рыбу. Объяснить такое маленькое количество семги в 2017-м можно и неурожайным годом. Но главная причина - браконьерство. В 2011 и 2012 годах, по словам председателя правления фонда «Мурманский лосось» Валерия Иркашева, Варзугу буквально оккупировали желающие бесплатно наловить красной рыбы, да побольше. А ведь вылупившиеся бы тогда мальки как раз спустя шесть лет могли вернуться в реку, чтобы оставить уже свое потомство.

Валерий Иркашев.

- Больший ущерб наносят именно на нерестилищах. Поморы считали эти места святыми, никогда там рыбу не ловили. Для приезжих Варзуга долгое время была недоступной, приехать сюда было непросто. И, как появилась возможность, люди стали ею пользоваться. Выкладывали в Интернет видео, рассказывали друзьям и знакомым, что здесь даром можно поесть икры, сделать котлеты из семги и насладиться отдыхом. Хватай с собой соль да пшено - и в дорогу! - поделился Валерий Иркашев. - Ответственность за незаконный лов была несущественной, люди и не почувствовали, что они понесли какие-то потери.

Сейчас, чтобы эффективно охранять реку, нужно обеспечить постоянное нахождение там инспекторов, особенно в местах нерестилищ и на путях миграции рыбы.

Соревновательный дух в рыбалке тоже присутствует.

- Мы работали над увеличением таксы за незаконный вылов. Раньше за одну рыбу браконьер платил 1250 рублей, возмещал принесенный государству ущерб. Сегодня он платит около 14 тысяч, а на территории заказника в два раза больше, - уточнил Иркашев. - На снижение количества нашей семги влиял и перехватывающий промысел в Норвегии. Когда семга уходит из Варзуги нагуливаться в Атлантику, ей не миновать норвежских вод. А там ведут активный промышленный лов. Добились того, что весь июнь на норвежском побережье вылавливать лосось запрещено.

Если популяция находится в таком критическом состоянии, может быть, принять радикальные меры и вовсе закрыть Варзугу для рыбаков? Без вмешательства человека природа разберется. Такого мнения придерживается варзужанин Петр Заборщиков, местный общественник и создатель музея поморской культуры.

Законный улов.

- Все лагеря убрать надо, ввести запрет на вылов. Так делали в советское время и видели ошеломляющий результат, - рассказал Петр Прокопьевич. - Закрыть реку хотя бы на два-три цикла воспроизведения семги. Это 12 или 18 лет.

Однако Валерий Иркашев, проработавший на Варзуге около 16 лет, считает, что особого смысла в моратории нет.

- Мы семгу сохраняем как раз благодаря рыбопромысловым участкам. Как бы странно это ни звучало, но пользователи, заинтересованные в получении прибыли, заинтересованы и в сохранении популяции рыбы. Они платят налоги, чем вносят вклад в охрану реки, - объяснил он. - Пропагандируем плавный переход от промышленного рыболовства к любительскому спортивному. Рыбу можно рассматривать не только как продукт питания, но и как туристический продукт. Люди покупают снасти, заказывают транспорт и бронируют места для проживания. То есть открывается возможность для создания рынка услуг. И одна рыбина в таком случае может принести до двухсот тысяч рублей дохода. Если же ее рассматривать как продукт питания, то это тысяча рублей за килограмм.

Техника в рыбоохране очень нужна.

В последнее время браконьерами становятся в основном не те, кто планирует продавать добычу, а простые рыбаки. Чаще всего они и не понимают, какой наносят ущерб.

- Наслаждаться рыбалкой на Варзуге можно и без семги на крючке. Здесь разрешено ловить на удочку, например, хариуса и щуку. Они по питательности не сильно уступают семге, - рассказал Валерий.

А если очень хочется вытащить из реки именно лосося, то следует приобрести лицензию. Да, дорого, зато законно.

По-своему тоже охраняет реку.

- Не понимаю, зачем люди браконьерят. Мне не нужно оглядываться по сторонам, ждать, что в любой момент из-за кустов покажется инспектор. А они здесь по несколько раз в день проходят. Мне не грозит уголовная ответственность. Я сюда уже третий год подряд приезжаю. Вчера рыбачил по принципу «поймал - отпустил». Это для удовольствия. Учишься, какие мушки использовать. Привыкаешь к повадкам рыбы. На каждой реке рыбалка разная. Сегодня я брал лицензию на вылов одной семги. Поймал! - похвастался мурманчанин Денис Шульга. - Если отпускать рыбу, то за весь день предстоит заплатить 2500 рублей. Лицензия на изъятие выдается на 4 часа и стоит 1600. В прошлом году было дешевле, но и это неплохо: меньше рыбаков - больше рыбы.

Еще один вариант, который мог бы помочь остановить браконьерство на реке, - создание национального парка «Терский берег».

- Администрация парка в целом могла бы взять на себя контроль за управлением этой территории, - считает Олег Суткайтис, директор Баренц-отделения Всемирного фонда дикой природы. - Здесь бы ввели определенные ограничения. Но образование нацпарка - дело трудоемкое и долгое. Сейчас мы рассматриваем различные варианты размещения границ, зонирования. После выработки первых проектов предстоит согласование с региональными и федеральными ведомствами. Нужно, чтобы к этой деятельности подключились и муниципалитет, и предприятия.