23.06.2012 / Экология

Кто активнее: люди или атом?

В Сайда-губе прошли учения «Арктика-2012»

Учения «Арктика-2012» в Сайда-губе.

- Вроде, как надо все выполнили. И тут мне вдруг сообщают, что у меня один пострадавший, обгорел. Вот тебе и здрасьте, - усмехнулся бравого вида мужчина, облаченный в защитный комбинезон.

Его ирония никоим образом не была кощунственной. Слава богу, сотрудник «пострадал» условно. Так уж было прописано в легенде прошедших в Сайда-губе тактико-специальных учений «Арктика-2012».

Российские специалисты-атомщики и международные эксперты-наблюдатели оценивали быстроту и точность реагирования на радиационную аварию персонала местного отделения Северо-Западного центра по обращению с радиоактивными отходами «СевРАО». Кто же оказался активнее: люди или атом (в данном случае - условный)?

В результате крушения самолета разрушен один из блоков реакторных отсеков. Из-за разлива авиационного топлива на площадке вспыхнул пожар. Объявлен сигнал «Радиационная опасность».

Напомним, в Сайда-губе находится комплекс длительного хранения реакторных отсеков утилизированных атомных субмарин и радиоактивных отходов. Сейчас на бетонированной площадке ровными рядами выстроились 47 отсеков. В этом году к ним предполагают добавить еще 7 штук.

Хранить на плаву реакторные отсеки отработавших свой век атомных подлодок здесь начали давно. При разделке субмарины оставляли, так называемые, трехотсечные блоки, в которых реакторный находился посередине. А два боковых выполняли роль поплавков. Так было необходимо для поддержания плавучести всей конструкции. Впрочем, понятно, что подобное хранение, мягко говоря, было не идеальным и могло рассматриваться лишь в качестве временного решения. Но, как говорится, нет ничего более постоянного, чем временное. И отсеков у причалов Сайда-губы все прибавлялось и прибавлялось...

И все же момент приведения условий их хранения в нормативное состояние наступил. Когда встал вопрос о том, что реакторы должны «сойти на берег», рассматривалось несколько мест для обустройства соответствующего хранилища. В частности, Губа Андреева, где расположен еще один объект «СевРАО». Но предпочтение было отдано именно Сайде - так удобнее с точки зрения технологии. А она такова: трехотсечные блоки отправляются на судоремонтный завод «Нерпа», где от них отрезают боковые отсеки. Одноотсечный реакторный блок приводят в надлежащий вид, красят и с помощью дока отгоняют к месту наземного хранения. При транспортировке в Губу Андреева пришлось бы выводить неповоротливый док с его опасным грузом в открытое море. А это - дополнительный риск. А от Сайда-губы до «Нерпы» - рукой подать: шесть часов хода по Кольскому заливу. Поэтому и было принято решение создать пункт длительного наземного хранения реакторных отсеков именно здесь. Затем в проект включили также хранилище радиоактивных отходов, которое сейчас строится.

Итак, почти полсотни отсеков уже нашли прописку на берегу. Стоять им здесь лет пятьдесят, а то и все семьдесят - в зависимости от содержимого. Тут балом правит период полураспада. Чтобы сами отсеки за это время не распались на части, на объекте есть мощности для их текущего обслуживания. По мере необходимости гигантские бочки будут доставлять в цех, где их, говоря по-простому, подмажут-подкрасят. Впрочем, титановым блокам (есть здесь и такие) подобный марафет не нужен в течение всего времени хранения. Замазывать их серебристые бока - только краску переводить.

В общем, отсеки стоят здесь - никого не трогают, никому решительно не мешают. И вот на всю эту красотищу вдруг обрушивается самолет. То ли по злому умыслу пилота-камикадзе, то ли исключительно по причине косорукости авиатора, а может, и - ветхости его летательного аппарата. Это, собственно, не важно. Представляете? Такова легенда состоявшихся учений.

- Ну, намудрили! - хмыкнет кто-то. - Они бы еще высадку инопланетян отработали.

Ответить скептикам мы попросили представителя института проблем безопасного развития атомной энергетики (ИБРАЭ) Российской академии наук Олега Павловского. Как оказалось, «помудрить» организаторам учений действительно пришлось.

- Когда мы начинали работать над сценарием учений, долго размышляли: что же придумать? - сообщил Олег Анатольевич. - Потому что, к счастью, этот объект отвечает всем современным требованиям безопасности. И он настолько технологичен, что каких-то серьезных радиационных аварий здесь в принципе быть не может.

Какую-то наземную диверсию исключили сразу. Уж слишком было бы нарочито. Во-первых, при таком уровне охраны по всему периметру объекта проникнуть сюда незамеченным просто невозможно. Во-вторых, даже если предположить невозможное, то что, скажите на милость, может сделать какой угодно спец-агент, будь он хоть законченный ниндзя, с огромными бочками, толщина стальных стенок которых колеблется от четырех до двадцати сантиметров? Сюда, даже если охрана будет сопровождать вас лишь благосклонными взглядами и возгласами одобрения, придется возить взрывчатку машинами. Да и то еще не факт, что получится что-то взорвать. В лучшем (с точки зрения террористов, конечно) случае, взрыв сбросит пару отсеков с постаментов. Короче говоря, если вы мните себя злым гением, Сайда-губа явно неперспективное для вас местечко.

В результате остался один-единственный сценарий - падение самолета. Он тоже, по сути, невероятный. К тому же, отсеки настолько мощны, что даже в этом случае масштабы гипотетической аварии были бы весьма локальны. А их последствия не вышли бы за пределы объекта.

- Все варианты аварий, которые, в принципе, возможны на объекте, просчитаны. И ничего страшного произойти не может - ни теоретически, ни практически, - подтвердил главный инженер отделения «Сайда-губа» СЗЦ «СевРАО» Владимир Сергеев. - Отсеки подводных лодок очень прочные по определению. Даже при падении тяжелого самолета лишь теоретически, если, как говорится, очень не повезет, может разрушиться один из отсечных блоков.

Вот, собственно, этот самый, почти невозможный вариант, по худшему из теоретически возможных сценариев и был взят за основу легенды прошедших учений.

Итак, время «Ч» настало. В результате крушения самолета разрушен один из блоков реакторных отсеков. Из-за разлива авиационного топлива на площадке вспыхнул пожар. Объявлен сигнал «Радиационная опасность».

К ликвидации чрезвычайной ситуации подключаются головной офис «СевРАО», ситуационные центры Росатома, регионального правительства, главного управления МЧС России по Мурманской области, технический кризисный центр ИБРАЭ РАН и другие, как принято говорить, заинтересованные организации. Помощь Сайде готов оказать и судоремонтный завод «Нерпа». Это расположенное неподалеку крупное предприятие имеет немалый штат специалистов атомной отрасли.

Анализ ситуации показывает, что произошла разгерметизация хранящихся в поврежденном блоке контейнеров с твердыми радиоактивными отходами. Произошел выброс радиоактивных веществ.

Начинается тушение пожара. На площадку выходят работники самого объекта. Все они соответствующим образом экипированы, имеют необходимую подготовку и индивидуальные дозиметры. Кроме штатных датчиков, а ими Сайда утыкана, как булка изюмом, вокруг объекта выставляются посты радиационного контроля. Для выполнения дозиметрического контроля окрестностей выдвигаются соответствующие подразделения «Нерпы».

Тем временем в Сайда-губу прибывают медики и дополнительные пожарные расчеты. Их бойцы проходят необходимый инструктаж и получают дозиметры. Впрочем, на саму площадку «посторонние» пожарные машины заезжать не будут.

И вот уже пена и радиоактивная вода через дренажные трубы смываются с площадки в специальные емкости. Бесконтрольно в море ничто не попадет. Пожарные покидают площадку через санпропусник, оставляя все оборудование. С ним еще предстоит разобраться дозиметристам. Тут же выясняется: есть пострадавший. По сценарию учений один из борцов с огнем получил ожог. Им занимаются медики.

Необходимые показания передаются ученым и метеорологам. Специалисты ИБРАЭ и гидромета должны рассчитать, куда ветер может сдуть выброшенные в атмосферу радиоактивные вещества. По-видимому, они не покинут пределы объекта, но нужно проверить все. Дозиметристы оценивают радиационную обстановку на площадке. Выявлено пятно радиоактивного загрязнения площадью 500 квадратных метров. К делу приступают...

Часть этих операций была выполнена в полном объеме, часть - условно. В любом случае, на территории столь крупного объекта все учения выглядели какими-то нереальными, почти кукольными.

Но подобная «игра в солдатики» необходима. Сколь бы ни мала была вероятность ЧП, к нему надо быть готовыми. А иностранные наблюдатели обеспечили тот самый взгляд со стороны. Каковы же оказались их впечатления?

- На Кольском полуострове находится значительное число потенциально опасных объектов. Поэтому для нас, ваших соседей, очень важно, чтобы система аварийного реагирования на них была на высоком уровне, - отметила норвежский эксперт Ингер Эйкельманн. - И сегодня мы еще раз увидели, что такая система эффективна. Я удовлетворена тем, как все организовано на объекте в Сайда-губе. Это впечатляет.

Выходит, люди оказались поактивнее атома.

Игорь ЯГУПОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 23.06.2012

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
67,523876,092679,647873,8708
Афиша недели
Тени незабытых предков
Гороскоп на сегодня