11.10.2013 / Экология

От ядерной свалки - к зеленой лужайке

Этот путь предстоит пройти береговым техническим базам в Мурманской области

Фото: Лев Федосеев

Вчера губернатор Мурманской области Марина Ковтун и члены Контактной экспертной группы МАГАТЭ побывали на двух объектах Северо-Западного центра по обращению с радиоактивными отходами («СевРАО»), расположенных в губе Андреева и Сайда-губе. Впрочем, серьезное обсуждение хода ведущихся там и на других объектах атомной отрасли региона работ состоялось накануне во время пленарного заседания.

В условиях открытости

- Это итоговое заседание, - подчеркнул в разговоре с журналистами руководитель проектного офиса «Комплексная утилизация АПЛ» дирекции ядерной и радиационной безопасности госкорпорации «Росатом» Анатолий Захарчев. - Оно традиционно проходит в конце года. Мы анализируем то, что было сделано, и планируем, что нужно сделать в будущем году. Если говорить об итогах применительно к Кольскому полуострову, следует отметить, что в ноябре будет введен в эксплуатацию стотонный портальный кран для перегрузки отработавшего ядерного топлива на ФГУП «Атомфлот». Франция выделила на это около миллиона евро. В конце прошлого года мы вывезли из Гремихи все топливо водо-водяных и первую партию топлива жидкометаллических ядерных реакторов. Это тоже большое достижение.

- Отрадно, что международное сотрудничество в атомной отрасли не прекращается, - подчеркнул секретарь Общественного совета по вопросам безопасного использования атомной энергии в Мурманской области Сергей Жаворонкин. - Особенно активны в этом наши северные соседи - Норвегия и Швеция. Но и далекая Италия продолжает финансировать важные объекты в губе Андреева. Хочу отметить, что на часть пленарного заседания КЭГ МАГАТЭ были допущены журналисты. Я принял в нем участие как представитель общественного совета. Это говорит о большей открытости для общества рассматриваемых вопросов.

Безопасность важнее сроков

База в губе Андреева была создана для хранения радиоактивных отходов (РАО), образующихся в результате эксплуатации атомного ледокольного флота. Позднее объект был передан Северному флоту и использовался в качестве пункта перезарядки ядерных реакторов атомных подводных лодок и временного хранения отработавшего ядерного топлива (ОЯТ). Здесь длительное время базировались суда атомного технологического обслуживания, занятые перезарядкой ядерных реакторов, а также обеспечением эксплуатации атомных субмарин. Два десятка лет назад база фактически была закрыта и мало-помалу стала ветшать. С передачей ее в ведение «СевРАО» началось приведение объекта в порядок. Конечная же цель - вывоз отсюда всего опасного содержимого и полная реабилитация объекта.

- Ранее планировалось, что вывоз отработавшего ядерного топлива начнется в 2014 году. Сегодня сроки сдвигаются на два года, - сообщил Анатолий Захарчев. - Причина задержки в следующем: в 2010 году Великобритания отказалась от участия в глобальном партнерстве. Пришлось искать другого донора для создания инфраструктуры под вывоз ОЯТ. На это ушел год с лишком. Новым партнером стал Европейский банк реконструкции и развития. Но ему, естественно, потребовалось время, чтобы включиться в работу. Вот два года и потеряли. Если начнем вывоз ОЯТ в 2016-м, то есть перспектива закончить его в 2021-2022 годах. Это вполне реально.

- Да, сроки вывоза ОЯТ из губы Андреева сдвигаются. Но этот вопрос должен быть решен в первую очередь с точки зрения соблюдения всех условий безопасности. Спешка тут ни к чему. С этим, думается, согласны все, - высказал свое мнение по этому вопросу Сергей Жаворонкин.

Вывоз ОЯТ из Гремихи, как уже было сказано выше, идет полным ходом. Объект этот был создан в конце пятидесятых годов для обеспечения эксплуатации, проведения докового осмотра и ремонта дислоцировавшихся здесь атомных подлодок, хранения ОЯТ и РАО. В 2012 году силами работников отделения была осуществлена беспрецедентная операция по выгрузке отработавшего ядерного топлива из реактора с жидкометаллическим теплоносителем АПЛ проекта 705.

- Думаю, к 2020 году мы Гремиху от ОЯТ очистим полностью, - заметил Анатолий Захарчев. - Фактически получим здесь «коричневую лужайку». Так называют территорию, пригодную для производственной деятельности. А после окончательной реабилитации здесь будет уже «зеленая лужайка», пригодная практически для любых хозяйственных нужд.

Полигон для новых технологий

Современный и безопасный пункт длительного хранения реакторных отсеков был создан в Сайда-губе. И здесь не обошлось без международной (конкретно - немецкой) помощи. В будущем году в Сайде вступит в строй и региональный комплекс кондиционирования и долговременного хранения РАО.

- На хранение уже поставлены 54 реакторных блока, - напомнил Анатолий Захарчев. - Скоро придут еще семь. Это будет уже более 53 процентов от всех блоков, которые изначально находились на плаву.

В Сайде пройдет и утилизация плавтехбазы «Володарский». Ее перегнали сюда в июле. Предварительная подготовка судна к разделке прошла на территории «Атомфлота». Теперь из него предстоит выгрузить опасное содержимое, разрезать на части и поставить на хранение превращенные в саркофаги радиоактивные блоки.

- Раньше подобные технологии в Сайда-губе не применялись, - отметил представляющий «РосРАО» Вазген Амбарцумян. - Так что дело это для нас новое. Сейчас мы в сотрудничестве со снежногорским СРЗ «Нерпа» и «Атомфлотом» готовимся к этому, ждем соответствующую лицензию Ростехнадзора.

Уже в этом году планируется поднять ПТБ «Володарский» на твердое основание. Это станет своего рода генеральной репетицией утилизации на «Нерпе» другой, более проблемной плавтехбазы - «Лепсе».

Больные темы

«Лепсе» привели на «Нерпу» год назад. Однако постановке судна на стапельную плиту предприятия мешает АПЛ «Ленинский комсомол». О судьбе первенца отечественного атомного подводного флота «Мурманский вестник» подробно рассказывал. Атомоход находится на стапельной плите «Нерпы» с 2005 года. Разделанный на три части, он ждет своей участи. Неравнодушные люди бьются за превращение лодки в музей. Но для начала ее необходимо хотя бы, что называется, собрать воедино и спустить на воду. Деньги для этого нужны относительно небольшие. Однако министерство обороны, в чьем ведении до сих пор находится АПЛ, их не выделяет.

- В декабре планируется перевести «Лепсе» к причалу, где будет срезаться надстройка, - продолжил Анатолий Захарчев. - Затем надо на стапель. Но вся задержка вышла из-за подлодки К-3 «Ленинский комсомол». Цена вопроса для спуска ее на воду - около 45 миллионов рублей. А стоимость превращения в музей - около 500 миллионов. Только наших дизельных подлодок по всему миру - от Африки до Европы - стоит 13 штук. Я имею в виду превращенных в музеи. В США стоит «Наутилус». И только у нас...

Но вернемся к «Лепсе». Объект этот, безусловно, непростой для утилизации. Поэтому особенно важно объяснить местному населению, что работы на нем будут вестись с соблюдением строжайших мер радиационной и технологической безопасности.

- Мы обсуждали этот вопрос на заседании общественного совета, - напомнил Сергей Жаворонкин. - Говорили, что нужны общественные слушания. Я был в Росатоме, и кураторы проекта согласились провести их в Снежногорске.

Еще одна серьезная проблема - очистка арктических морей от радиационно опасных объектов. Вопрос этот не новый. Он неоднократно рассматривался на заседаниях КЭГ. Грядет освоение Арктики, льды тают, мореплавание интенсифицируется. Между тем на дне приполярного шельфа находятся атомные захоронения. Во времена, когда технологии переработки ОЯТ и РАО еще не были разработаны, Советский Союз действовал по принципу «концы в воду».

Что и где захоронено, в общем-то, известно, однако полная инвентаризация опасного рукотворного содержимого глубин еще впереди. Наибольшую опасность может представлять затопленная в начале восьмидесятых годов у северо-восточного побережья архипелага Новая Земля АПЛ К-27. Подлодка с залитым битумом реакторным отсеком с топливом лежит на глубине всего 30-35 метров. И согласно прозвучавшему на заседании мнению специалистов Института проблем безопасного развития атомной энергетики (ИБРАЭ) Российской академии наук, реакторы ее сегодня могут находиться в критическом состоянии.

Понимание того, что с этим наследием нужно что-то делать, есть. Определенные работы, связанные с первичным анализом ситуации, ведутся. (Речь, естественно, идет не только о К-27, но и о других подводных захоронениях.) Но необходимые решения до сих пор не приняты.

- Вопрос затопленных и затонувших объектов очень сложный, - подчеркнул Анатолий Захарчев. - Заняться его решением - реально, но надо определиться с финансированием.

Фото:
Фото:
Игорь ЯГУПОВ.

Опубликовано: Мурманский вестник от 11.10.2013

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
62,685172,532977,108271,5747
Афиша недели
Айболит, а не гангстер?
Гороскоп на сегодня