26.04.2016 / Экология

Удержать реакцию на цепи

Ровно тридцать лет назад, 26 апреля 1986 года, на Чернобыльской АЭС тогда еще единого Советского Союза произошла крупнейшая в своем роде авария за всю историю атомной энергетики. Взрыв практически полностью разрушил реактор четвертого энергоблока станции, и в окружающую среду было выброшено большое количество радиоактивных веществ.

В течение первых трех месяцев после аварии погиб 31 человек, отдаленные последствия облучения, выявленные за последующие 15 лет, стали причиной гибели от 60 до 80 человек, 134 человека перенесли лучевую болезнь той или иной степени тяжести, более

115 тысяч были эвакуированы из 30-километровой зоны. Эхо той трагедии ощущается до сих пор.

И все же атомная энергетика не потеряла свою привлекательность. Ее плюсы огромны. Так, энергоемкость ядерного топлива чрезвычайно высока. Один грамм урана эквивалентен полутора тоннам нефти или двум с половиной тоннам угля. Это позволяет обеспечить стабильное и длительное производство энергии практически где угодно независимо от полноводности рек, наличия транспортных коридоров, температуры воздуха и прочих факторов. Подобная автономность крайне важна для отдаленных регионов, таких, как, например, Мурманская область. И абсолютно незаменима, если речь идет, скажем, о ледоколах или подводных лодках.

Но есть и обратная сторона медали. И речь даже не о возможности какой-либо новой аварии (недавняя трагедия на японской Фукусиме показала, что ее риск, к сожалению, полностью исключить нельзя), а о том, что даже при плановой эксплуатации, отработав, ядерное топливо не превратится в газ и воду. Внешне оно останется таким же, как и было раньше. Изменится лишь его структура. И, к сожалению, не в лучшую сторону. В результате распада делящихся материалов оно станет весьма радиотоксичным. Отработавшее ядерное топливо (ОЯТ) нельзя просто поместить на склад. Подобное отягощение атомной отрасли весьма существенно. А от решения этой проблемы напрямую зависит привлекательность атомной энергетики в целом.

569-я береговая техническая база в губе Андреева - хранилище отработанного ядерного топлива.

Насколько эффективно выстроена система обращения с ОЯТ в нашей стране? Этот вопрос рассмотрел на своем недавнем заседании общественный совет по вопросам безопасного использования атомной энергии в Мурманской области.

- Отработавшее ядерное топливо - это то, за что атомную энергетику всегда критикуют, - отметил секретарь совета Сергей Жаворонкин. - Проблема сложная, переработка топлива ведет к образованию большого количества твердых и жидких радиоактивных отходов. Существуют разные технологические пути. Кто-то утилизирует топливо, кто-то просто хранит. Для нашего региона весьма важно представлять, как выглядит эта проблема в целом и где мы находимся в этой большой цепочке.

Все звенья цепочки разложил участникам встречи по полочкам руководитель проектного офиса «Формирование системы обращения с ОЯТ» госкорпорации «Росатом» Константин Иванов. Как понятно из названия, в задачи офиса входит все, что связано с транспортировкой, переработкой, хранением топлива и извлечением из него полезных компонентов, которые могут быть использованы вторично для фабрикации топлива.

Какова же стратегия и практика обращения с ОЯТ в России? Начнем с того, что у нас доля атомной энергетики составляет 17 процентов. Мягко скажем, не самый высокий показатель. Для сравнения - во Франции он равен 50, в Японии (до трагедии на «Фукусиме) достигал 80 процентов. Многое, конечно, зависит от структуры природных ресурсов той или иной страны. В России много полноводных рек. Также мы располагаем значительными запасами газа. А атомная энергетика пока однозначно дороже гидро- и газовой генерации.

Но вернемся к теме материала. Ядерное топливо - диоксид урана. После отработки процент урана в нем снижается. Зато образуются плутоний и продукты деления. Именно последние и создают все проблемы. Все остальное можно использовать повторно. Так что хоронить подобное богатство неэкономно. Надо перерабатывать. Этой концепции и придерживается ряд стран, включая Россию.

- Самая продвинутая в этом направлении, конечно, Франция. Много топлива перерабатывает и Британия. Плюс другие страны - Япония, Индия, Китай, - пояснил Константин Иванов.

Прямо противоположная концепция - захоронение ОЯТ. Сделать это напрямую невозможно. Сначала тепловыделяющую сборку необходимо выдержать лет пятьдесят, а то и сто. Учитывая относительную молодость атомной энергетики, понятно, что ни одна страна пока до захоронения топливных сборок не дошла. Но по этому пути идут США, Швеция и Финляндия.

Теперь непосредственно о России. У нас в качестве стратегического направления принято замыкание ядерного топливного цикла. Это означает, что делящиеся материалы должны быть извлечены и использованы для создания новых топливных элементов. Но когда мы говорим о переработке ОЯТ, важно, чтобы весь процесс был рентабельным. И, как следствие, конкурентоспособным.

Источники накопления ОЯТ хорошо известны. Это атомная энергетика, исследовательские реакторы, ледоколы и подводный флот ВМФ. Все вместе они дают от 650 до 700 тонн в год. За прошедшие десятилетия в стране накоплено около 24,5 тысячи тонн.

- Процентов десять от мировых цифр, - уточнил докладчик.

Переработка определенных видов топлива освоена на производственном объединении «Маяк». Средние цифры за год - около 150 тонн. Всего с семидесятых годов переработано порядка 5600 тонн. На большее количество пока нет спроса.

Невостребованными остаются и продукты возможной переработки ОЯТ с реакторов РБМК-1000. А они установлены на половине всех энергоблоков российских АЭС. Отработавшее топливо с них складируется на горно-химическом комбинате в городе Железногорске Красноярского края.

Решение проблемы переработки ОЯТ может появиться только при развитии парка реакторов на быстрых нейтронах. Но будет это не завтра и даже не через десять лет. В настоящее время в мире действуют лишь две установки подобного типа. Обе - на Белоярской АЭС в Свердловской области. Там на третьем энергоблоке с восьмидесятого года работает реактор БН-600. В конце прошлого года к нему присоединился БН-800 на четвертом энергоблоке. Последнему перезагрузка топлива понадобится еще нескоро.

Так что пока отработавшее ядерное топливо продолжает накапливаться. Впрочем, как говорят специалисты-атомщики, ничего страшного в этом нет. Технология долговременного хранения ОЯТ отработана и безопасна. А будущие поколения наверняка найдут ему применение.

Игорь ЯГУПОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 26.04.2016

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,750876,054080,367273,1036
Афиша недели
Хит из медвежьего угла
Гороскоп на сегодня