20.07.2016 / Экология

Кольский залив под подозрением

Фото: Лев Федосеев

И нынешним летом на реках Тулома и Кола повторяется прошлогодняя история. Зашедшая на нерест семга начала болеть. Только на этот раз ветеринары сразу определили - это ульцеративный дермальный некроз (УДН). Такой диагноз поставили заболевшей рыбе прошлым летом. Он подтвержден многочисленными анализами и исследованиями, проведенными и у нас - в областной ветеринарной лаборатории, и за пределами края - в ряде научно-исследовательских институтов страны и за рубежом.

Лабораторно-диагностические исследования тканей кожи и печени больной рыбы показали, что наблюдаемые патологические изменения бывают именно при упомянутом некрозе.

- В прошлом году мы впервые столкнулись с заболеванием, которое ранее не отмечалось в реках Кольского полуострова в степени эпизоотии, то есть такого массового распространения болезни среди лососевых видов рыб диких популяций, - рассказывает начальник отдела физиологии и болезней рыб и объектов аквакультуры областной станции по борьбе с болезнями животных Наталья Калинина. - В этом году снова все повторяется, но пока мы не можем говорить о проявлении этого заболевания как о постоянном в зависимости от природных условий. Для этого нужна статистика нескольких лет, показывающая повторяемость случаев.

С 16 июня начала гибнуть рыба - как отсаженная для воспроизводства, так и та, что в Коле и Туломе: сапролегниоз на различных стадиях и характерные для начальной стадии УДН темные пятна на голове и бесчешуйных участках тела

С Натальей Робертовной мы беседуем о ситуации нынешнего года, о том, как она развивается, и что же все-таки могло стать причиной недуга.

- Необходимо и дальше вести мониторинг на реках, - подчеркивает она. - Их более 80, только своими силами государственной ветеринарной службе не справиться. И в этом году на регулярные расширенные заседания специально созданной летом 2015-го тематической рабочей группы мы приглашаем специалистов как из научных организаций, так и профильных ведомств, отвечающих за контроль экологической ситуации в регионе. В настоящее время идет совместная работа с региональным управлением гидрометслужбы и областной ветеринарной лабораторией.

В этом году заболевание отмечено раньше, чем в прошлом. Нынешнее тепло позволило и рыбоучетные заграждения (РУЗ) поставить раньше. Но на момент заболевания температура воды была одинаковая - и в этом году, и в прошлом.

Чтобы сбить вторичное заболевание - сапролегниоз, которое одолевает ослабленную рыбу, попробовали в этом году семгу, идущую через РУЗ, купать в лечебно-профилактической ванне. Почти каждую рыбину, как рассказывает Наталья Калинина, аккуратно изымали специальными сачками, перемещали из ловушки в небольшой рыбоводный бассейн, который был поставлен прямо в лодке, купали ее в лечебном растворе не более 1-2 минут, а затем или отсаживали для воспроизводства, или пропускали на нерест, пометив специальными метками. Метки стандартные, используемые ихтиологами для учета миграции диких популяций. Такие метки прикрепляются, как правило, к спинному плавнику.

Они не имеют специальной маркировки, с их помощью рассчитывают оценить эффективность проведенных профилактических обработок. Поэтому, если кому-то попадется экземпляр с подобным знаком, информацию, когда и где он пойман, нужно передать на страницу соцсети «ВКонтакте»: https://new.vk.com/club125209511, желательно с приложением фото.

Лечебно-профилактические ванны позволили сбить острую форму сапролегниоза. Но характерные проявления УДН - «расплавление» кожного покрова головы и других бесчешуйных участков тела рыбы - не прекратились, на теле стали появляться поверхностные разрушения в виде кровоизлияний различной формы, также замечено ярко выраженное ерошение чешуи по боковым сторонам тела.

Как пояснила Наталья Калинина, отбор производителей для искусственного воспроизводства пришлось, как и в прошлом году, прекратить. Это решение было продиктовано желанием пропустить на естественный нерест как можно больше сильной рыбы и пронаблюдать эффект естественного воспроизводства через 3-4 года, когда молодь, родившаяся из икры, отложенной семгой в этом году, начнет скат в море. Это задача науки - оценить объем популяции и последствия столь значительных потерь производителей. Особо печально, что заболеванию оказались подвержены наиболее крупные особи, плодовитость которых весьма высока - до 8-9 тысяч икринок у каждой самки.

С 16 июня начала гибнуть рыба - как отсаженная для воспроизводства, так и та, что в Коле. Аналогичная картина была и в Туломе: сапролегниоз на различных стадиях и характерные для начального периода УДН темные пятна на голове и бесчешуйных участках тела.

То есть рыба, заходящая с моря, уже имеет начальные признаки заболевания, которое развивается далее в пресной воде, подчеркнула Наталья Калинина.

А не виновен ли в заболевании Кольский залив? Может, он настолько загрязнен, что сам стал источником заразы? Хотя, как утверждают ученые, море имеет потрясающую способность к самоочищению. Но всему есть предел. И приемной емкости водоема тоже. Есть такой термин в рыбоводстве и гидробиологии.

Немаловажно учитывать и биопродуктивность водоема - возможность его экосистемы обеспечить выживание и формирование самовоспроизводящейся популяции или выживание особей на отдельных этапах развития. На одном из заседаний рабочей группы было принято решение об отборе проб воды в Кольском заливе, дабы оценить ее качество на путях миграции семги по заливу к Коле и Туломе. Точки отбора проб рекомендованы учеными Полярного института.

- Мы сейчас организовываем отбор проб в Кольском заливе в точках, где идут сбросы предприятий, в том числе и неочищенные. Эти точки нанесем на карту, там же отметим и миграционные пути атлантического лосося и посмотрим, что получится, - пояснила Наталья Робертовна.

Впрочем, как заметила она, у морских и проходных рыб имеется так называемая химическая рецепция, то есть восприятие запаха и вкуса воды при помощи специальных хеморецепторов. Они позволяют воспринимать малые концентрации растворенных веществ на значительном расстоянии. Это древнейшая и в то же время наименее изученная форма рецепции для взаимодействия организма с внешней средой. Учитывая все это, Наталья Калинина считает, что рыба могла и обойти опасное место. Если только опасным местом не стал весь залив.

В этом году, как отметили и ученые ПИНРО, и рыбоводы, и рыбаки-любители, семга вялая, то есть нарушены адекватные реакции на внешние раздражители. Мало того, что она, пойманная на спиннинг, не бьется, не рвется - для рыбака и азарта-то никакого нет при ее ловле, она еще и на самую распрекрасную приманку не очень-то и идет. Видно, аппетита нет, да и у самой рыбы азарт поиска добычи пропал.

- Сейчас мы собираем массу информации, - рассказывает Наталья Калинина. - Пробы, взятые в Коле и Туломе, отправлены в ведущие ветеринарные НИИ страны. У нас есть заключение Всероссийского института экспериментальной ветеринарии, что классическими методами, принятыми в лабораторно-диагностической практике, возбудителей инфекционных заболеваний не выявлено. А вот результаты гистологических исследований, проведенных в этом году в этом же институте, подтвердили диагноз, поставленный в прошлом году нашими коллегами из Национального ветеринарного института в Норвегии, - ульцеративный дермальный некроз.

Что же касается садковых аквахозяйств, в которых в прошлом году массово гибла рыба, следует отметить, что хозяйство, расположенное в губе Малая Волоковая - наиболее близко к путям миграции дикого лосося, не содержит живой рыбы с декабря 2015-го и находится в состоянии консервации. Хозяйство в губе Титовка Мотовского залива также проводит работы по консервации оборудования, рыбы здесь нет с февраля 2016-го. Действуют лишь два участка, расположенных в Ура-губе, инфекционных заболеваний рыбы в них пока не наблюдается.

В прошлом году было выдвинуто предположение, что дикая и окультуренная рыба заразили друг друга. Только кто кого? Удрала ли больная в свободную стихию через дырку в садке и заразила вольную стаю или приболевшие дикари, проходя мимо садков, воздействовали на окультуренных собратьев? Эти гипотезы обсуждаются.

Но разница в возрасте и физиологическом состоянии лососей диких и культурных мешает признать справедливыми такие предположения. УДН одолевает только взрослых особей. В аквахозяйствах же содержится лишь молодняк - акселераты, которых выращивают до весьма значительных размеров, повзрослеть они не успевают.

- Задачи на лето для областной ветеринарной службы и всех отвечающих за популяцию семги ведомств - мониторинг рек Кола, Тулома и других семужьих речек с целью выявления больной и погибшей рыбы, - определяет Наталья Калинина.

Нужно продолжить, - считает Калинина, - проведение необходимых лабораторных исследований пораженной рыбы, оценить состояние численности атлантического лосося в реках Кола и Тулома за 2014-2016 годы, усилить меры по сохранению дикого атлантического лосося, охране его от нелегального промысла путем объединения усилий рыбоохраны с другими полномочными ведомствами.

И здесь, как подчеркивает Калинина, проблема выходит за границы нашего региона и полномочий региональной ветеринарной службы. Необходимо разработать долгосрочную международную программу исследований и контроля с привлечением ведущих профильных научных организаций.

Как сообщает она, мы имеем данные и от шведских, и от финских коллег. Там на некоторых речках те же проблемы со здоровьем нерестовых генераций лосося, симптомы - сходные. Эта информация уже находится в свободном доступе на интернет-порталах государственных ветеринарных служб. Атлантический лосось - наше богатство, и сохранить его популяции в разных реках разных стран, а их не так много, наша общая задача.

Галина ДВОРЕЦКАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 20.07.2016

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
57,086167,298872,129470,1778
Афиша недели (16+)
 Российская космическая одиссея
Гороскоп на сегодня