Некоторое время назад в средствах массовой информации на всю страну был оглашен список регионов с самыми высокими тарифами на обращение с твердыми коммунальными отходами - ТКО. Совсем не в числе первых, но попала туда и наша область. Почему в одних субъектах Федерации стоимость этой услуги ниже, чем в других? Из чего она складывается? С этими вопросами я обратилась к председателю регионального комитета по тарифному регулированию Владимиру Губинскому.

Через год свалки исчезнут

- Это комплексная услуга, она включает в себя работы от контейнерной площадки до полигона, - начал председатель КТР, что называется, от печки. - Региональный оператор один - «Управление отходами». Он совместно с транспортирующими организациями собирает мусор, который затем либо утилизируется, либо обезвреживается, либо захоранивается на полигоне или действующих в данный момент свалках. В общих чертах именно эти составляющие и включаются в тариф регионального оператора.

Если рассматривать детальнее, то перво-наперво мусор надо забрать с контейнерных площадок. Представляете себе, какой это массив работы? С каждого двора каждого населенного пункта области. Здесь задействовано большое количество людей и техники, которая требует обслуживания, бензина и т. д.

Еще одна статья расходов - обезвреживание и захоронение. Первым у нас сегодня занимается только АО «Завод ТО ТБО». И его услуги, разумеется, тоже включаются в общий тариф регионального оператора. А захоронение производится либо на полигоне, либо, как уже упоминалось, на легально действующих пока еще свалках. Они принадлежат муниципалитетам, часть сдана в аренду коммерческим организациям, таким, как, к примеру, ООО «Чистый город», которое осуществляет свою деятельность на территории Апатитов и Кировска. Аналогичные организации действуют в Кандалакшском, Ковдорском, Ловозерском районах, Мончегорске, Полярных Зорях. Постепенно будет внедряться схема, по которой изо всех муниципалитетов отходы свозятся на полигон. Потому что весь их объем закреплен за региональным оператором. Кстати, несанкционированные свалки в его компетенцию не входят. Их будут выявлять и ликвидировать в рамках муниципальных программ. То есть рекультивация легальных и нелегальных свалок, где происходит складирование и захоронение мусора, должна происходить параллельно. К 2021 году этот процесс с учетом строительства мусороперегрузочных станций и мусоросортировочных комплексов должен быть завершен.

- Кроме того, есть еще собственные расходы оператора, связанные с полигоном, - продолжил Владимир Губинский. - Там работает персонал, который нанимают в близлежащих населенных пунктах. На уже упомянутых мусороперегрузочных станциях и мусоросортировочных комплексах тоже люди работают, и их заработная плата тоже должна быть учтена в тарифе. Точек складирования, с которых мусор потом будет доставляться на полигон, чтобы удешевить стоимость транспортировки, планируется много. Потому что если машины будут свозить мусор от контейнерных площадок сразу на полигон, им придется проезжать десятки километров, затем возвращаться обратно, и так много раз. Это очень дорого.

Меньше не значит лучше

Как, наверно, уже известно читателям, с 1 апреля тариф уменьшился: был 890 рублей 42 копейки за кубический метр, а стал 866 рублей 95 копеек. Соответственно уменьшилась и плата граждан за услуги обращения с ТКО. Вместо 133 рублей 56 копеек (на одного человека) в наших майских квитанциях появится цифра 130 рублей 4 копейки. Это обусловлено снижением ставки платы за негативное воздействие на окружающую среду.

- Когда комитет утверждает любой тариф, мы собираем данные по расходам организации, которые она будет нести в будущем, и делим на объем мусора, который будет произведен всеми потребителями за расчетный год и зафиксирован в документах регионального правительства. Как рассчитывается цена на хлеб? Расходы, которые несет организация, делятся на объем произведенного хлеба. Так и здесь, - пояснил мой собеседник. - Вот получили мы тариф. Умножаем его на норматив, который был рассчитан министерством природных ресурсов. В год он составляет 1,8 кубического метра, соответственно, в месяц - 0,15 кубометра мусора на человека. И простым умножением норматива на тариф получаем размер платы.

Естественно, мы, жители области, сравниваем наши расходы на коммуналку, в том числе и стоимость обращения с ТКО, с их стоимостью в других регионах. Есть такие, где она существенно меньше. К примеру, в Республике Коми - 117 рублей 50 копеек, а в Псковской области и вовсе 95 рублей. Понятно, что это зависит от множества условий. К примеру, от дальности между объектами обслуживания, стоимости услуг подрядных организаций.

- Но почему разница в тарифах так велика? - поинтересовалась я.

- Когда начинаешь разбираться, что входит в состав этой небольшой платы, становится понятно, что там нет никаких мероприятий, связанных с переходом на современные методы утилизации, захоронения, обезвреживания отходов. То есть мусор просто закапывают в землю. Но нормативные документы федерального уровня предусматривают эти мероприятия, и от оператора все равно потребуют их осуществлять. Это касается не только регионов с низким тарифом. Где-то он уже сейчас выше, чем у нас. К примеру, в Санкт-Петербурге плата с человека - 142 рубля 90 копеек, в Ямало-Ненецком автономном округе 150 рублей, в Вологодской области - 174 рубля 90 копеек. А им придется туда еще инвестиции закладывать, поскольку ввели тариф без учета современного полигона, сортировочных комплексов, разделения отходов на фракции, утилизации. И цена услуги у них, само собой, будет увеличиваться.

Одним выстрелом двух зайцев

- Тарифы вообще имеют нехорошую привычку расти год от года. Некоторые областному правительству удается сдерживать за счет увеличения субсидий ресурсоснабжающим предприятиям для компенсации выпадающих доходов. Почему это происходит?

- В первую очередь это параметры инфляции, которые утверждаются Минэкономразвития РФ. Предприятия пользуются в своей работе услугами тех или иных организаций. При формировании договорных отношений на 2019 или 2020 год поставщики этих услуг изначально планируют небольшое увеличение за счет индексации зарплаты, роста стоимости материалов, бензина, кредитования и т. д. То есть это происходит совсем не потому, что предприятие просто захотело увеличить свои доходы. Комитет как регулятор в рамках законодательства в сфере ТКО ставит регионального оператора в определенные рамки, заставляя его, что называется, крутиться. Тот должен жестче работать с кредитными организациями, заниматься нерегулируемыми видами деятельности, связанными с продажей вторсырья, производством RDF-топлива. То есть за счет продажи, скажем, картона, пластика или стекла у регионального оператора появится дополнительный доход. Соответственно, это снизит их затраты, и КТР как регулятор должен будет уменьшить тариф. Или по крайней мере сгладить его рост.

- А как вы узнаете об этих дополнительных доходах? - уточнила я.

- В начале 2020-го получим от них годовую отчетность за 2019 год и при утверждении тарифа на 2021-й учтем этот момент. Например, уже сейчас планируется ряд мероприятий с RDF-топливом. Это от английского refuse derived fuel, в вольном переводе - «топливо из отходов». В состав RDF входят такие высококалорийные фракции, как пластик, бумага, картон, резина, кожа, дерево и прочее - все, что можно использовать как топливо хотя бы в малых населенных пунктах, учитывая перспективу избавления от мазутозависимости. Поскольку люди непрерывно производят мусор, он является постоянно возобновляемым источником тепла. Таким образом решаются сразу две задачи: отопления населенных пунктов и одновременно сдерживания роста тарифа на обращение с ТКО.

- Люди частенько подозревают органы власти, устанавливающие тарифы, в сговоре с предприятиями, для которых они устанавливаются. Кто контролирует этот процесс?

- Здесь у нас очень жесткий контроль, и выстроен он следующим образом. Первое: мы рассчитываем тарифы не как бог на душу положит, а в соответствии с методикой, которая определена постановлением правительства РФ и антимонопольной службой. Она же контролирует наши решения. Если у ФАС возникают сомнения - а мы в этом году направляли туда предварительные подсчеты, - она нас поправляет. В минувшем году вносилось много изменений в нормативные акты в сфере обращения с ТКО, и поначалу действительно имели место поблажки для операторов тех или иных регионов. Но в том числе и по нашей просьбе ФАС приняла решение руководствоваться не просто заявлениями организаций, с которыми они выходят на конкурс, а требовать предоставлять максимально возможное количество обосновывающих тариф документов. И если есть сомнения по поводу каких-то из этих документов, то есть расходов, эти затраты комитетом в цену не включаются. Мы за минувший год при утверждении тарифов на 2019-й у всех ресурсников - теплоснабжающих, водоснабжающих и других регулируемых организаций - исключили необоснованные затраты на общую сумму 11,2 миллиарда рублей, сняв таким образом нагрузку с потребителей и с бюджета.