04.08.2004 / Экономика

ВОЗРОДЯТСЯ ЛИ КАЙРАЛЫ?

Сколько полуразрушенных бывших колхозных и совхозных построек стоит по всему Северу! Сколько пустующих изб, заброшенных полей глядят на людей с укором! Восстановится ли хотя бы что-то из этого? Когда начинает возрождаться какое-то сельскохозяйственное производство, для многих из нас это - словно чудо. Недавно я увидел такое чудо.

В 150 километрах от Кандалакши и в трех десятках километров от границы с Финляндией лежит обширный район лесов, лугов, озер, именуемый с древности Кайралами. Говорят, так называлось финское поселение, состоявшее из нескольких хуторов. Его обитатели жили лесом, рыбой, огородами и полями, где взращивали рожь, ячмень, овес. В послевоенное время сюда пришли лесорубы, и возник лесопромышленный комплекс (ЛПК) Минобороны.

А в 80-х годах минувшего столетия в Мурманской области заработала специальная программа развития кормовой базы животноводства. Запланировали отвоевать у леса и окультурить 20 тысяч гектаров земли. Посеянных на этой площади трав с лихвой хватило бы на все животноводческие хозяйства Кольского полуострова. В 1987 году пришли туда (в Кайралы?) мелиораторы и спустя четыре года обезлесили почти половину намеченных площадей. Две тысячи гектаров готовых полей засеяли травами в 1991 и 1992 годах работники совхозов "Кандалакшский", "Нивский", "Княжегубский" и "Полярные Зори". Построили там (в Кайралах?) несколько огромных сеносушильных складов, где траву сушили электровентиляторами. Провели от Алакуртти ЛЭП.

А спустя два года под ударами перестройки все это рухнуло вместе с самими сельхозпредприятиями и лесопромышленным комплексом. Поля и наполовину разработанные участки леса оказались заброшенными, сеносушильни и иные постройки разграбленными, полуразрушенными. Местность обезлюдела. Прекрасное дело освоения земель, в которое были вложены огромные средства, зачахло. Кайралы стали для сельхозпроизводителей области неспетой песней.

Вот здесь и решил один человек оживить землю и возродить поселение. Это предприниматель Александр Глебов. Бывший моряк-радиоспециалист, затем представитель "Арктикморнефтегазразведки" в Финляндии по приему строившихся там судов. Со временем перешел в бизнес: создал в Мурманске небольшую фирму по остеклению лоджий, а после нее - другую, более солидную. Стал заниматься поставками металла с Украины в наш и другие регионы, а также лесопилением, автоперевозками, торговлей, в том числе и внешней. Обстоятельства сложились так, что переехал он затем с семьей в Финляндию. Там, в Оулу, создал фирму, в задачу которой также входило внешнеторговое взаимодействие с Россией - с Мурманской и Вологодской областями.

И этот оставшийся российским гражданином предприниматель начал вдруг хлопотать о Кайралах. При встрече я поинтересовался у Александра Михайловича, что подвигло его на столь неординарный для бизнесмена шаг - заняться явно убыточным делом? Вот что он рассказал.

Занимаясь поставками в Финляндию лесной продукции из Вологодской области, Глебов столкнулся со многими сложностями. Главной же помехой делу стала необязательность партнеров-россиян. Она нередко сводила на нет все усилия. И тогда Глебов понял: будет лучше, если он сам займется в России производством лесной продукции и ее экспортом. Организовал фирму. Из трех возможных мест для пиления леса - Умбы, Алакуртти и Кайрал - по ряду причин пришлось выбрать последнее. Зачастую различные чиновничьи структуры не только не способствовали, но и явно препятствовали новому делу. Хотя некоторые служилые люди, особенно в областном центре, помогали. Ибо по-человечески понимали: надо человеку дать шанс. Дело-то полезное. К тому же предприниматель сразу объявил, что хотел бы не только пилить лес, но и осваивать земли под сельхозугодья. Восстановить былое хозяйство и наладить поставки сена и сенажа животноводческим хозяйствам, а также картофеля, капусты и других овощей населению Мурманской области. И со временем, быть может, развить здесь животноводство.

Пиление доски не стало успешным: высокая стоимость сырья-пиловочника делала практически бессмысленным это предприятие. В соседней Финляндии производительность труда в лесопилении гораздо выше, чем в России. Собственно, главным образом из-за того, что нашей стране сложно тягаться с Западом в технологии и себестоимости производства продукции, мы и вынуждены продавать так много сырья.

Однако от затеи своей бизнесмен не отказался. Взялся валить лес - и для пилорамы, и на экспорт в Финляндию. Так и возникло ООО "Огни Кайрал". А бок о бок с ним начало действовать "Крестьянское хозяйство Глебова".

На всем 180-километровом пути от Кандалакши до погранпункта Салла лишь два поселения - Алакуртти и Кайралы. Здесь рядом со старыми домиками бывших лесозаготовителей, в которые летом наезжают дачники, располагаются постройки усадьбы хозяйства Глебова. Самые значительные из них принадлежат участку лесопиления с крытым складом, цеху обслуживания автотракторной техники, складу для сена и досок. Тут же небольшое кирпичное здание офиса с жилыми комнатами, столовой и кухней, а также общежитие для рабочих, баня, свинарник. Возводятся столовая, прачечная и овощехранилище. А еще есть два симпатичных домика близ самой дороги. Но о них позже.

Слышен визг циркулярной пилы. Сергей Тютюнник с помощником Александром Комлевым пилят бревна на брусья, на доски разной толщины. Аккуратно увязанные стандартные пакеты их и рядом, и на складе. Продукция не залеживается. Ее берут в Мурманск и Оленегорск на стройки, заказы поступают и с финской стороны. При мне отгрузили партию доски для Кандалакшского УЖКХ.

Немало разной техники на территории базы - бульдозер, грейдер, трактора, самосвалы и снегоочистители. Все это необходимо для строительства и ремонта дорог, ведущих к лесным делянкам. И вовсе уж необычную машину увидел я там: нечто вроде колесного трактора с толстой "рукой"-манипулятором. Оказалось, это основной "лесоруб", канадский лесозаготовительный автоматизированный комплекс - харвейстер. Он действует в паре с другой машиной, форвардером. Первая спиливает дерево, очищает от сучьев, придает заданную длину. Вторая - поднимает и транспортирует заготовленные бревна к месту их складирования или погрузки на автолесовозы.

С делянок "Огней Кайрал" иностранные водители везут лес прямо в Финляндию. Финны работают у Глебова и на принадлежащих им (лично?) харвейстерах и форвардерах. Три таких комплекса наняло (арендовало?) ООО. Работают они поочередно: пока два на делянках, один ремонтируется. При такой технологии заготовки остальной лес практически не страдает. Работа этими машинами - пожалуй, единственно приемлемый вид заготовки древесины. Ибо рубка нашими средствами и методами практически нерентабельна.

Александр Михайлович поведал, что ООО не собирается форсировать объемы заготовки леса. На арендованных "Огнями Кайрал" площадях в несколько десятков тысяч гектаров они заготавливают 20-22 тысячи кубометров древесины в год. Хотя имеется возможность брать и больше без опасности подрыва сырьевой базы. Можно, конечно, взять сразу много и уйти, как делают некоторые предприниматели, не заботясь о том, что оставшемуся лесу надо прирастать до нужной кондиции, как правило, 20-50 лет. Предприятие "Огни Кайрал" за счет собственных средств решило проводить еще и рубки ухода в молодняках. Такие работы выполнены уже более чем на 3 гектарах вдоль автотрассы Алакуртти - Салла.

- Мы пришли сюда не временно, - говорит предприниматель, - и потому намерены брать лес не спеша, в таком режиме, чтобы и нам хватало постоянно, и он успевал бы прирастать.

Надо сказать, за счет прибыли от лесозаготовок производятся сейчас многие работы в крестьянском хозяйстве Кайрал.

Долго мы беседовали в тот вечер. И вырисовывалась картина восстановления Кайрал - отнюдь не в радужных красках. Сквозь острейшие тернии проблем приходится продираться этому крестьянскому хозяйству - и объективных, юридических, и субъективных, именуемых человеческим фактором. У нас любят говорить: дескать, сами создаем себе трудности, а затем героически преодолеваем их. Здесь явно не тот случай. Проблемы и трудности создают другие, инициаторам же восстановления Кайрал приходится затрачивать массу времени, усилий и средств для их преодоления. И поединок этот проходит пока с переменным успехом. А потому быть Кайралам или не быть - этот вопрос остается открытым.

В Кайралах снова косят травы. Я побывал там как раз в эту пору. Сеноуборочная машина ходит за трактором, оставляя за собой ряды валков. Здесь пробуют сушить траву под открытым небом, вороша механическими граблями. Затем пресс-подборщик пакует сено, и его отвозят на склад.

Здешнюю землю - 125 гектаров "Крестьянское хозяйство Глебова" выкупило в 2001 году. В следующем началась заготовка сена. Первый сбор реализовали подсобному хозяйству военных в Алакуртти в обмен на поросят, которых теперь выращивают при усадьбе. В прошлом году удалось заготовить 30 тонн сена в пресс-пакетах. Такая заготовка идет и сейчас. Правда, ненадежная дождливая погода диктует Александру Глебову иную технологию: рулонную, когда недосушенную траву с консервантом упаковывают сразу в полиэтилен.

За сенокосными полями зеленеет картофель, почти гектар. Приобрел Глебов финский картофельный посадочно-уборочный агрегат, пригласил для работы на нем паренька-механизатора из поселка Енский. Эта посадка - пробная, ибо не решил еще Александр Михайлович, что именно будет сеять или сажать на 125 гектарах (но картофель-то только на 1 га). Тем более что заброшенная земля требует восстановления. В планах - расчистка дренажных канав, спуск накопившейся воды в озеро, а также дискование кочкарников, известкование почв. Все это огромные затраты. Но если уж взялся за гуж...

Да, пока работы по земле, по строительству на усадьбе убыточны. Александр Михайлович планировал использовать земли под сенокосные угодья, за исключением 5-10 гектаров для выращивания картофеля и некоторых других овощей. Больший объем картофеля трудно будет реализовать, считает руководитель хозяйства. Хотя если засадить все 125 гектаров картофелем, то можно накормить им практически всю Мурманскую область.

Поля тянутся вперемежку с полосами кустарников далеко к северу. Слева лесной массив, справа поблескивает гладь большого озера - Верхнего Куолаярви. А по другую сторону автодороги на Саллу - Нижнее Куолаярви. По берегам этих озер, на мысах и стояли прежде хутора финнов.

С прошлого года вода из Нижнего Куолаярви подается на усадьбу насосом. До этого ее возили тракторной бочкой. Осталось сделать лишь разводку, чтобы она поступала ко всем постройкам, прежде всего к общежитию, бане, свинарнику, строящейся столовой-прачечной. Уже стоит под крышей каркас этого здания. Оттуда слышен стук молотков. Работает бригада из трех человек, бывших шахтеров Донбасса.

Почти половина коллектива "Огней Кайрал", насчитывающего тридцать человек, приехала сюда из Енакиево, родного города Глебова. Оттуда же и его соратник, главный механик Александр Разуменков. В его ведении самое обширное и хлопотное хозяйство: техника, на которой держится все. Александр работает здесь уже третий год. Два его сына с женами и собственная супруга тоже трудятся в "Огнях Кайрал".

Кто-то из работников сейчас в ежегодном отпуске, а кто-то еще только собирается. Бывший шахтер Ренат Исламгулов скоро отъезжает домой. "Отвезу, - говорит, - семье денег, отдохну и снова сюда". Саша Комлев, работающий на распиловке, прежде трудился на Енакиевском металлургическом заводе. Позвали в Кайралы, приехал. "Дома, - признается, - таких денег не заработать". В среднем по 5-7 тысяч рублей в месяц получают здесь.

А вообще, персонал - больная тема для Глебова. Он не терпит лени, разгильдяйства, пьянства. Почему многие приехали сюда издалека, с Украины? Полсотни жителей Алакуртти, поработав в "Огнях Кайрал", не выдержали испытания на трезвость и работоспособность. Вот и пришлось Глебову с ними расстаться. А ведь как было бы хорошо, если бы прижились да остались тут! Правда, для этого требуется хорошее жилье. Его и намерен строить начиная уже с будущего года Александр Михайлович. Чтобы можно было приглашать в Кайралы хороших специалистов хотя бы года на два-три. А там кто-то из них, глядишь, и осел бы, а за ним другие.

Первоначальный план Глебова по развитию Кайрал предусматривал именно такой - параллельный - вариант. Жители Мурманской области, желающие заниматься сельским хозяйством, могли бы получить от администрации Кандалакши земельные участки в районе Кайрал, взять для этого под гарантию обладминистрации технику и оборудование по лизингу. Ввоз такой техники из Финляндии обеспечивала бы, используя таможенные льготы, дочерняя фирма финского предприятия Глебова, учрежденная в Кайралах со стопроцентным иностранным капиталом. А для снабжения своих хозяйств топливом, семенами, для сбыта выращенной продукции фермеры могли бы создать кооперативы. Все это, по мысли Александра Глебова, поможет избавить фермерские хозяйства от проблем, которые мешают развиваться у нас сельскохозяйственному бизнесу.

Не случайно начинает (начал или только собирается?) добиваться Глебов присвоения Кайралам, вахтовому пока поселку, статуса постоянного поселения. Такой статус позволит успешно развиваться в нормальный населенный пункт. И это, думается, было бы правильным решением для области, где немало безработных. Появилось бы постоянное поселение близ границы, на хороших землях да еще при международной автодороге, которая становится все оживленнее.

Кстати, еще один род деятельности предусмотрен в "Огнях Кайрал" - туризм. И два симпатичных деревянных дома при дороге, которые упомянуты в первой части материала, как раз и предназначены для обслуживания туристов. Тот, что побольше, - гостиница с холлом для отдыха, с бильярдной, пока законсервирован: не хватает средств его достроить. Второй почти готов. Это придорожное кафе с комнатами в мансарде для ночлега. Дома эти будут здесь как нельзя кстати. Ведь на всем почти двухсоткилометровом пути от Кандалакши до погранпункта Салла негде остановиться, чтобы перекусить, отдохнуть. Нет для этого условий и в Алакуртти.

Дом-кафе практически готов к приему посетителей, заминка лишь с документацией, массу которой требуют чиновники. А иностранные туристы, к слову, уже начали использовать усадьбу как промежуточную базу в своих турах. Летом группы пересаживаются здесь на вертолет и отправляются к рыболовным рекам, зимой переодеваются, садятся на снегоходы и уходят за полторы сотни километров на карельскую турбазу в Пяйозеро.

...Идем с Александром Михайловичем по территории базы-усадьбы.

- Многого еще не хватает, - говорит он, оглядывая свое уже немалое хозяйство: технику, постройки. - Эти горы обрезков пиления, горбыль будем скоро сжигать в биокотельной и получать бесплатное тепло. И запасные котельные поставим - электрическую и дизельную. Наладим надежную телефонную связь с Кандалакшей, Финляндией.

И еще одной мечтой поделился Глебов: завести стадо коров, пригласив толкового специалиста-животновода и построив коровники, цех по производству продукции из молока.

Слушаешь - и вроде выходит, что все планы предпринимателя вполне реальны. Да только путь к их достижению ох как многотруден! А потому, хоть и хочется верить в светлое будущее Кайрал, но сомнения одолевают: многое, что замышляли у нас светлые головы и сильные личности, к сожалению, так и не воплотилось. А что же сам Глебов, неужели нисколько не сомневается в успехе задуманного?

- Если бы снова надо было выбирать, где начинать дело, - размышляет мой собеседник, - выбрал бы или Алакуртти, или вообще не стал бы его заводить. Очень тяжко поднимать все это у нас, к тому же практически на пустом месте. Но теперь... отступать некуда. Ведь если уйду отсюда, уверен: опять все будет разграблено, разрушено и опустеет. Мы пришли, чтобы создать в этом прекрасном месте поселение. И вопрос сейчас в том, появятся ли здесь постоянные жители. Если появятся - выживем и останемся навсегда.

Игорь ЧЕСНОКОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 04.08.2004

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
61,261072,239076,138570,7868
Афиша недели
Альтернативная голливудская математика
Гороскоп на сегодня