06.03.2008 / Экономика

Какие правила - такое рыболовство

Фото: Вишневский Павел
Заседание Северного научно-промыслового совета в конференц-зале ПИНРО.

- Что-то здесь демократией не пахнет!

"Здесь" - это в конференц-зале ПИНРО, где на днях проходило заседание Северного научно-промыслового совета. А бросил этот упрек руководитель областного департамента рыбного хозяйства Вадим Соколов. Справедлив ли был упрек? Ведь вроде бы все проходило чин чином: обсуждение, голосование... Вот только представителей одной стороны частенько обрывали на полуслове или не просто давали этого слова. В иных ситуациях исход казался и вовсе предрешенным... Впрочем, судите сами.

Силы были неравны

Два первых вопроса повестки дня - подведение итогов работы Северного рыбохозяйственного бассейна и установление ограничения рыболовства по минимальным объемам вылова - особых разногласий у участников совещания не вызвали. Зато при обсуждении изменений, вносимых в правила рыболовства для Северного бассейна, научно-промысловый совет раскололся на два противоборствующих лагеря.

Но начнем по порядку. В 2007 году Северный бассейн, как рассказал собравшимся начальник управления организации рыболовства Госкомрыболовства России Виктор Рисованный, сработал хуже, чем в предыдущем. Общий вылов без учета млекопитающих составил 817 тысяч тонн. И хотя почти полностью реализованы квоты трески, пикши, зубатки, краба, гребешка, морского окуня, камбалы-ерша, черного палтуса и мойвы, более 100 тысяч тонн различных видов остались неосвоенными. Сайды и сайки добыта только половина того, что было возможно. Фактически не велся промысел северной креветки и водорослей. Меньше выловлено путассу, скумбрии, сельди. В числе причин Виктор Рисованный назвал отсутствие механизмов оперативного перераспределения квот на биоресурсы и несовершенство правовой базы...

И буквально через четверть часа после того как прозвучали эти слова, приглашенные на заседание совета стали свидетелями формирования именно такой - несовершенной, с точки зрения рыбаков, - правовой базы. Именно вокруг нее развернулась на заседании баталия, силы в которой оказались неравны.

Изначально предполагалось, что правила рыболовства Всесоюзный научно-исследовательский институт рыбного хозяйства (ВНИРО) будет разрабатывать вместе со специалистами из прибрежных регионов. По рекомендации Северного научно-промыслового совета (СНПС) была создана рабочая группа, в которую входили рыбопромышленники, представители областных органов власти и территориальных управлений федеральных ведомств. И хотя регионы приложили большие усилия, чтобы правила максимально отвечали потребностям рыбаков, итоговый документ вызвал, мягко говоря, недоумение.

В частности, ученые закрыли для тралового промысла всю 12-мильную зону вдоль Кольского полуострова. Получилось, прибрежное рыболовство существует, квоты распределяются, а рыбу ловить нельзя. Для чего это сделано? Ответ такой: необходимо сохранить популяцию камчатского краба, который нерестится как раз в тех местах. "Но ведь краб обитает не везде, да и нерестится не круглогодично. Можно закрыть нужные районы на время нереста", - настаивали рыбаки. Но никакие доводы столичных ученых не убедили. Позже, уже без всяких пояснений, на целый год был закрыт еще один продуктивный район за 12-мильной зоной, где много трески, пикши, зубатки. Это решение было проведено через ученый совет ВНИРО непосредственно перед принятием правил, несмотря на протесты участвовавших в том заседании представителей ПИНРО и Ассоциации прибрежных рыбопромышленников и фермерских хозяйств Мурмана (АПРФХМ).

- Получается, что мы не можем работать тралами ни в 12-мильной зоне, ни за 12-мильной зоной. Где нам работать, в космосе, что ли? - возмущается председатель правления АПРФХМ Анатолий Евенко. - Кроме того, законодательство запрещает создавать одному предприятию преференции за счет других. А на практике получилось именно так.

Правительство Мурманской области разработало свои предложения о внесении изменений в приказ Минсельхоза России от 28 апреля 2007 года № 245, которым утверждены правила рыболовства для Северного бассейна. Поправки к пунктам, запрещающим применение донных тралов в прибрежных водах Кольского полуострова, были вполне компромиссными. Тем не менее из двадцати членов совета только семь проголосовали за то, чтобы их одобрить.

Надо отметить, что в состав СНПС входят также представители пограничного управления ФСБ. Это и понятно: без пограничного контроля и защиты наших водных биоресурсов не обойтись. Но вот какие соображения заставляли пограничников голосовать против рыбаков по пунктам, которые вроде бы никак не касались задач, стоящих перед их ведомством, осталось неясным. Свою позицию они никак не аргументировали. Но она тоже сыграла роль в том, что важные для рыбаков-прибрежников Мурмана предложения оказались, так сказать, в корзине.

- В Конституции ясно сказано, что водно-биологические ресурсы должны управляться совместно федеральными и региональными властями. Наши поправки - это результат работы специалистов, в том числе и надзорных органов. Но почему-то ученые считают себя вправе принимать односторонние решения. Зачем тогда создавать рабочие группы, если их мнение не учитывается? - задается вопросом руководитель рыбного департамента области. - Получается, что достаточно мнения одного специалиста ВНИРО, который и моря-то никогда не видел... Наука должна работать на экономику страны. А на заседании СНПС вся наука - и московская, и мурманская - проголосовала против предложенных областью поправок. Речь идет об огромной акватории, где могла бы работать добрая сотня компаний, добыча которых шла бы на стол мурманчан, а не за кордон, куда уходит тот же краб. Но в результате голосования на этой акватории практически карт-бланш получили именно две крабодобывающих фирмы. Трудно не оценить случившееся как прямое лоббирование их интересов.

Для кого хобби, а для кого вопрос выживания

Некоторые важные поправки, предложенные правительством области, все же были приняты во внимание. Например, о приловах. Действующие на сегодняшний день правила рыболовства разрешают только 10 процентов прилова. Сколько рыбы возьмет трал, никто не знает. И когда в нем оказывается больше, чем позволено правилами, искалеченную, уже нежизнеспособную рыбу выбрасывают в море. В противном случае по возвращении в порт придется оплатить 200 процентов стоимости излишка. По подсчетам специалистов, в прошлом году было выброшено за борт около 3 тысяч тонн рыбы.

- Мы полгода воевали по этому пункту, - рассказывает Вадим Соколов. - В наших поправках допустимый прилов зубатки составляет 45 процентов от общего веса в каждом улове, сайды - 49. Совет принял наше предложение, хотя и с перевесом всего в один голос. Мы надеемся, оно войдет в новые правила, и выловленную рыбу больше не придется выбрасывать.

Весьма значимым он считает и изменения, касающиеся спортивного рыболовства.

- В старой редакции правил указано, что сига и еще несколько видов рыбы можно ловить на удочку только после получения специального разрешения. Закон же говорит, что разрешение требуется на объекты биоресурсов, перечисленные в перечне, утвержденном правительством РФ. И хотя такого перечня не существует, эти виды включены в правила. В том числе и хариус, очень популярный у наших рыболовов-любителей. Значит, прежде чем выехать куда-то на озеро и поймать хариуса на удочку, рыбак должен получить на это разрешение. Чтобы Баренцево-Беломорское управление выдавало такие разрешения, необходимо распоряжение правительства Мурманской области. Рыбаков у нас десятки тысяч. С каждого брать заявку? Многие приезжают из других регионов. Значит, собирать заявки по всей России? Это практически неосуществимо. Мы неоднократно заявляли разработчикам правил: такие требования являются нарушением закона о рыболовстве, в котором говорится, что любительский лов осуществляется свободно, безо всяких разрешений. На этот раз, наконец, нас услышали. Ведь если сохранятся старые правила, человек с удочкой, поймавший пару хариусов, заплатит инспектору штраф за браконьерство. Несмотря на кажущуюся незначительность, это вопрос очень серьезный. Он имеет социальную значимость.

Была принята советом и поправка, позволяющая любителю ловить беломорскую сельдь одностенными стальными сетями длиной не более 50 метров с размером ячеи 20 миллиметров. Беломорская сельдь - рыбешка маленькая. И установленные нынешними правилами 40 миллиметров ячеи означают, что улова не будет. А используешь более мелкую - станешь браконьером. С точки зрения промышленного рыболовства, это, конечно, пустяк. Но для жителей отдаленных маленьких поселков - жизненно важный вопрос.

Итак, совет принял некоторые пункты правил в редакции правительства Мурманской области. Является ли это гарантией того, что они войдут в правила рыболовства?

- СНПС - рекомендательный орган, он не принимает окончательных решений, - пояснил Вадим Соколов. - Это право принадлежит Госкомрыболовства. Но опирается комитет именно на мнение совета. Если же совет раздирают противоречия, как получилось в этот раз, рассматривается позиция обеих сторон.

Несуразное наследство Минсельхоза

Как отмечалось в начале материала, обсуждение проблемы так называемой "минималки" разногласий среди участников совещания не вызвало. Тем не менее эмоции били через край.

Четыре года назад первый закон о рыболовстве наделил государство правом ограничивать минимальный объем добычи на одно судно. Подразумевалось, что если владелец судна не имеет квоты, объем которой позволяет рентабельно работать, то в море ему делать нечего. Если же он все-таки отправляется на промысел, - стало быть, собирается оправдать свои издержки браконьерством.

- Доходило до абсурда, - рассказывает руководитель профильного департамента. - К примеру, государство продавало квоты на краба по 110 тысяч долларов за одну тонну. Лоты на аукционе были по 10 тонн. Одиннадцать мурманских пользователей приобрели лоты. У одного оказалась квота 36 тонн, у другого 40 тонн и так далее. И вдруг появляется приказ: если ты имеешь квоту меньше 200 тонн, то разрешение на промысел не получишь.

Получается, государство продало рыбакам квоты, причем за очень большие деньги, а промысел запретило. Осенью прошлого года Минсельхоз отменил этот приказ-недоразумение для всех бассейнов. Но ограничения, качающиеся нашего региона, были проведены отдельным документом. Его отменить забыли. И теперь "минималка" действует только в Северном бассейне.

- Когда предприятие стремится работать, а ему подножки ставят, - это иначе как вредительством не назовешь, - считает Анатолий Евенко. - Наша Ассоциация прибрежных рыбопромышленников и Союз рыбопромышленников Севера совместно подготовили обращение в Госкомрыболовства с предложениями по этому вопросу. И если полную отмену "минималки" считают нецелесообразной, то пока не разработают нормальный документ, на нее надо наложить мораторий.

Но рабочая группа, созданная руководителем Баренцево-Беломорского территориального управления Росрыболовства Валентином Балашовым, пошла по другому пути. Нагрузки по разным типам судов были пересмотрены, как он отметил на заседании, "с учетом реальной жизни промысла". И глава Госкомрыболовства подписал новый приказ об утверждении минимальных объемов добычи.

- Эта ситуация досталась нам в наследство от Министерства сельского хозяйства, - напомнил Балашов на заседании СНПС. - Она не устраивает никого, и в первую очередь промысловые компании. Я не хочу сказать, что мы нашли идеальный выход из положения. Но у нас нет инспекторского флота, а один корабль пограничного управления не в состоянии обеспечить надзор. На мой взгляд, разумно было бы выставить несколько судов с рыбинспекторами и на этом закончить эпопею с "минималкой". Шесть судов аварийно-спасательной группы уже передано "Мурманрыбводу", идет подбор инспекторских кадров. А согласования продолжаются.

Ответ дадут прилавки

Два дня заседал Северный научно-промысловый совет. Два дня люди, призванные решать общую задачу развития столь важной для страны и почти разрушенной в смутные годы рыболовецкой отрасли, увлеченно дебатировали и пикировались. А вот насколько удалось им приблизиться к главной цели? Думаю, самый верный ответ на это дадут рыбные прилавки. Ассортиментом и ценами.

Фото: Вишневский Павел
Заседание Северного научно-промыслового совета в конференц-зале ПИНРО.
Фото: Вишневский Павел
Заседание Северного научно-промыслового совета в конференц-зале ПИНРО.
Фото: Вишневский Павел
Заседание Северного научно-промыслового совета в конференц-зале ПИНРО.
Фото: Вишневский Павел
Заседание Северного научно-промыслового совета в конференц-зале ПИНРО.
Фото: Вишневский Павел
Заседание Северного научно-промыслового совета в конференц-зале ПИНРО.
Оксана ДУШЕНЬКОВСКАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 06.03.2008

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,310174,858478,929472,4589
Афиша недели
В жанре девяностых
Гороскоп на сегодня