24.06.2008 / Экономика

Что принесет нам ветер перемен?

Фото: Ещенко С. П.
Комбинат "Печенганикель".

Выжженный лес с рыжими елками вдоль "ленинградки". Приезжие удивляются и вопросы задают. А мы к такому пейзажу уже как-то привыкли. Вынужденно "принюхались" и к дыханию металлургического комбината. Кольская ГМК - ведущий промышленный комплекс Мурманской области, крупнейший налогоплательщик, кормилец трех населенных пунктов - Мончегорска, Заполярного и Никеля. Практически треть трудоспособного населения этих городов и поселка работает на предприятиях компании. Похоже, перемены коснутся многих из них. Когда плавильный цех переместится из Никеля в Мончегорск.

У кого-то лопнуло терпение

Вспоминается, как в середине 90-х мончегорцы отказались поддержать акцию скандинавских экологов, опасаясь лишиться своего, пусть и овеянного серным газом, куска хлеба. Соседи предлагали тогда устроить демонстрацию и высказаться за снижение выбросов комбината "Североникель". Правда, иногда выбор между терпеть или не терпеть заменяется на дышать или не дышать. Например, в июле прошлого года никельчане буквально задыхались от загазованности - концентрация серы в воздухе в 20 (!) раз превышала допустимые пределы. Специалисты компании объяснили случившееся неблагоприятными метеоусловиями, невольно признав тем самым, что не столько очистные сооружения, сколько природа фильтрует выбросы. Проще говоря, тем летом она не успевала разбавлять ядовитое амбре плавильного цеха.

А вот скандинавские соседи никак не хотят мириться с тем, что ветра с восточной стороны периодически приносят им элементы таблицы Менделеева. "Не нравится запах - отойди" - советует персонаж Жванецкого. Отходить соседям некуда, поэтому уже два десятилетия Норвегия вместе с Финляндией и Швецией требуют реконструкции плавильного производства в Никеле с целью сокращения вредных выбросов. Скандинавы даже согласны пускать деньги "на ветер" - еще в начале 90-х Норвегия выделила на экологические проекты 300 миллионов крон. В случае если дело сдвинется с мертвой точки, было обещано еще примерно столько же.

По правде говоря, суммы не так велики по сравнению с истинной стоимостью реконструкции. "Это больше эмоции" - говорят про иностранные гранты в КГМК. Но разве соседи обязаны вкладывать инвестиции в бизнес, к прибыли которого не имеют отношения? И потом, экологическая безопасность столь же важна и по эту сторону границы. Не так ли?

Планы компании "Норильский никель" по поводу закрытия плавильного цеха в Никеле и перемещения его в Мончегорск не на шутку взволновали общественность, заподозрившую подвох. Недаром говорят в народе: надейся на лучшее, готовься к худшему. Не означает ли передислокация "вредного" производства в глубь полуострова несостоятельность КГМК в решении злободневной экологической проблемы? Бегство от нее? Подальше от скандинавских критиков, в Мончегорск - там люди привычные?

Хорошо! Все будет хорошо?

Лучший способ развеять сомнения - спросить напрямую. Что и сделал "Вестник", обратившись к генеральному директору Кольской горно-металлургической компании Евгению Потапову.

- Обозначенную экологическую проблему можно решить только путем строительства нового производства, - пояснил он. - И мы для себя ответили на этот вопрос четыре года назад. То, что сейчас порой преподносится как задержка в силу какой-то нерасторопности, неумения решить задачу, на самом деле было вызвано исключительно технологическими причинами, поиском оптимального варианта.

Судите сами, сейчас в Никеле объем выбросов составляет до 60 тысяч тонн диоксида серы в год, а предполагаемые выбросы на новом плавильном комплексе будут около 3 тысяч тонн. Иными словами, снижение в 20 раз. Причем по российскому законодательству мы можем выбрасывать на таком производстве 40 тысяч тонн, а по соглашению, которое заключено с норвежскими коллегами, - 12. То, что мы сделаем, будет в четыре раза лучше обозначенного в рамках соглашения. Именно поиск такой технологии занял определенное время. Надо было создать сначала опытный завод, который мы построили в Мончегорске, провести серию экспериментов - и только потом приступать к проектированию.

- Но почему потребовалось переносить плавильный цех в Мончегорск, если на новом производстве будет все так замечательно? Тем более что при таком решении одной проблемы тут же возникает другая - занятость людей в Никеле.

- Ни о каком бегстве от проблем речи не идет. Изначально оценивались две площадки под строительство: как в Никеле, так и в Мончегорске. Выбрав мончегорскую, мы исходили из логики концентрации металлургических производств в одном месте. В Никеле остается только добыча сырья. Проведенные сложные экономические расчеты показали, что сокращение объема инфраструктуры при неизменном объеме производства даст существенную экономию средств - это дешевле на 25 процентов. Проект строительства нового плавильного производства велся именно под мончегорскую площадку, и сейчас он проходит государственную экспертизу.

В рассуждениях же о последствиях сворачивания производства в Никеле, на мой взгляд, много эмоционального. Если посмотреть на результаты деятельности Кольской ГМК, то увидим достаточно привлекательную картину. Мы очень активно работаем по проекту строительства рудника "Северный Глубокий": сейчас там добывается более 4 миллионов тонн руды, в следующем году будет уже 5, потом - 6. То есть через два года мы успешно реализуем проект. О чем это говорит? О том, что за счет значительных капвложений последних лет в Печенгском районе созданы предпосылки для долгой и стабильной работы производственного комплекса, рентабельность которого просчитана.

Хорошие новости на руднике в Никеле: за последние три года объем добычи руды увеличился на 265 тысяч тонн - это позволило создать 180 новых рабочих мест. Что касается перепрофилирования плавильного производства в Никеле, то время подумать над этим есть. Рассматривается несколько вариантов использования высвобождающейся промплощадки, тем более что она расположена неподалеку от морского порта, а значит, есть доступ к более дешевым энергоресурсам. Повторюсь, время еще есть: как бы мы ни хотели быстрее стартовать, новый металлургический завод раньше чем за четыре года не построишь.

Понятно, что такие сложные преобразования пугают по определению, признал гендиректор компании закономерность тревожных ожиданий северян. Чтобы компенсировать чувство неизвестного, КГМК, по словам Евгения Потапова, реализует проект в обстановке максимальной информационной открытости. Встречаясь с трудовыми коллективами, норвежскими коллегами, прессой. Проект проходит государственную экспертизу в Москве, и примерно к сентябрю ожидается оттуда заключение.

Гадить - по закону

Скандинавы, похоже, своего добились. А жителям Мончегорска и его соседям после ввода плавильного производства обещано "всего" 3 тысячи тонн вредных выбросов дополнительно к тому, что "выдыхает" комбинат "Североникель" сегодня. Что это даст в сумме? Не новый ли Никель?

Вся надежда на печь Ванюкова. Эта новинка будет использоваться в мончегорском плавильном производстве. Изобретение 70-х годов прошлого века, по мнению металлургов, актуально и сегодня. Печь позволяет проводить большую часть переработки сырья в одном герметичном агрегате и получать концентрированный газ. Он потом легко утилизируется в серную кислоту. Плавильное производство - хозяйство сложное и многоликое, в каждом корпусе своя "отрава". Только отлаженная технология и строгое следование технике безопасности способны сделать его безаварийным.

Однако такое соседство не радует, сколь ни нахваливай технологию. Поживем, увидим - почернеет ли макушка Мончи?

А вот что обнадеживает, так это наметившаяся тенденция к изменению политики государства в области экологии. Крупные промышленники сами говорят, что предпочитают законопослушание по отношению к окружающей среде: на экологических проектах не заработаешь, зато на штрафах за нарушения в сфере окружающей среды точно потеряешь. Но и пастушеские пасторали не про них, из любви к природе терять в прибыли согласится разве что пресытившийся миллиардер на склоне лет.

Так что не будем обольщаться насчет гуманизма бизнеса. Стоило зазеваться государевым контролерам, солидная с виду компания так трубопровод проложила, что даже сибирской природе сто лет не оправиться. И Байкал, дай волю, запросто в отстойник какого-нибудь комбината могут превратить.

"Норильский никель" не самая бедная компания, давно могла бы привести в порядок своих "дочек". Ванюков изобрел печь почти сорок лет назад, однако выбросы в Никеле десятилетиями превышали предельно допустимые на 20 тысяч тонн. И ничего. Так что ужесточение экологической политики государства решило бы многие проблемы и примирило бизнес с "потребителями" его отходов, то есть населением. При современных технологиях есть к чему стремиться как в производстве пластиковых бутылок, так и никеля.

Молодцы все же скандинавы! Напомнили нам, вечно голодным и боящимся потерять работу, что качество жизни - это прежде всего воздух, которым дышим, а не количество барахла в квартире с закрытыми форточками. За большими налогами градообразующих промышленных предприятий нельзя забывать о здоровье державообразующего народа. Иначе кому они, эти налоги?

Мончегорск - Оленегорск

Фото: Ещенко С. П.
Комбинат "Печенганикель".
Фото: Ещенко С. П.
Комбинат "Печенганикель".
Фото: Ещенко С. П.
Комбинат "Печенганикель".
Фото: Ещенко С. П.
Комбинат "Печенганикель".
Татьяна ПОПОВИЧ

Опубликовано: Мурманский вестник от 24.06.2008

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,753576,232579,920473,3547
Афиша недели
В поисках грустного йети
Гороскоп на сегодня