01.08.2008 / Экономика

Коренником в упряжке «Нерпа». Военные судоремонтные заводы области объединяются

К 1 октября полярнинский 10-й и росляковский 82-й судоремонтные заводы войдут в состав СРЗ «Нерпа». Таким образом, на Кольской земле завершится процесс, старт которому дал подписанный в марте прошлого года указ президента о создании Объединенной судостроительной корпорации, призванной реанимировать и развить в России судоремонт и судостроение. В составе корпорации три субхолдинга, разделенных по географическому признаку.

В один из них - Северный центр судостроения - вошла северодвинская «Звездочка», а ее структурным подразделением стал снежногорский завод «Нерпа».

Ему в этой новой системе координат была уготована особая роль - головного филиала, который должен объединить под своим «крылом» военный судоремонт Мурманской области.

О реализованных планах, надеждах и разочарованиях мы говорим с заместителем генерального директора ФГУП ЦС «Звездочка» - директором СРЗ «Нерпа» Александром Горбуновым.

- Александр Витальевич, что изменило для «Нерпы» вхождение в состав «Звездочки»?

- В денежном выражении - ничего. Рассчитывать на финансово-экономические дивиденды от присоединения не приходилось. К тому же за столь короткий период сменилось два руководителя Объединенной судостроительной корпорации, по-скольку руководство страны не устраивала работа новообразованной структуры, и это отразилось на процессе реорганизации.

Если говорить о наполнении портфеля заказов, то мы с Северодвинском не конкурируем. Он занимается ремонтом субмарин стратегического назначения, у них есть наработанная десятилетиями программа, а у нас своя ниша - ремонт многоцелевых подводных лодок, вспомогательных судов и надводных кораблей. Поэтому перераспределение заказов идет между предприятиями Кольского полуострова, и в рамках этого процесса нахождение в одной структуре дает положительный результат: позволяет «Нерпе» и 35-му заводу, который уже вошел в наш филиал, кооперироваться для выполнения заказов. Присоединение полярнинской «десятки» и росляковского 82-го завода - это дополнительная возможность координировать действия при участии в конкурсах и не устраивать излишний демпинг.

- Как за неполный год после присоединения изменилась ситуация на 35-м заводе?

- На момент вхождения в структуру задолженность завода составляла более 300 миллионов рублей. Постановлением правительства была проведена так называемая санация, долги списали. Теперь это вполне благополучное предприятие, свободное от обязательств, накопленных в период, пока завод находился в ведомственном подчинении Минобороны.

- Известно, что вхождение 10-го и 82-го СРЗ как раз затормозила их большая задолженность в бюджеты разных уровней и внебюджетные фонды. Разрешилась ли эта проблема?

- За тот год, который был определен правительственным постановлением, Минобороны не провело финансового оздоровления предприятий. Правда, и ухудшения не произошло, нет задолженности по зарплате перед сотрудниками. Но накопленный годами суммарный долг составляет около полутора миллиардов рублей. Надеяться, что правительство его спишет, можно, однако вряд ли полностью. Сомневаюсь, что государство, выделив 2,5 миллиарда рублей на все родственные предприятия в России, полтора из них направит на погашение долгов этих двух заводов.

Пока механизм погашения задолженности не определен, и не исключаю не очень приятные для Объединенной судостроительной корпорации и Центра судоремонта варианты. Но решение президентом принято, на майском совещании премьер-министр подтвердил вхождение заводов в структуру, и сейчас рассматриваются все пути, как «не подставить» головное предприятие и решить проблему задолженности.

После присоединения реформа не закончится. Оставлять заводы в том виде, в каком они находятся сейчас, неперспективно. Портфель гособоронзаказа и объем военного судоремонта не предусматривают резкого увеличения, а значит, существует переизбыток мощностей, к тому же несовершенных, с перекосами в структуре. Поэтому, когда произойдет вхождение, на первый план выйдет оптимизация производства, которая коснется его качественного состояния и количественного состава.

- Очевидно, будут сокращения?

- Там уже уменьшилось число работников. Кто-то ушел сам, где-то волевым усилием сократили ряд непрофильных производств. Сейчас на двух заводах полторы тысячи человек, но кадровая структура далека от совершенства: на каждого рабочего приходится 6-7 управленцев и персонала вспомогательных подразделений. В рыночных условиях такого не выдержит ни одно предприятие. Будем приводить в соответствие. Что касается рабочих, то на сегодня они загружены на всех заводах, их даже не хватает. На «Нерпе» 700 рабочих, и этого недостаточно для выполнения имеющегося объема заказов; от некоторых мы вынуждены отказываться или прибегать к услугам сторонних частных фирм, акционерных обществ.

- Выходит, слова Маяковского «Я б в рабочие пошел!» нынче вышли из моды?

- Действительно, кадровая ситуация ухудшилась. Средняя зарплата на заводе 18,5 тысячи рублей, у основных производственных рабочих, у которых самый тяжелый труд, - 23-25 тысяч. Вот и уходят молодые пацаны, еще толком ничего не умеющие, с завода в силовые ведомства, где государство увеличивает зарплату. Стремление привлечь туда кадры похвально, но кто пойдет учиться на токаря, слесаря, если на контрактной службе получают больше? Платить надо и за работу, и за службу.

Мы сейчас через Центр судостроения поднимаем вопрос о том, чтобы северные льготы, выплата которых сегодня возложена на работодателя, компенсировались из бюджета. Иначе мы неконкурентоспособны. МРОТ увеличивается, а мы ограничены в возможностях поднять оплату труда судоремонтников и в условиях конкурсного получения заказов оказываемся перед выбором: или увеличенная зарплата, или вложения в производство и социальную сферу. Можно год-другой не вкладывать средства в инфраструктуру и оборудование, но потом-то все рушиться начнет… Если хотим решать проблему, надо менять государственный подход.

- Но ведь гособоронзаказ увеличивается, больше средств выделяется на военный судоремонт?

- Сколько бы ни говорили, они увеличиваются на уровень инфляции. А вот топливо за год подорожало в 2-3 раза… Не знаю, как мы в этом году войдем в зиму, поскольку еще не рассчитались за поставленное топливо. Как бы ни экономили, в предстоящий отопительный сезон завод будет вынужден отдать за тепло около ста миллионов рублей - седьмую часть своего бюджета!

Другая сторона проблемы - конкурсы. 94-й федеральный закон, предписывающий проводить их, уже давно пора приводить в соответствие с реалиями. Понятно, когда по результатам конкурса закупаются портянки, тушенка, канцтовары. Но ремонт атомного корабля на конкурсных условиях?! Сегодня участие в конкурсе могут принимать все, независимо от того, имеют ли производственные мощности, персонал, сертификаты качества. А заказчик даже не имеет права проверить их наличие, ему должны лишь представить лицензию и устав. Только ведь качество ремонта - это человеческие жизни.

- А что гражданский судоремонт и строительство маломерных судов?

- Рыбаки как ремонтировались в Норвегии, так и остались там. Мало что изменилось, несмотря на количество приездов рыбных командиров. Все взаимосвязано: не решатся проблемы рыбаков, не будет перемен у судоремонтников. Программа строительства маломерных судов у нас свернута: обещанных льгот и квот прибрежники не получили, а мы остались с долгами и судебными тяжбами.

- Три года назад на стапели «Нерпы» поставили подводную лодку К-3 «Ленинский комсомол».

1 июля первый советский атомоход отметил 50-летие. Его реакторный отсек вырезан в 2007-м. Что теперь?

- Подвижек нет, держим лодку в эллинге, ограничивая свои производственные возможности. Я считаю, это позор и для военно-морских начальников, и для политиков, ответственных за принятие решения. Обращения руководства научно-производственного объединения «Малахит» и «Нерпы» не остались без внимания... Но остались без действия. В прессе периодически звучат мажорные выступления, а воз и ныне там. Американцы свою первую атомную сохранили, и в прессе об этом не орут. Мы угробили К-19. Все идет к тому, что и К-3 порежут. А ведь через эту лодку прошли тысячи людей, некоторые стали руководителями высокого ранга, политиками. Стыд и позор.

- Есть ли у директора «Нерпы» повод для оптимизма?

- Есть. В апреле атомная подводная лодка «Нижний Новгород» покинула заводской причал после ремонта, недавно завершен доковый ремонт АПЛ «Даниил Московский». Предприятие вновь выполняет работы, ради которых создавалось.

В следующем году половину бюджетной загрузки заводу обеспечит ремонт судна технологического обеспечения «Яуза», будут отдельные работы по линии Минобороны, очередную лодку поставим в доковый ремонт.

При поддержке шведских партнеров мы провели реконструкцию системы физической защиты предприятия на потенциально опасных объектах. Управление ядерной безопасности давно указывало, что требуется ее модернизация. Одновременно установили оборудование для пропускного режима на завод, совместив его с системой табельного учета, - это дает определенную экономию. Вложили средства в ремонт заводской проходной, которая 35 лет дожидалась этого часа. Идет нормальная работа по поиску внебюджетной загрузки и выполнению заказов. Завершается строительство понтонов для безопасной транспортировки подлодок к месту утилизации, недавно завод приступил к первому этапу их испытаний.

Есть контракты на утилизацию двух подводных лодок за счет средств Италии и Англии, Норвегия финансирует утилизацию трехотсечных блоков. Есть небольшие контракты с Германией - заказы для пункта длительного хранения реакторных отсеков в губе Сайда. Конечно, контракты уменьшились по объему. Лодок для утилизации осталось - пальцев на одной руке хватит, и не факт, что для работ будут привлекаться иностранные инвесторы. Формирование отсеков и насыщение площадки в Сайде - это задача российской стороны.

Зарубежные партнеры - Франция и Европейский банк готовы финансировать утилизацию «Лепсе», и большую часть работ выполнит «Нерпа». Документация для этого готова, прошли общественные слушания, идет госэкспертиза проекта. Заключение контракта отложили из-за реорганизации Росатома и передачи судов от Мурманского морского пароходства в Росэнергоатом и, соответственно, в «Атомфлот». В конце августа процедура закончится, и процесс активизируется. Хотим мы или не хотим, и кто бы ни пришел собственником, а решать проблему «Лепсе» придется.

Сейчас обсуждаются перспективы строительства плавучих атомных станций. Понятно, что ни одно из предприятий Кольского полуострова весь объем такой работы потянуть не в состоянии, «Звездочка» и «Севмаш» загружены, поэтому речь идет о кооперации. Так что есть точки соприкосновения мурманского и северодвинского «узлов» и нужно засучив рукава работать.

Беседовала Лариса ГОЛОВИНА. Снежногорск.

Опубликовано: Мурманский вестник от 01.08.2008

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
62,255672,795576,846470,3374
Афиша недели
Призраки российского проката
Гороскоп на сегодня