30.08.2008 / Экономика

С исландскими «зверьми» бороться трудно… Но можно

Фото: Ещенко С. П.
Исполнительный директор Баренцевоморской рыбоперерабатывающей ассоциации, директор компании «Гольфстрим» Игорь Савченко.

Недавно в магазине около рыбного прилавка я услышала вопрос одной из покупательниц: «Когда же наконец появится селедка иваси? Она так вкусно «под шубой» получалась!» И правда, уже много лет мы не видим в продаже этой рыбы. Тут же вспомнились и коробки, набитые разнокалиберной креветкой по аппетитной цене. Почему сейчас прилавки заполонили огромные и дорогущие иноземные «гостьи»? Неужели оскудели запасы Баренцева моря? Или подводят береговые предприятия? Эти и другие вопросы я задала исполнительному директору Баренцевоморской рыбоперерабатывающей ассоциации, директору компании «Гольфстрим» Игорю Савченко.

- Игорь Николаевич, сколько фабрик вашей отрасли действует в Мурманской области?

- Сегодня около пятидесяти. Пятнадцать из них занимаются исключительно высокорентабельными видами - треской и пикшей. Я бы условно разделил нашу рыбопереработку на три вида. Первая использует ресурсы Баренцева моря, продавая свою продукцию по всему миру. Вторая нацелена на удовлетворение внутренних потребностей области. И наконец, третья - переработка океанических видов.

С последней все ясно. В СССР она была индустриальной, но сегодня быть таковой уже не может, потому что мы простились и с селедкой иваси, и с сайрой, и со многими другими промысловыми объектами, которые добывались в дальних районах. В обозримом будущем суда из южной части Тихого океана с уловом в Мурманск не придут. А вот о первых двух видах стоит рассказать подробнее.

Предприятия нашей ассоциации ориентируются на переработку того, что дает Баренцево море. Здесь есть ряд ощутимых преимуществ. Во-первых, мы получаем сырье без дополнительных транспортных расходов, поскольку районы промысла находятся близко. Это удешевляет конечный продукт. Второе, мы имеем возможность работать на сырье самого высокого качества - только что добытой рыбе, из которой производим продукт премиум-класса. Правда, оговорюсь, не всегда это удается, ведь охлажденка иногда поступает не самой первой свежести, так как суда прибрежного флота промышляют иногда и по 10 дней… Тем не менее это наиболее перспективный сегмент нашей отрасли. Переработка ресурсов Баренцева моря имеет все предпосылки к тому, чтобы стать развернутой системой производства с большим количеством предприятий, хорошим техническим оснащением и большим штатом работников.

- Значит, вы считаете, что мы в состоянии выйти на уровень, скажем, Калининграда или Питера?

- Мы никогда не сможем тягаться с Калининградом по консервам. Там особая экономическая зона, самые современные консервные заводы, которые были построены последними в СССР. Климат мягче, зима короткая… То есть там производство более индустриально и менее затратно. Мы можем из кожи вон вылезти, но наши консервы не будут дешевле калининградских. Или взять питерский «Северный Мир» - лидер по выпуску пресервов в европейской части страны: он снабжает ими и Москву, и Псков, и Новосибирск, и Ульяновск… Но у нас есть «Катран-Кола», «Рост-рыба» и другие предприятия, изготавливающие пресервы, которые гораздо вкуснее питерских. При больших масштабах производства зачастую снижается качество. Наши же компании, которые выпускают пресервы, копчености, рыбную кулинарию в основном для земляков, имеют возможность больше внимания уделять вкусовым качествам продукта.

- В чем основная проблема рыбопереработки, ориентированной на производство для Мурманской области?

- Отсутствие ритмичных поставок. Я не могу содержать постоянный штат, потому что сырье сегодня есть, а завтра нет. Если буду знать, что на предприятие гарантированно будет поступать 2 тонны сырья в сутки, то найму четырех человек. Будет 20 тонн ежедневно, найму пятьдесят. Но работать в условиях, когда в один день пришло 20 тонн рыбы, потом неделя простоя, потом пришло 200 тонн, а через день 2 тонны, очень сложно. Планомерные гарантированные поставки позволят составить производственный план, мы сможем предложить рынку стабильную цену и стабильное удовлетворение спроса.

- Предполагается, что с нового года объем рыбы, поступающей в мурманский порт, резко увеличится. Значит, возрастет нагрузка на рыбообрабатывающие предприятия. Вы к этому готовы?

- Практически весь рыбацкий флот области, кроме прибрежного, ориентирован на то, чтобы заморозить рыбу и продать за рубежом. С нового года это сырье начнет поступать сюда. Да, перерабатывать его мы в полной мере пока не готовы. Для этого ряд фабрик нужно переоборудовать. В частности, одно из предприятий нашей компании - «Гольфстрим-фиш» недавно закрылось для ремонта и модернизации. До сего дня мы делали полуфабрикат, который буквально за копейки уходил за границу. Там его доводили до ума и отправляли в торговую сеть, в том числе и российскую, получая при этом немалую прибыль. Но вскоре, когда начнутся ритмичные гарантированные поставки, мы сами сможем производить продукт, готовый к реализации населению. Этому будут способствовать также федеральная и региональная отраслевые программы, которые сейчас готовятся. В них будут предусмотрены стимулирование прибрежного рыболовства и добычи нерентабельных и малоосваиваемых объектов, модернизация перерабатывающих производств на долгосрочной основе.

- Кстати, как обстоят дела с переработкой низкорентабельных объектов промысла?

- Баренцево море дает очень много продуктов, которые не осваиваются в полной мере. Например, сайка. Ее очень много. Это высококачественный белок, ведь речь идет о рыбе тресковой породы. Но мы не осваиваем этот вид, а значит, не получаем того дохода, который могли бы получить. И все потому, что затраты на вылов не окупаются. Мало того, объемы сайки распределены по многим предприятиям. У одного 50 тонн, у другого 30, у третьего 20. Очевидно, что они никогда за нею не пойдут, потому что только на топливо, сожженное для перехода в район промысла, потратят больше, чем потом выручат от продажи рыбы. Значит, эти доли, эти крохи надо объединить. Баренцево-Беломорское управление Росрыболовства уже ведет работу по изъятию долей квот у тех компаний, которые их не осваивают. Можно ожидать, что будет сформирован достаточно крупный объем, освоением которого заинтересуется крупное предприятие. А для переработки хорошо бы поставить на Колгуеве или Новой Земле завод по производству рыбной муки. Да, он работал бы три месяца в году - во время саечной путины. Но производил бы качественную, с высоким содержанием белка муку, из которой можно делать корма для аквакультуры. Это очень актуально: аквакультуру надо развивать - в этом никто не сомневается, но корма для нее мы сегодня закупаем бог знает где за сумасшедшие деньги.

- У нас рыбная мука вообще не производится?

- В небольших объемах - на тех судах, где еще остались рыбомучные установки. В былые времена их имели все судовые рыбофабрики. Но постепенно установки приходили в негодность и выбрасывались. Так что практически вся мука, которая сегодня используется и в производстве комбикормов для сельского хозяйства, и для аквакультуры, поступает из-за рубежа. Если бы мы таким вот образом освоили сайку, то значительно облегчили бы жизнь животноводам и рыбозаводчикам.

- Кому, по-вашему, по силам такая задача?

- Конечно, государству. Это как раз работа для госкорпорации, о необходимости создания которой сейчас говорят.

- Возьмем еще один низкорентабельный объект - морскую капусту. Что с ней?

- Это очень полезный и питательный продукт, которого у нас огромное количество. Но мурманчане капусту практически не добывают и, соответственно, не перерабатывают. Так, по мелочи. Одно предприятие гранулирует для фармацевтических целей, другое выпускает немножко салатиков - вот и вся переработка. А ведь из нее можно делать агар-агар для мармелада, пресервы, салаты в пресервном виде, можно индустриально перерабатывать. Но сегодня рынок забит китайской ламинарией. Причем по минеральному составу и по качеству она нашей в подметки не годится - вата ватой. Зато, как все китайское, берет ценой. Там ее косят, стоя по пояс в воде, а мы вынуждены ходить за нею на пароходах. Как вы понимаете, это совершенно другой порядок затрат. В проекте региональной программы уже предусмотрен комплекс мер по стимулированию добычи низкорентабельных объектов, в том числе и морской капусты.

- А почему на прилавках практически не встретишь нашу баренцевоморскую креветку?

- Да по той же самой причине. Квота на креветку выбирается лишь на несколько процентов, потому что цена на рынке не оправдывает затрат на добычу.

- Но ведь она такая дорогая!

- Какую продают наши магазины? В основном датскую, исландскую. Вы видели, какого размера эти звери? А наша мелкая и потому дешевая. Однако у рыбообработчиков есть желание и возможности поставить линии для шелушения мелкой баренцевоморской креветки. Из нее с успехом можно делать те же самые пресервы и салаты, например, с ламинарией или с кукумарией. Вкусно, полезно - прелесть!.. В общем, необходимо находить возможность стимулировать добычу тех объектов, которые мы недоосваиваем. А за переработкой дело не станет.

- В чем причина сегодняшнего кризиса в переработке?

- Во-первых, предприятия долгое время работали на полулегальном, хотя и официально оформленном сырье. Такова была система на тот момент. Это не столько вина рыбообработчиков, сколько их беда. Как только браконьеров прижали, объемы поставок сырья уменьшились, а цены, естественно, возросли. Ведь легально добытое сырье гораздо дороже. А во-вторых, мы собственными руками загубили благое дело - спецквоты для рыбообработчиков. Из общего объема квот кое-что выделялось и для них. Каждый отдавал свою квоту промысловикам. И потом получал сырье со значительной скидкой. Вроде бы всем выгодно. Но что делали многие в нашей отрасли? Вместо того чтобы переработать, создать добавленную стоимость, получить за счет этого прибыль, они перепродавали рыбное сырье по рыночной цене. А ведь на прибыль от переработки можно было развивать производство, увеличивать количество рабочих мест, может быть, даже купить судно. Но сырье тупо перепродавалось. Поэтому идею, к сожалению, похоронили, и вряд ли государство когда-нибудь к ней вернется.

- Каким вы видите ближайшее будущее мурманской рыбопереработки?

- Сегодня главное слово в этом сегменте и вообще в рыбной отрасли - интеграция. Надо объединяться с рыбодобычей. И государство должно создавать предпосылки для такого объединения. Впервые за последние 15 лет можно говорить о формировании в рыбной отрасли системного подхода. Это я вижу и в Москве, и в регионе. Речь уже идет о федеральной комплексной программе, в которой все будет взаимосвязано: и наука, и рыбоохрана, и воспроизводство. Ведь за последние годы мы практически убили все рыбоводные заводы. В этом году заканчивается действие региональной целевой программы, о которой я уже упоминал. Мурманская область - единственный пока регион, в котором существует действенная программа развития рыбопереработки. Конечно, отсутствие сырья не позволяло прежде поднять ее объемы, повысить людям зарплату, увеличить количество рабочих мест. Но именно благодаря помощи области многие предприятия выжили. Это дорогого стоит. Сейчас программу доработали, внесли необходимые изменения. Так что, надеюсь, у нас будет новый документ - ориентир в практической работе. А рыба сюда обязательно придет. Теперь это требование закона. Так что нашу рыбообработку ожидают большие перемены к лучшему.

Фото: Ещенко С. П.
Исполнительный директор Баренцевоморской рыбоперерабатывающей ассоциации, директор компании «Гольфстрим» Игорь Савченко.
Фото: Ещенко С. П.
Исполнительный директор Баренцевоморской рыбоперерабатывающей ассоциации, директор компании «Гольфстрим» Игорь Савченко.
Фото: Ещенко С. П.
Исполнительный директор Баренцевоморской рыбоперерабатывающей ассоциации, директор компании «Гольфстрим» Игорь Савченко.
Фото: Ещенко С. П.
Исполнительный директор Баренцевоморской рыбоперерабатывающей ассоциации, директор компании «Гольфстрим» Игорь Савченко.
Фото: Ещенко С. П.
Исполнительный директор Баренцевоморской рыбоперерабатывающей ассоциации, директор компании «Гольфстрим» Игорь Савченко.
Беседовала Оксана ДУШЕНЬКОВСКАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 30.08.2008

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,753576,232579,920473,3547
Афиша недели
В поисках грустного йети
Гороскоп на сегодня