18.11.2008 / Экономика

Через тернии - к мойве

«Не надо кошмарить бизнес» - эту памятную формулировку несколько месяцев назад произнес Дмитрий Медведев. Не надо, то есть, мешать нормально работающим предприятиям различными придирками, проверками, опутывать их поборами… Трудно сказать, услышали ли российского президента чиновники в Москве. А в Норвегии, похоже, да. Или, может, там это и раньше знали?.. Во всяком случае, такие шальные мысли появляются, когда вникаешь в ситуацию вокруг мойвы, которую предстоит ловить рыбакам в будущем году.

Четыре года мурманчане толком не видели мойвы. Стадо резко уменьшилось, нуждалось в восстановлении, и потому на промысел этой вкусной и, что важно, недорогой рыбки был наложен запрет. И вот в феврале 2009 года суда вновь выйдут на мойвенную путину. Но что-то не видно особой радости по этому поводу на лицах рыбопромышленников.

Чтобы начать промысел, каждое предприятие должно получить свою долю на вылов из 152 тысяч тонн общероссийской квоты. Поэтому сейчас на первый план вышел сакраментальный вопрос - «Как все поделить?». А мнения рыбаков и московских чиновников по этому поводу диаметрально противоположны.

Промысел мойвы велся у нас с незапамятных времен. В первый раз он был прекращен на три года в 1987-м. Следующую передышку мойве дали с 1994 по 1998 год. В 2002-м и 2003-м флота Мурманской и Архангельской областей, Карелии, Калининграда и Питера получили свои доли мойвенной квоты и успешно рыбачили. Договоры с ними Росрыболовство заключило на пять лет. Но они промышляли мойву лишь два года - и вновь стоп.

Что же сейчас? По мнению рыбаков, было бы логично нынче разделить между ними общий объем по тем долям квоты, которые были установлены еще тогда. Ведь промысел прекратился не по их вине.

Но руководство Росрыболовства пришло к решению, что мойву нужно «пустить с молотка». Объяснение следующее: она является вновь вводимым объектом промысла. А по закону о рыболовстве доли квот на такой объект подлежат аукционной продаже.

- Решение московских чиновников вызвало недоумение и возмущение рыбопромышленников Северного и Западного бассейнов, которые будут вести лов в Баренцевом море, - комментирует ситуацию председатель Координационного совета работников рыбного хозяйства России Вячеслав Зиланов. - Губернаторы прибрежных регионов, в том числе и Юрий Евдокимов, обращались к Андрею Крайнему с письмом, в котором обосновывали необходимость отказаться от проведения аукционов по продаже долей на мойву. Крайний собрал совещание, пригласив рыбаков принять в нем участие. Практически все они единодушно настаивали на продлении прежних договоров с Росрыболовством, то есть на сохранении долей, существовавших в момент прекращения промысла. В качестве альтернативы предлагался еще один способ развязать узел - заявительный принцип добычи. Это означает, что при ведении промысла на берег постоянно идут сводки о том, кто сколько поймал. И так до тех пор, пока не будет выбрана вся квота. Но и этот вариант не был принят.

Позиция федерального ведомства удивила всех, кто имеет отношение к рыбной отрасли. Андрей Крайний с первых же дней работы вроде бы показал себя сторонником решительных мер, направленных на ее развитие. И чаще всего внимательно прислушивался к мнению рыбаков. Почему же на этот раз их выступления оказались гласом вопиющего в пустыне?

- Официально было заявлено, что существующая законодательная база предусматривает только два вида распределения долей квот: по историческому принципу и через аукционы для вновь вводимых объектов, - попытался понять логику московских чиновников Зиланов. - Таким образом получается, что нынешняя ситуация с мойвой из закона выпала: условия дележа долей при временном вынужденном прекращении промысла в нем не оговорены. Но ведь мы постоянно занимаемся его совершенствованием. Какая большая работа проделана по внесению важных поправок, в том числе и Крайним! Всем известно, как тяжело ворочается законотворческий маховик. Да, ситуация с мойвой действительно не была предусмотрена при составлении правил. Но ведь пути решения проблемы, предложенные рыбопромысловым сообществом, законом и не запрещены. И прежде чем выносить окончательный вердикт, не худо было бы для начала обратиться к юристам. Если бы и управление правового обеспечения не согласилось, есть Минюст, правительство, наконец. Ведь нельзя так просто отмахнуться от того факта, что государство не выполнило договорные обязательства перед рыбаками, сократив сроки ведения промысла мойвы до двух лет.

Еще один резон сторонников аукциона - надо все делить заново, потому что некоторые фирмы, имевшие доли в 2002 году, не дожили до сегодняшнего дня. Но этот довод, если вдуматься, выглядит вообще парадоксально. Да, в законе есть статья, по которой «беспризорные» доли обязательно выставляются на аукцион. Ну, как говорится, и на здоровье. Какое отношение это имеет к остальным? Почему они должны нести ущерб из-за того, что другие предприятия потерпели крах? Тут уж вообще средневековым принципом коллективной ответственности попахивает…

В общем, слабо верится в то, что причиной принятия непопулярного среди рыбаков решения стали упущения законодательства. Это только видимая часть айсберга. А что может быть скрыто под водой?

- Вероятно, есть силы, заинтересованные в том, чтобы вопрос мойвенной квоты решился именно так, а не иначе. Это прежде всего аукционисты. Молоточком постучал - процент положил себе в карман. Только расплачиваться за эту, так сказать, услугу будут сначала рыбаки, а в конечном итоге - потребители. Именно они достанут из своих кошельков те проценты по кредитам, которые рыбаки вынуждены будут брать у банков для покупки долей на аукционе. Кроме того, есть желающие переделить «мойвенный пирог». Я думаю, эти два момента и есть истинные мотивы, которыми руководствовались чиновники Росрыболовства, - полагает Вячеслав Зиланов.

К чему же может привести аукционная продажа квот на мойву?

- Об одном из последствий я уже упоминал. Стоимость долей в ходе торгов наверняка будет завышена - обычная практика биржевиков. Стало быть, сбытовые цены подскочат. Это сделает наших рыбаков неконкурентоспособными на внутреннем рынке. Еще одно вероятное и очень нежелательное последствие биржевого «распределения» квот - новая волна браконьерства на промысле мойвы. Кроме того, увеличится выброс некондиционной и даже кондиционной мойвы. Ведь промышленник будет стремиться отыграть деньги, оставленные на аукционе. Поэтому станет выбирать крупную и икряную рыбу с тем, чтобы поставить ее еще и на экспорт… В общем, хорошего будет мало. Учитывая все это, исполнительный директор консорциума «Мурманский траловый флот» Николай Карлин, председатель правления Союза рыбопромышленников Севера Виталий Касаткин и я как председатель координационного совета подписали обращение к вице-премьеру Виктору Зубкову с просьбой рассмотреть вопрос наделения долями квоты на мойву.

Не будем гадать, как сложится судьба этого обращения, бросим лучше взгляд за границу: соседи ведь находятся в той же самой ситуации. Они тоже получили свою квоту после четырехлетнего перерыва.

Правда, писать об их делах особенно нечего - журналисту не разгуляться. Потому что ни совещаний, ни долгих споров с аргументами и контраргументами, ни обращений в правительство. Норвежцы поступили очень скучно: просто распределили квоту на мойву между предприятиями на исторической основе. То есть кому какая доля полагалась до запрета на лов, такую же тот получит и сейчас.

И всем все ясно.

И суда выйдут на промысел без всяких заморочек.

И точка.

Оксана ДУШЕНЬКОВСКАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 18.11.2008

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
62,900673,134576,815870,9195
Афиша недели
Вне поля зрения
Гороскоп на сегодня