18.12.2009 / Экономика

Приказано ликвидировать!.. А как? И зачем?

Все жарче разгораются среди специалистов рыбохозяйственного комплекса споры вокруг поправок к федеральному закону о рыболовстве. Особенно той его части, в которой предписано рыбу, выловленную в научно-исследовательских целях, либо отпускать обратно в сине море, либо, если она после анализов уже точно не жилец, - уничтожать. Из-за чего были приняты эти поправки и почему они далеко не всех устраивают? Вот мнение по этому поводу заместителя председателя комитета рыбохозяйственного комплекса Мурманской области Вадима СОКОЛОВА:

- Проблема возникла не сегодня. Еще год назад были внесены поправки в федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биоресурсов». В статье 21 закона говорится: «Добыча при осуществлении рыболовства в научно-исследовательских и контрольных целях… используется только для проведения работ в указанных целях». Четко и ясно. И далее: «такие водные биоресурсы подлежат возвращению в среду обитания после проведения этих работ». Здесь тоже вроде все понятно. Но вот еще дальше написано, что в случае, если физическое состояние таких водных биоресурсов не позволяет возвратить их в среду обитания, они подлежат уничтожению. Производство же рыбной и иной продукции из них закон запрещает…

Здесь уместно напомнить, что сегодня у отраслевой науки две основные задачи. Это, во-первых, исследования с целью определить объемы общедопустимого улова (ОДУ) на каждый последующий год. Во-вторых, сопровождение промысла, то есть обеспечение рыбаков прогнозами. Для как можно более полного сбора информации ученые проводят траловую съемку. Естественно, при подъеме трала на борт судна большая часть рыбы «душится» в этой огромной сетке и уже вряд ли способна выжить. Даже если ее выпустить обратно в среду обитания - в соответствии с новой редакцией закона.

Вырабатывать продукцию из такой рыбы, как я уже говорил, нельзя - можно только уничтожать. А как это сделать на судне в море? Значит, надо доставлять ее на берег. Но и там - что с ней делать? Современных технологий уничтожения значительного количества свежей или мороженой рыбы я, например, не знаю. Придется либо сжигать, либо - ведь на свалку отправить тоже нельзя - закапывать. Для этого нужны специальные полигоны.

Насколько мне известно, ни у одного мурманского промышленного предприятия, не говоря уж о ПИНРО, нет специальных установок для уничтожения рыбы. И нигде законодательно не определено, кто должен выделять деньги на их приобретение, а также на доставку груза из порой весьма неблизкого района промысла и на его хранение. А это очень серьезные суммы. Так что действительно получается тупиковая ситуация.

Вообще же, проблема зародилась еще в девяностых годах прошлого века. Бюджет государства имел большой дефицит, и научные исследования часто финансировались по остаточному принципу. Поэтому многие федеральные ведомства искали тогда собственные пути выживания. Широкое распространение получили платные услуги. В рыбохозяйственном ведомстве нашли свой способ поддержки отраслевой науки - выделение ей квоты как государственного ресурса. Ученые к такому варианту, прямо скажем, быстро приспособились. Впрочем, и деваться было особо некуда.

К чему все это постепенно привело? Все большие объемы квот, которые должны бы были по идее отдаваться рыбакам, передавались ученым. Эти так называемые научные квоты начали принимать промышленные масштабы, их не успевали осваивать. Да и не нужны были такие объемы для научных целей. Самое странное, что при этом материальная база отраслевых исследовательских учреждений практически не обновлялась. Зато по договорам квоты передавались каким-то фирмам, не всегда имевшим даже прямое отношение к промыслу. Обрастали такими фирмами и сами отраслевые научные институты. В общем, вынужденная и временная - как задумывалось - мера превратилась в настоящий крупный бизнес. Конечно, проводились официальные конкурсы по распределению научных квот, но по какому-то «совпадению» в них большей частью попадал один и тот же узкий круг соискателей. В конечном итоге научные квоты были «узаконены» и стали приниматься в расчет при распределении общедопустимого улова уже как что-то само собой разумеющееся.

Подобный расклад, естественно, вызывал все большее недовольство рыбаков. Не на пустом же месте появились и упоминавшийся закон, и поправки к нему. Возмущение прямых рыбодобытчиков копилось годами. И в приморских регионах давно видели, что пора наводить порядок. Научные исследования должно финансировать государство. К сожалению, пока это финансирование явно недостаточно.

В общем, проблема нерационального использования научных квот вроде бы законодательно была решена. Но вместо нее возникли новые. Поэтому, считаю, вопрос о рыбе, подлежащей «ликвидации», надо продумать еще раз. Сейчас ее лов, по сути, приравнен к браконьерству.

На возврат к прежнему порядку никто из серьезных рыбопромышленников уже не согласится. Но какие-то новые, более продуманные поправки к нынешнему варианту закона, наверно, все-таки необходимы. И принять их вполне реально. Науке же надо выделять рыбу для исследований в разумном количестве. А ту, что не годится для возврата в море, следовало бы превращать в продукцию, пригодную для дальнейшей реализации. Ведь это ценный белковый продукт, и относиться к нему надо по-хозяйски.

Записал Андрей ПОПОВ.

Опубликовано: Мурманский вестник от 18.12.2009

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
61,261072,239076,138570,7868
Афиша недели
Альтернативная голливудская математика
Гороскоп на сегодня