01.04.2010 / Экономика

Международный договор дороже денег. Ученые отстаивают свою правоту

Фото: Федосеев Л. Г.

Полярный научно-исследовательский институт морского рыбного хозяйства и океанографии им. Н. М. Книповича (ПИНРО) в последнее время буквально не сходит со страниц местных СМИ. «Прокуратура требует возвращения денежных средств», «Рыба в зеркале преступлений» и другие кричащие заголовки явно претендуют на сенсацию. В той же Норвегии, например, вряд ли подобный скандал мог бы разгореться на ровном месте. Но мы, как обычно, идем своим путем. Так в чем же суть проблемы?

Прежде всего отметим, что ущерба государству никто не наносил и прокуроры требуют не «возвращения» денег, а рассмотрения акта прокурорского реагирования и принятия мер к строгому соблюдению законодательства. Разумеется, если нарушения такового будут установлены судом. Прокуратурой Мурманской области проведена проверка по обращению заместителя руководителя Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору. В результате установлено, что осенью 2009 года ФГУП ПИНРО осуществляло вылов водных биоресурсов в научно-исследовательских и контрольных целях в районе архипелага Шпицберген. По окончании исследований выловленные биоресурсы реализовывались судовладельцам. Уточним, что институт около года осуществлял данную деятельность, о чем все контролирующие и надзорные органы были осведомлены, а вопрос возник почему-то только в октябре. Прокурор ссылается на ст. 21 Федерального закона Российской Федерации «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», предписывающую - после принятия депутатами Госдумы в прошлом году соответствующей поправки - возвращать водные биоресурсы после проведения научных исследований в среду обитания. Или, если их физическое состояние не позволяет это сделать, уничтожать. Проще говоря, уничтожению подлежит полезный и дорогостоящий продукт. Экипажу, конечно, разрешено употреблять его в пищу при условии составления специального акта и отражения этого факта в промысловом журнале, но все то, что не будет использовано, должно быть измельчено на специальном оборудовании и выброшено за борт. Как заметила журналист одного из местных телеканалов, «на корм рыбам». Видимо, девушка решила, что в круг обязанностей ПИНРО входит еще и кормление морских обитателей, иначе они могут погибнуть от голода. Святая простота... Между тем любой здравомыслящий человек скажет, что это абсурд - буквально выбрасывать деньги в море, вместо того чтобы реализовать ценную продукцию и хоть частично окупить затраты. Тем не менее поправка к закону депутатами принята, а законы, как известно, должны соблюдаться. Вопрос в другом.

- Не комментируя, насколько поправка рациональна, - оценивает ситуацию директор ФГУП ПИНРО Борис Прищепа, - хочу обратить внимание на следующее. В соответствии с соглашением между Россией и Норвегией архипелаг Шпицберген является регулируемым районом. Норвегией здесь ежегодно устанавливаются ограничения рыболовства в целях сохранения запасов, и российские суда, как и суда других государств, соблюдают эти меры по сохранению, а также законы и правила, относящиеся к рыболовству. В частности, на данной акватории существует строжайший запрет на любой выброс и уничтожение рыбы. За подобные действия норвежские власти могут не только арестовать суда и наложить штрафы, но и в следующий раз не выдать разрешение на проведение исследований в тех районах, где они осуществляют контроль за промыслом и управление запасами. Должен отметить, что по вылову в российской зоне никаких разногласий с прокуратурой у института до сих пор не возникало. Нет их и сейчас. Но основная часть научной квоты вылавливается в зонах иностранных государств, которые на свои воды распространяют соответственно и свои меры регулирования. К примеру, кроме акватории вокруг Шпицбергена ПИНРО проводит исследования также и в районе регулирования НЕАФК - рыболовной комиссии по Северо-восточной Атлантике. В ее состав входит пять государств, включая Россию, и начиная с 2010 года в этих районах также установлен запрет на любые выбросы рыбы, как, впрочем, и в водах европейских стран. Надо ли говорить, что нарушение международных договоров и правил, установленных национальным законодательством других государств для своих вод, влечет за собой серьезные санкции, вплоть до ареста судна и лишения лицензии на осуществление исследований? Более того, в этом случае мы нарушим и российское законодательство, так как в том же федеральном законе о рыболовстве в ст. 4 четко прописано:

«Если международными договорами Российской Федерации в области рыболовства и сохранения водных биоресурсов установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены законодательством о водных биоресурсах, применяются правила этих международных договоров».

Таким образом, ПИНРО, строго исполняя российское законодательство и международные договоры России, не имел возможности выбрасывать или уничтожать рыбу, добытую в водах других стран. Поскольку никаких предписаний, как в этом случае поступать с выловленной рыбой после проведения исследований, в нашем законе нет, ученые реализовывали рыбу судовладельцу по цене сырца. Как, собственно, и многие годы ранее - по уставу ПИНРО имеет право на продажу. Все средства, полученные от реализации, были направлены на финансирование исследований. Соответственно, речь идет не об «ущербе», а, наоборот, о пользе для государства. И тем более странно, когда эти вырученные средства преподносятся как некое скрытое частное обогащение. Ведь в суточных судовых донесениях регламент расписан от и до на каждый день: уничтожалась рыба или нет, какая именно, в каком количестве и т. д. с первого же дня деятельности института.

- Откровенно говоря, если бы мы не работали в прошлогоднем режиме, то не имели бы возможности для проведения в полном объеме научно-исследовательских работ, предусмотренных международными обязательствами России в области рыболовства, - констатирует руководитель ПИНРО Борис Прищепа. - Странно, что это не принимается во внимание. Вообще суть вопроса перевернута с ног на голову. Будто не государство через ПИНРО проводит научные изыскания, а директору понадобилась рыба... Приходится признать и то, что все последние поправки в законодательство посвящены не изучению рыбных запасов, а уничтожению водных биоресурсов. Уничтожить рыбу, где бы ты ни был, в любой точке океана - это самое главное, а то, что наука не предоставит прогнозы и рекомендации по рациональному рыболовству, - это ерунда. Но если завтра мы не сможем провести исследования, их проведут другие. И тогда на международных комиссиях правительству России, в условиях отсутствия собственных данных, придется лишь соглашаться с чужими результатами и выводами. О том, что эти поправки противоречат общемировой практике использования вылавливаемой в рамках научной квоты рыбы, я уже и не говорю.

Ни для кого не секрет, что необходимое условие управления запасами промысловых гидробионтов - оценка и прогнозирование их состояния и установление на этой основе общего допустимого улова. Представление о запасах живых ресурсов можно получить только путем проведения специализированных морских исследований и осуществления государственного мониторинга и контрольного лова. Порядок рыболовства в научно-исследовательских и контрольных целях и использования неизбежного вылова рыбы, существовавший на протяжении десятилетий, зарекомендовал себя с наилучшей стороны. Сегодня из-за его пересмотра Россия рискует потерять свои позиции не только в районах, где управление рыбными запасами осуществляют иностранные государства, но и в международных водах Мирового океана, в том числе в районе ответственности ФГУП ПИНРО - Северной Атлантике.

К слову, о том, что прокуратура обратилась с исками в арбитражный суд, в институте узнали сначала из СМИ, а уж потом официально. Между тем виновность может определить только суд, где ученые и будут доказывать свою правоту.

Светлана КОВАЛЕВСКАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 01.04.2010

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,306575,370279,455172,7763
Афиша недели
В жанре девяностых
Гороскоп на сегодня