29.06.2010 / Экономика

Высокая планка

Директор Кольской АЭС Василий Омельчук.

Сегодня у Кольской АЭС - день рождения. Им принято считать пуск первого энергоблока, что произошло 37 лет назад. О том, чем сегодня может гордиться атомное предприятие, «Мурманскому вестнику» рассказал его директор Василий Омельчук.

- Василий Васильевич, в такие моменты всегда хочется оглянуться назад...

- Время, как видим, идет очень быстро. Но у нас есть работники, которые участвовали в пуске первого блока, ветераны станции, которые очень многое могут рассказать. Если сравнивать, какой станция была 37 лет назад и какая она сегодня, то каждый из очевидцев скажет, что есть существенная разница. Она и во внешнем облике АЭС, и в ее внутренней начинке. В показателях безопасности и надежности - разница тоже очень большая. И, конечно, за всем этим - труд наших людей.

Как известно, при проектировании срок эксплуатации энергоблоков был определен в 30 лет. Сегодня позади уже 37, но АЭС продолжает работать. Сделано очень много хорошего, и мы этим гордимся. Сами за себя говорят и объективные показатели. По итогам 2009 года в производственном соревновании между атомными станциями России мы заняли третье место (всего в РФ 10 атомных электростанций). Отмечу, что в течение последних 10 лет ниже этой планки наша станция не опускалась, в чем тоже громадная заслуга ее сотрудников.

- Не секрет, что противники атомной энергетики, в частности, среди общественных экологических организаций, как один из аргументов используют утверждение о том, что Кольская АЭС продолжает эксплуатацию отживших свое реакторов? Что на это могут возразить атомщики?

- На нашей станции четыре энергоблока. Два - первой серийной модификации, создававшиеся в 60-е годы прошлого века и считающиеся первым поколением реакторов. А два других - 70-х годов, уже следующего поколения. По своим технологическим решениям они аналогичны тем, что стоят в Финляндии на АЭС Ловииза.

В 1989 году на станции была принята программа повышения безопасности и модернизации реакторов, которая в дальнейшем перешла в программу подготовки к продлению срока эксплуатации. После того как мы обе реализовали, можно сказать, что первый и второй блоки у нас даже более современные, чем третий и четвертый - ведь когда последние создавались, наша научная конструкторская мысль еще не была так развита, как сегодня, а модернизация позволила применить современные достижения.

Провести реконструкцию и модернизацию, направленные на повышение надежности и безопасности работы станции, помогли найденные инженерные решения. Каждое из них было оригинальным, каждое - уникально. И этим мы тоже гордимся. Они позволили не просто продлить срок эксплуатации, но обеспечить это с гораздо более высокими показателями надежности и безопасности. И это, в свою очередь, дает уверенность в том, что есть основания и дальше продлевать срок эксплуатации. Конечно, это не бесконечный процесс - когда-то придет время снимать с эксплуатации блоки. Но это будет потом. Сегодня мы говорим о том, что у нас есть уверенность в будущем - нам предстоит еще долго работать.

- А оговоренный проектом срок эксплуатации, получается, теперь не указ?

- В свое время конструктор-проектировщик, используя слишком консервативный подход, действительно написал в проекте «срок службы - 30 лет». Но прошло два десятилетия, и подходы изменились. За рубежом, на Западе, превалирует не проектный срок службы, а система лицензирования. В России она была введена в середине 90-х годов, когда был принят закон об использовании атомной энергии и государство правовыми методами начало регулировать атомную энергетику. Это было началом нового подхода. У нас появилась возможность изучить, как делается за рубежом; с точки зрения сотрудничества оказалось очень полезным то, что открылись границы. И мы увидели, что нигде на Западе нет понятия «назначенный срок службы АЭС», а существует лицензирование, и если ты доказываешь, что твоя установка безопасна, то получаешь право ее использовать. Отталкиваясь от их опыта, мы начали работать, чтобы преодолеть ограничение, установленное проектным сроком. Вложили довольно много денег, провели очень большой объем работ, подготовили обоснование и получили лицензию на дальнейшую работу реакторов. К примеру, первый блок мы вправе эксплуатировать до 2018 года.

Подчеркну, что решения, касающиеся повышения безопасности и продления сроков эксплуатации энергоблоков Кольской атомной принимались на уровне правительства Российской Федерации. Была и соответствующая программа нашего министерства.

- Если не секрет, во сколько обошлось АЭС обновление ее «движущей силы»?

- За точку отсчета мы берем 1989 год, когда начали системную работу по повышению безопасности первого и второго энергоблоков. С этого же года ведем статистику и бюджет расходов на эти цели. За десять лет было реализовано более 800 проектов на общую сумму, эквивалентную 550 миллионам долларов США. Замечу, когда выполнили программу повышения безопасности первого блока и получили лицензию, подсчитали, конечно, и деньги. Получилось, что наши затраты составили около 200 долларов на установленный киловатт мощности. И выходит - не прогадали, потому как сейчас, допустим, стоимость нового строительства в пересчете на киловатт составляет более 2000 долларов.

Добавлю, что мы не стали пионерами в таком процессе. Опять же смотрели на зарубежный опыт. Принципиально на Западе - те же самые подходы: делается обоснование той или иной работы, инвестиций, подсчитываются деньги, принимается решение на высоком уровне и реализуются проекты.

- А как Запад реагирует на происходящее у нас?

- На систему лицензирования мы перешли с середины 90-х годов. По первому и второму блокам пришлось преодолеть довольно сложный путь, потому что оба находились под пристальным вниманием МАГАТЭ (международная межправительственная организация для развития сотрудничества в области мирного использования атомной энергии. - Т. Р.), других международных организаций, наблюдавших за нашей атомной энергетикой. В начале 90-х МАГАТЭ реализовала так называемый внебюджетный проект, который предусматривал оценку безопасности этих блоков. Был составлен отчет с описанием состояния блоков, обозначены дефициты их безопасности на то время.

Срок первой полученной лицензии у нас истекал в 2003 году, и мы, соответственно, продолжили модернизацию, реконструкцию, работу, направленную на повышение эксплуатационной безопасности. Выполнение намеченных мероприятий позволило нам в 2002 году подать заявку на новую лицензию. Причем, замечу, комплекс осуществленных работ превзошел рекомендации МАГАТЭ.

На протяжении многих лет наша станция взаимодействует со Всемирной ассоциацией организаций, эксплуатирующих АЭС (ВАО АЭС). Одна из ее главных программ направлена на обмен опытом, в чем мы довольно активно участвуем. Есть и программы сотрудничества непосредственно между Кольской АЭС и ВАО.

Из числа западных коллег уже 15 лет поддерживаем двусторонние контакты с атомной станцией Эмсланд (Германия). Со скандинавскими соседями тоже тесные связи, в чем нас поддерживают госкорпорация «Росатом» и концерн «Росэнергоатом» с российской стороны, а с другой - правительства Финляндии, Швеции и Норвегии, которые, замечу, в качестве координаторов совместных программ привлекают свои надзорные органы. А те - западных специалистов, которые могут проанализировать безопасность, провести экспертизу. То есть мы для Запада открыты.

Кроме того, существует хорошая, объемная программа сотрудничества нашего надзорного органа - «Ростехнадзора» с Европейской комиссией. Короче говоря, все проекты, которые мы реализуем, в той или иной мере подвергаются экспертизе, в том числе и международной.

- Выходит, с Западом взаимопонимание есть, а находите ли поддержку у земляков - населения области?

- Реализуя свои проекты, мы действовали в рамках правового поля - исходя из закона «Об использовании атомной энергии» и постановления о лицензировании. Что касается населения, то законодательство ни одной страны не предусматривает каких-то консультаций с жителями, проведения общественных слушаний в случае процедуры лицензирования. Такие требования существуют только для новых объектов, когда принимается решение об их создании. То же самое предусмотрено и нашим законодательством.

Тем не менее, мы проводили общественные опросы. И они говорят о том, что в Мурманской области, и особенно в районе расположения АЭС - в Полярных Зорях, Апатитах, Кандалакше, большинство людей за атомную энергетику. Противных результатов мы не получали никогда, сколько бы ни проводили опросы. Другое дело, что есть противники в экологических организациях. Но у них, как говорится, работа такая.

Мы же уверены в том, что придет время и появится потребность построить новую Кольскую атомную станцию.

Фото:
Кольская АЭС.
Фото:
Кольская АЭС.
Подготовила Татьяна РЯЗАНОВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 29.06.2010

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
62,900673,134576,815870,9195
Афиша недели
Вне поля зрения
Гороскоп на сегодня