30.07.2010 / Экономика

Не придется ли прибрежникам сети сушить?

Николай Гуркин.

Не успели стихнуть страсти по поводу временного - весеннего - прекращения поставок охлажденной рыбы в заполярные магазины, как на Ассоциацию прибрежных рыбопромышленников Мурмана вновь обрушился шквал звонков. Неужели ваши квоты отменят, а прибрежный промысел вообще исчезнет как понятие? И что будет с любимой северянами охлажденкой?

Дело в том, что недавно премьер-министр Владимир Путин поручил главе Росрыболовства Андрею Крайнему подготовить законопроект, возвращающий рыбную отрасль к понятию «единое промысловое пространство». Это должно уменьшить количество административных барьеров в данной сфере.

На сегодняшний день квоты выделяются отдельно для прибрежного рыболовства и для работы исключительно в российской экономической зоне. А это за пределами 12-мильной береговой водной полосы. Прибрежники после длительной борьбы добились-таки права выходить дальше в открытое море. «Океанисты» рыбачить в прибрежной зоне, не имея на то квоты, не могут. Правила строго ограничивают размеры судов, которым разрешается там работать. Рыба же границ не признает. Вот и получается, что нередко капитан крупнотоннажного судна вынужден в самый разгар погони за большим косяком ее прерывать, пока какой-нибудь тресковый вожак снова не выведет свое стадо «на чистую воду» - из прибрежной зоны.

Первыми перемен потребовали дальневосточные рыбаки. Точнее, возврата к существовавшей в советские годы системе единого промыслового пространства.

- Их можно понять, - рассуждает председатель Ассоциации прибрежных рыбопромышленников Мурмана Анатолий Евенко, - часть морей Дальнего Востока являются по сути внутренними водоемами, и их можно при желании полностью назвать прибрежной зоной. Наш Северный бассейн - совсем другое дело. Если, как предлагают коллеги, позволить промысел в 12-мильной зоне Баренцева моря таким мощным траулерам, как имеющиеся в составе Мурманского тралфлота «Моонзунды», вся прибрежная квота будет выбрана за считанные дни. И без того многие входящие в нашу ассоциацию небольшие компании выделенную квоту облавливают к середине года и ставят суда на прикол. Добиться увеличения объемов прибрежной квоты время от времени удается, но с боем. В случае разрешения добычи рыбы в прибрежной зоне крупнотоннажным судам мелким компаниям придется объявлять себя банкротами.

Мы вовсе не против возврата к единому промысловому пространству в принципе, продолжает Евенко. Но, давая поручение Андрею Крайнему, Владимир Путин напомнил, что в свое время такой порядок был введен по согласованию с приморскими регионами, и сейчас обязательно нужно учесть их интересы. А они разные, как и условия промысла. В Баренцевом море, например, есть целые районы, закрытые для траления. Там находятся крабовые плантации, а вдоль побережья «родильные дома», где нагуливают вес мальки трески. Все это будет тут же разгромлено донными тралами.

Кошельковые неводы - другой вопрос. Почему не пускать в 12-мильную зону океанические суда, скажем, во время мойвенной путины? Мы не против подобных сезонных разрешений на промысел. Но только «кошельками». Это и будет естественным единым промысловым пространством. Не стоит только доводить идею до абсурда. Разница между океаническим и прибрежным промыслом все-таки существует. Прежде всего в том, что последний имеет важную социальную направленность. Вся выловленная прибрежниками рыба идет на стол северян.

С Анатолием Евенко согласен и капитан малого рыболовного траулера «Титуринай» Николай Гуркин. Недавно ему присвоено звание «Почетный работник рыбного хозяйства» и объявлена благодарность Владимира Путина за доблестный труд. Несмотря на признательность председателю правительства, Гуркин считает, что с отменой раздельных понятий прибрежного и промышленного рыболовства не стоит спешить.

- Сейчас вся выловленная в прибрежье рыба поступает в Мурманск. За границу идет только добытая за пределами российской экономической зоны. Пойманную по прибрежной квоте в Баренцевом море никуда вывозить нельзя. Но если понятие прибрежного рыболовства будет вытеснено понятием единого промыслового пространства, то могут появиться соблазн и - главное - право уйти на промысел куда-нибудь подальше, хотя бы в Норвежское море и оттуда поставлять улов в другие страны либо самим, либо перегружая на транспортные суда. Тогда действительно северяне могут остаться без любимой ими охлажденки. Финансовый интерес при экспорте везде пользующихся спросом трески и пикши несомненно выше. Поэтому непроработанное досконально решение о едином промысловом пространстве может иметь отрицательные последствия.

Фото:
Андрей ПОПОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 30.07.2010

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,472577,752981,098675,0110
Афиша недели
Скандалы и разочарования
Гороскоп на сегодня