24.09.2010 / Экономика

Экономика должна быть экологичной

Заместитель председателя Кольского научного центра РАН, директор Института проблем промышленной экологии Севера, доктор технических наук Владимир Маслобоев. Фото из архива института.

О том, что экономика и экология не должны противоречить друг другу, отметил президент страны Дмитрий Медведев в своем блоге во Всемирный день окружающей среды 5 июня. Однако на деле мы постоянно становимся свидетелями конфликта между ними. Почему так получается и можно ли перенести на российскую почву удачный опыт зарубежных соседей, об этом беседует корреспондент «Мурманского вестника» с заместителем председателя Кольского научного центра РАН, директором Института проблем промышленной экологии Севера доктором технических наук Владимиром МАСЛОБОЕВЫМ.

- Владимир Алексеевич, в чем, на ваш взгляд, суть проблемы мирного сосуществования экономики и экологии в России? Или - возьмем более узко - у нас на Севере?

- Конфликт интересов промышленников и защитников природы родился не в Мурманской области, он существует в любой точке мира, где есть большие прибыли от производства. Вопрос в том, как он решается. Проблема сосуществования экономики и экологии мировоззренческая. Российский менталитет отстал в этом плане от западного лет на 50. Поясню на конкретных примерах. Возьмем, например, сферу использования минеральных ресурсов в Скандинавии, где действует заявительный (а не разрешительный, как в нашей стране) подход к созданию новых производств.

Несколько лет назад там начали осваивать газоконденсатное месторождение «Белоснежка» в Баренцевом море. Завод по сжижению газа «Статойл» возвел в Хаммерфесте. Процедура перед началом строительства вроде бы и легче, чем у нас: подготовили документацию, которая в России называется оценкой воздействия на окружающую среду, и предоставили в государственную службу по борьбе с загрязнениями. Специалисты убедились, что «Статойл» предлагает современные технологии, зафиксировали показатели технологических выбросов, отраженные в документе (естественно, они не должны превышать определенные стандарты), и дали разрешение.

Завод построили... и второй год то и дело вынуждены закрываться на несколько месяцев по предписанию все той же службы по борьбе с загрязнениями. Почему? А потому что применяют совершенно новую, очень сложную технологию получения газа с глубинного добывающего комплекса, платформы они не используют. И раз за разом какие-то узлы в этой длинной технологической цепочке начинают давать выбросы больше, чем задекларировано. Но никаких возмущений и протестов со стороны предприятия нет, хотя оно, безусловно, терпит убытки от остановок. Никто не скажет, дескать, экологи мешают работать. Промышленники знают: есть государственные стандарты, которые нельзя нарушать.

- То есть конфликт и не рождается - для этого нет условий, все урегулировано изначально?

- Да, если есть жесткие прозрачные правила и все в стране играют по ним, то конфликты будут разрешаться сами собой. У нас далеко не так. Возьмем хоть Химкинский лес, хоть нефтепровод по берегу Байкала - масса примеров, когда разрубать узел приходилось президенту страны или премьер-министру. Такого не должно быть. Правила должны быть едины для всех, тогда и третейские судьи не понадобятся.

- Для нашего региона основными загрязнителями среды являются, по-видимому, горнодобывающая промышленность и металлургия. Никель, Заполярный, Мончегорск... Существует ли решение, которое не доводило бы природу до катастрофы и при этом не мешало развитию экономики?

- Многие знают, что в Кристиансанде на юге Норвегии есть прекрасный зоопарк. А вот о том, что в этом же городе находится один из крупнейших в Европе никелевый завод, мало кому известно - выбросов никто не чувствует. Еще пример: завод фирмы «Оутокумпу» в финском городе Харьявалта. Небольшой, правда, ежегодно дает около 20 тысяч тонн никеля (на Кольском полуострове производится в несколько раз больше). Так вот датчики, фиксирующие выбросы, установлены и в городском совете, и на центральной площади. Все прозрачно.

Думаете, мы не можем это позаимствовать? «Оутокумпу» продала завод в Харьявалте, владельцем его сейчас стал «Норильский никель». Тем не менее в поселке Никель ситуация с выбросами сернистого газа прежняя. Правда, в Заполярном Кольская ГМК вскоре намерена ввести в эксплуатацию установку холодного брикетирования концентрата, что полностью исключит выбросы сернистого газа. В Никеле, кстати, технологическое решение тоже есть, и оно не хуже, чем, допустим, в Харьявалте. Однако российский метод плавки в печи Ванюкова, который планировался для модернизации производства в Никеле, не используется. Как не модернизируется производство и в самом Норильске. Наверное, потому, что все время меняются владельцы «Норильского никеля».

Модернизация вредного производства - вот что нам сейчас нужно. Ведь люди понимают: если закроют предприятие, которое дает работу их городку или поселку, остановится и жизнь в нем. Потому местные жители не поддержали в свое время «Беллону», когда ее активисты выступали с требованием закрыть плавильный завод в Никеле. А вот осовременить технологию - это другое дело.

- Жители, может, и одобрят такое решение, только кто же его примет? Сами промышленники не торопятся, как видим. Кто способен их подтолкнуть?

- В этом направлении на самом высоком уровне есть позитивные подвижки. Так, появился проект постановления российского правительства о новом порядке взимания платы за негативное воздействие на окружающую среду. Согласно ему, если выбросы от производства превышают нормы, то для такого предприятия будет установлен повышающий коэффициент. В 2011 году - пятикратный, с 2012-го плата увеличится уже в 25 раз, с 2016-го - в сто крат.

Когда этот проект впервые опубликовали, директора многих предприятий, в том числе заполярных, задумались. Ведь природопользователи, особенно горнообогатительные комбинаты, которые не задействуют оборотное водоснабжение, просто вылетят в трубу. И Ковдорский ГОК уже начал разрабатывать проект по снижению производственного водопотребления - стоит вопрос о создании узла, который будет обезвоживать пульпу и транспортировать ее на хвостохранилище в сухом виде.

Есть и другие положительные примеры экологической политики. В минувшем июне по результатам заседания госсовета президент утвердил целый перечень поручений, касающихся реформирования системы управления в сфере охраны окружающей среды. Сейчас нужно исправлять то, что сделано в «нулевые» годы, когда была сильно принижена роль государственных экологических экспертиз.

- А существует ли какая-то комплексная оценка состояния окружающей среды в Мурманской области? Насколько плохи или хороши у нас дела?

- Кстати, вот и повод сказать еще об одном результате поручений президента на госсовете. Областной комитет природных ресурсов и экологии с будущего года запланировал мероприятия по оценке накопленного экологического ущерба. Наш институт также вовлечен в эту работу. На Западе это называется стратегической оценкой воздействия на окружающую среду, она там узаконена и справедливо считается очень важной. Суть сводится к всесторонней оценке всех негативных воздействий на окружающую среду на рассматриваемой территории. Дело в том, что суммирующее влияние их за счет кумулятивных эффектов на природу и здоровье жителей может оказаться гораздо серьезнее, чем при нынешней методике. Именно такая стратегическая оценка должна быть основой для принятия решений по устойчивому развитию региона.

Что касается состояния окружающей среды, то напрасно говорят, что у нас плохая экология. В Кольском крае разрушенных экосистем менее одного процента, причем загрязнения сернистым газом и тяжелыми металлами имеют очаговый характер: все те же Никель, Заполярный, Мончегорск. В Хибинах воздух, в общем-то, чистый, если не считать случаев пыления «хвостов» обогатительных фабрик. Для нас более проблематично загрязнение озера Имандра - источника питьевой воды для сотен тысяч жителей Кольского полуострова. Воду портят не только нынешние выбросы предприятий, значительно снизившиеся по сравнению с 90-ми годами, но и накопившиеся тяжелые металлы в донных отложениях. А еще отсутствие водоохранных зон, несанкционированные свалки по берегам после пикников, мойка автомашин и многое другое.

- Итак, ситуация с охраной окружающей среды у нас вовсе не безнадежна. Нужно совсем чуть-чуть - всем и каждому соблюдать закон, да еще прежде этот закон усовершенствовать?

- Важно, чтобы изменилось мировоззрение и у недропользователей, и у законодательной и исполнительной власти всех уровней, а главное - у каждого из нас. Конфликты интересов экономики и экологии неизбежны, только в гражданском обществе, которое мы в стране все же построим, они разрешаются менее болезненно.

Зоя КАБЫШ, Апатиты

Опубликовано: Мурманский вестник от 24.09.2010

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,502275,619778,015873,3817
Афиша недели
Экранизация балета и «Инстаграма»
Гороскоп на сегодня