03.09.2011 / Экономика

Квота на конфликт

577 саамов нашего края получили в этом году квоту на специально выделенные государством рыбные биоресурсы. Она положена им как представителям коренного малочисленного народа Севера (КМНС). В то же время более чем шестистам в квоте было отказано. Почему? Выяснить это попытался корреспондент «Мурманского вестника», побывав на брифинге в областном комитете рыбохозяйственного комплекса и на протестном пикете тех, кого обошли рыбой. Оба этих события состоялись в один день.

Этому дала, этому не дала...

По мнению и. о. председателя комитета Олега Заболотского, многие саамы не всегда знают свои права и возможности, а из-за этого порой возникают злоупотребления с положенными им рыбными квотами.

Открывая брифинг, он напомнил, что саамы зачастую не имеют понятия о том, что могут ловить и треску, и пикшу, как и любой гражданин РФ, - свободно, бесплатно, согласно федеральному закону «О рыболовстве». Кроме того, есть целый перечень объектов, не ограниченных требованиями ОДУ - камбала, ерш, зубатка, сайда. Чтобы добывать их в целях любительского спортивного рыболовства, надо просто подать в Баренцево-Беломорское теруправление Росрыболовства, заявление и некоторые документы. Ловить можно практически все, за исключением семги и краба.

Кроме этого широкого спектра, коренные малочисленные народы Севера имеют еще и специальные квоты. В этом году их объем значительно увеличился: Росрыболовство выделило саамам, проживающим в области 300 тонн трески, 75 - пикши, 9,5 сига, 3 тонны ряпушки. Это на треть больше, чем в прошлом году.

- Нам пришлось доказывать в Москве, что квоту для саамов необходимо увеличить, - подчеркнул Олег Заболотский. - Освоение идет почти на 100 процентов, отчетность сдается своевременно. В результате получена солидная прибавка.

В разговоре он посетовал, что хотя сотрудники комитета периодически проводят разъяснительную работу, как оформлять заявки на распределение квот, иные люди все же доверяют оформление своей квоты некоему «третьему лицу». А по его мнению, здесь необходимо избегать посредничества. Так, в этом году большая часть кольских саамов не получили положенную квоту именно из-за, что они доверили оформлять ее этому самому «третьему лицу», в результате чего документы были оформлены неправильно.

Коснулась речь и о том, как можно реализовать квоту на вылов.

- Конечно, саамского флота сегодня не существует, - заявил и. о. председателя комитета. - Но они вправе взять в аренду судно с экипажем, реализовать и переработать свои квоты. Думается, тут стоит рассматривать возможность сотрудничества с флотами Ассоциации прибрежного промысла.

Фамилию «третьего лица» Заболотский деликатно не назвал. Впрочем, сразу после брифинга журналисты с ним встретились. Это заместитель председателя правления Общественной организации саамов Мурманской области (ООСМО), вице-президент союза саамов России, Норвегии, Финляндии и Швеции Иван Матрехин.

У саамов своя правда

В тот день кольские саамы праздновали День коренных малочисленных народов мира. У здания правительства области собралась группа ярко принаряженных людей из Ревды, Ловозера, Мончегорска, Островного, Мурманска. Подошли и журналисты. Звенели колокольчики на сувенирных оленьих рожках, развевались национальные красно-желто-сине-зелеными флажки. Саамы сами себя поздравили, сказали друг другу добрые слова на родном языке. И не самые добрые на русском - в адрес рыбохозяйственного комитета области.

- Я - Макарова Зинаида Ивановна, более десяти лет руковожу отделением ООСМО в Ревде, - представилась одна из женщин. - Именно я собирала у ревдинских земляков необходимые документы, чтобы подтвердить, что они этнические саами. Такие же документы привезли нам из Краснощелья и из Ловозера, там их собирала глава Ловозерского отделения Ольга Григорьевна Мелентьева. И все их вместе с доверенностями мы отдали, как и в прошлом году, Ивану Яковлевичу Матрехину, которому доверяли и доверяем. Но в 2010-м квоту нам по ним выделили, а в этом - нет. В прошлом году, чтобы реализовать выделенную квоту на биоресурсы, мы арендовали судно у частного предпринимателя. Улов получили частью рыбой, частью деньгами. И были очень довольны. А нынче узнали, что нам квоту не выделили.

К 14 часам представители саамов собрались у кинотеатра «Мурманск», чтобы провести протестный пикет. Почти всю площадку заняли плакатами с броскими надписями: «Мы хотим есть нашу рыбу!», «Не унижайте коренной народ саами!»

- В мае нам одной строчкой в Интернете на сайте правительства области перечеркнули все надежды на рыбу: отказали - и все, - выразила свое возмущение член саамского парламента Нина Ежова из Ревды. - А ведь у нас у всех были паспорта, у всех доказательства, что мы - саами, целый пакет документов. И какая обида для наших престарелых женщин, которым отказали из-за того, что у них была обозначена национальность «лопарка»! Чиновники из комитета рыбохозяйственного комплекса совершенно не знают историю. Обратились бы к нам, членам парламента. Я, например, библиотекарь и историю своего народа очень хорошо помню. Поинтересовались бы у известнейшего профессора Алексея Алексеевича Киселева. Он писал, что до 1930 года была национальность «лопарь»- «человек, живущий на краю земли» в переводе с саамского, а с 1930-го - «саами».

- А почему вы все доверили подать заявление на квоты Ивану Матрехину?

- Нас об этом же спросил Заболотский. Нам это сомнение непонятно: Матрехин наш, саами, и мы ему верим, зная его много лет. В прошлом году он получил для нас квоты, и мы все были при рыбе. А в этом единым росчерком пера нас квоты лишили.

От «третьего лица»

Довелось мне поговорить и с Иваном Матрехиным.

- Видно, руководитель комитета рыбохозяйственного комплекса решил, что саамы позарились не на свое добро, - вздохнул он. - Наши женщины плакали летом в кабинете Заболотского, узнав, что квот не будет. Ведь для многих безработных саамов, а также для наших многодетных семей это большое подспорье. Но...

- Иван Яковлевич, а зачем понадобилось организовывать все этот через третье лицо, то есть через вас?

- Дело в том, что не все саамы могут лично приехать в Мурманск, чтобы подать заявку для получения квоты в областной комитет рыбохозяйственного комплекса. А потому наша ООСМО уже несколько лет помогает им, действуя на основании устава организации. В 2010 году более 400 человек получили квоты по доверенностям, оформленным точно так же, как в 2011-м, на меня как на физическое лицо из числа представителей коренного малочисленного народа Севера. А в нынешнем году уже 637 саамов доверили этому же физическому лицу подать заявление от их имени. Одно это говорит о том, мы в своем обществе ведем активную работу по защите прав саамов. Что же касается общин КМНС то их создано уже 19, и это не предел. Но люди сами должны решать этот вопрос. И мы не понимаем, почему рыбохозяйственный комитет настаивает: «Создавайте общины и получайте квоты». По закону квота на водные биоресурсы может быть выделена общинам, физическим лицам из числа КМНС или их представителям из числа опять же КМНС.

Перед ворохом бумаг

Признаюсь честно: после пикета хотелось вывести на чистую воду всех этих махровых бюрократов из комитета рыбохозяйственного комплекса. Чего к пустякам придираются?!

Но вот мы сидим вместе с Олегом Заболотским и начальником отдела организации рыболовства и береговой инфраструктуры комитета Андреем Долголевцем и пытаемся разобраться в ситуации с помощью юриста. Просматриваем документы, поданные на получение квот при посредничестве Ивана Матрехина.

И сразу натыкаемся на грубое нарушение: ни у одного из 637 его доверителей в пакете бумаг нет заявки на выделение этой самой квоты. А что там есть? Доверенность на имя Матрехина, копия паспорта, копия свидетельства о рождении, как доказательство этнической принадлежности к саамам. Заявок нет ни у кого. Между прочим, это уже реальный повод даже не рассматривать поданные документы. Замечу попутно, что сам Иван Матрехин такую заявку от себя лично представил, а потому и положенную ему квоту получил.

Впрочем, не из-за нее сыр-бор. Конфликт разгорелся вокруг второй заявки на его имя, судя по которой, 637 человек передали Матрехину полномочия на получение своих квот. К ней прилагались пакеты документов этих людей. Только в каком виде...

Не со всеми, конечно, но с многими я ознакомилась. И ни на одной доверенности не обнаружила ни подписи заверявшей ее председателя правления ООСМО Д. А. Скавронской, ни печати организации. А ведь по такому, с позволения сказать, документу даже заказное письмо, адресованное другому члену семьи, на почте бы не выдали.

Важно подчеркнуть: мои саамские собеседники уверяли, что в прошлом году, мол, все было сделано «так же». Увы, заглянув в бумаги, согласиться с этим не могу. В 2010-м доверенности на имя Ивана Матрехина были оформлены надлежащим образом: подпись — печать, подпись — печать. И результат оказался тем, которого и ждали люди.

А в нынешнем... Даже автографы самих авторов доверенностей зачастую не совпадают с оригиналами в их паспортах. Кое-где подпись и вообще выведена «по-детски» - печатными буквами, хотя на ксерокопии паспорта виден нормальный росчерк взрослого человека.

Кстати, об удостоверениях личности. В копиях некоторых паспортов натыкаешься на явные несоответствия. К примеру, серия и номер на первой странице не совпадают с теми, что значатся на страничке, где ставится штамп регистрации. Это, согласитесь, тоже вызывает законные вопросы.

Время не ждет

Нельзя не сказать и о сроках. На подачу документов в комитет отводилось полтора месяца. 9 марта было последним днем их приема. Если бы бумаги этих 637 человек оказались доставлены в комитет хотя бы в феврале, то, рассмотрев их, сотрудники комитета смогли бы сообщить заявителям о том, каких необходимых документов не хватает. Люди бы успели доставить недостающее, как это сделали, к примеру, заявители из Ковдорского района.

Но все документы Иван Матрехин передал только... 7 марта. Это был, кстати, выходной день (его перенесли с субботы), но Андрей Долголевец специально вышел на работу, чтобы их принять. Затем наступило 8 марта, когда уж совсем не до бумажных забот... И к рассмотрению заявок — а это солидная горка бумаг - в комитете приступили только 9-го.

Документы, как мне сказали в комитете, были изучены досконально. Тут и обнаружились многочисленные погрешности в их оформлении. Но что-то переделать, дополнить было уже физически невозможно. Поезд ушел. В итоге выделенные государством объемы рыбы, как и полагается, были поделены меж теми, чьи заявки не вызывали сомнений. Они, так уж вышло, только выиграли, и выиграли солидно, из-за того, что остальные остались без квот.

Что касается тех пожилых саамов, в документах которых значится национальность «лопарь»... Не могу не согласиться с доводами библиотекаря Нины Ежовой, сославшейся на изыскания крупнейшего нашего историка Алексея Киселева о том, что до 1930 года именно так юридически называли саамов. Но, увы, для чиновников основанием принять то или иное решение может служить лишь официальный и имеющий законную силу правовой документ, а не исторические свидетельства.

- Мы готовы подключить своих юристов, чтобы даже через суд попытаться помочь саамам обрести свой юридический статус, - заверил Олег Заболотский. - Это уже предметно обсуждалось на нашей встрече с представителями саамских родовых общин.

Пожалуй, это было бы правильно. Чем меньше поводов для конфликта, тем проще всем сторонам.

Урок для всех?

Однако конфликт уже случился. Надежды немалого числа наших земляков несколько улучшить с помощью квот свою жизнь не оправдались. Им обидно. И за них обидно... Но иные уроки, что поделаешь, обходятся недешево. Видимо, действительно необходимо научиться правильно заполнять документы, если хочешь получить то, что выделило тебе государство. И не только в этой ситуации. Так практически с любой социальной льготой, как бы она ни именовалась: не оформишь документы надлежащим, до запятой, образом и в установленные сроки, - ничего не увидишь. А тут еще и время поджимало...

Чиновники, конечно, проявили строгость. Кто-то, возможно, сочтет, что чрезмерную. Но разве не этого мы от них ждем? Разве не четкого — без поблажек кому бы то ни было - соблюдения всех законов и правил?

Вопрос, честно говоря, риторический. Ведь если бы такая строгость, неукоснительное следование закону проявлялись на всех этажах власти и по отношению ко всем, то для коррупции просто не осталось бы места.

С другой стороны, хочется надеяться, что из этой ситуации извлекут урок и представители власти. Ведь можно было предвидеть возникновение проблем. И предпринять дополнительные усилия, чтобы подробно информировать людей, буквально разжевать, как им следует поступать, как заполнять бумаги, если хотят без препятствий реализовать предоставленное им право.

Да, за тех саамов, которым нынче не досталось рыбных квот, повторюсь, обидно. Но есть ли сегодня иной выход, кроме как сделать правильные выводы на будущее? Квота на конфликт у нас, пожалуй, исчерпана.

Нина АНТОНЯН

Опубликовано: Мурманский вестник от 03.09.2011

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,922776,077778,545974,4264
Афиша недели
Экранизация балета и «Инстаграма»
Гороскоп на сегодня