31.10.2015 / Экономика

Откажемся от мойвы в пользу трески

Росрыболовство призвало рыбаков Мурмана проявить благоразумие и осмотрительность

Фото пресс-службы ММРП

На днях в ПИНРО состоялось заседание Северного научно-промыслового совета (СНПС). Провел его председатель совета, заместитель главы Росрыболовства Петр САВЧУК.

Главной темой обсуждения стали перспективы промысла в будущем году. Познакомил членов СНПС с итогами 45-й сессии Смешанной российско-норвежской комиссии (СРНК) по рыболовству, а также 37-й сессии Организации по рыболовству в северо-западной части Атлантического океана (НАФО) заместитель директора Полярного института Евгений Шамрай. В своем докладе он подчеркнул: хотя квоты на треску на 2016 год останутся на прежнем уровне, уже в 2017-м они неминуемо поползут вниз.

- Мы и так ловим трески гораздо меньше, чем это возможно! - возмутился депутат областной думы, председатель комитета по природопользованию, рыбохозяйственному и агропромышленному комплексу Геннадий Степахно. - Капитаны-промысловики говорят: треска уже моего роста встречается (рост у Геннадия Васильевича под два метра. - Прим. авт.). А ведь для трала рыба более полутора метров уже недоступна. Надо увеличивать квоту! Уже сейчас полтора миллиона тонн можно в год вылавливать, а квота 382 тысячи.

- Да, сегодня запас трески находится на историческом максимуме, но вопрос - за какой промежуток времени смотреть, - парировал Евгений Шамрай. - Если за последние 20 лет - да. Но если брать данные более отдаленные, а у нас они с 46 года, то до максимума далеко. Да, когда-то мы ловили по 900 тысяч тонн в год. Но после этого и 200, и 100. Мы действительно в 2016 году можем поймать полтора миллиона тонн трески. Но этим просто подорвем запасы этого ресурса. Не стоит забывать, что, если раньше, скажем, в 70-е, мы ловили максимум, лишь бы забить трюмы, то сейчас все же промышленники во многом ориентируются как на спрос рынка, так и на устойчивое рыболовство в будущем. У нас российская квота на 2016 год - 382 тысячи тонн. Вот если все их поставить к нам на берег, в Мурманск - куда их девать?

В заинтересованном диалоге было отмечено: сегодня положение с биоресурсами донных видов сложилось непростое - треска в море либо огромных размеров, либо (и ее гораздо больше) «маломерки» до килограмма весом. А это значит, что в ближайшие два-три года промысел будет падать, а уж впоследствии, когда запас пойдет вверх, подрастут и квоты. Но случится это не раньше, чем нынешние «малыши» подрастут и отнерестятся.

Кстати, Геннадий Степахно напомнил о необходимости соблюдать биологическое равновесие, а для этого возобновить промысел морского зверя, причем тут его поддержали и рыбопромышленники, и ученые. Тюлени, численность которых нынче значительно выросла, активно употребляют в корм мойву, сайку да и те же донные.

Что же касается трески, то тут, как считает депутат, нужно провести отдельную конференцию и обязательно с участием капитанов. Потому что многие промысловики в своих наблюдениях приводят тревожный факт: сегодня у трески в желудках порой ничего нет, она «пустая», не хватает корма, той же мойвы. И если ее не изымать, неминуемы природные флуктуации.

- Сложный вопрос, - отметил Петр Савчук. - Мне думается, нужно собрать по его решению ученых, промышленников, экологов и провести отдельное совещание. Потому что баланс экосистемы должен быть. Касательно ОДУ трески на 2016 год. Мы очень много провели переговоров, и думаю, тут нужен предельно ответственный подход. Потому что можно, конечно, переловить запас, а потом локти кусать. Я сам сторонник дискуссий и воспринимаю разные мнения, но убежден: нельзя давить на науку. Если мы хотим развивать дальше стабильное рыболовство, то к доводам ученых нужно прислушиваться. Так что совещание с более детальными данными и прогнозами мы проведем.

И все-таки у тех рыбопромышленников, кто занимается добычей донных видов рыб, как было отмечено на совете, положение сейчас не самое сложное. Российская квота на треску останется в будущем году на прежнем уровне и составит 382 тысячи тонн. Подрастет квота на пикшу, в 2016-м ее смогут выловить 105,7 тысячи тонн (в 2015 было 99,6). Останется прежней квота на морского окуня - 7,4. По поводу этого ресурса на СНПС также состоялся нелицеприятный разговор.

- На прошлом заседании СНПС говорили о 5,4 тысячи тонн квоты на морского окуня, - напомнил председатель рыболовецкого колхоза «Мурман» Александр Чечуй. - Нам его в прошлом году ловить не дали, хотя мы очень просили. Сослались на то, что мы не традиционные участники лова. Хотелось бы знать, в 2015-м его кто-нибудь выловил?

- Никто, - прозвучал ответ из зала. - Потому что не был решен вопрос о том, как его ловить. Не пришел приказ из Росрыболовства.

С окунем и правда вышла незадача. Приказ из Росрыболовства действительно не подоспел ни оперативно, ни с опозданием. И у рыбопромышленников был повод напомнить чиновнику федерального агентства о том, что ведомство, в котором он трудится, увы, далеко не всегда оперативно реагирует на текущие вопросы рыбаков, и, случается, проходят очень длительные согласования на добычу того или иного ресурса.

Окунь в этом году вообще не выбирался, стоимость этого ресурса около миллиарда рублей, к тому же поставляется он весь в Россию и весьма популярен у покупателей. Так что нерасторопность государевых людей обернулась ощутимыми убытками для рыбаков и отсутствием любимой рыбы на столе у многих тысяч потребителей.

К сожалению, подобная ситуация перестала быть из ряда вон выходящей. Когда в мае этого года по совместной инициативе российских и норвежских рыбаков была пересчитана цифра ОДУ и существенно добавлена квота на вылов пикши, наши рыбопромышленники практически больше двух месяцев ждали выхода разрешительного приказа из своего главного штаба. До-

ждались лишь к августу (пешком что ль его из Москвы несли?!), когда их норвежские коллеги уже вовсю вели промысел.

Получается, наши промысловики пропустили самый продуктивный период добычи этой ценной рыбы. Поэтому и о нерасторопности столичных чиновников, и о влиянии бюрократических барьеров на результаты промысла также шла речь на СНПС. Правда, понимание в этом вопросе со стороны представителя Росрыболовства Петра Савчука рыбаки ощутили и надеются на то, что впредь бюрократические колеса в момент принятия важных решений будут крутиться проворнее.

Сложнее всего в этом году, как выяснилось, придется промысловикам, ведущим лов пелагических видов рыб - скумбрии, сельди, путассу, мойвы. На промысел мойвы в 2016-м наложен запрет, ее будут добывать в мизерных количествах лишь для научно-исследовательских целей. Так что народная рыбка северян теперь порадует разве что из холодильников. Объяснение ситуации дали ученые.

- Если мы не хотим попасть в очередной коллапс, которых у нас случилось уже три за относительно короткий промежуток времени, - предупредил директор ПИНРО Константин Древетняк, - то все-таки должны поберечь мойву. И надо дать тому запасу, который сейчас у нас имеется, благополучно отнереститься, чтобы через год-два снова ловить.

На большинство «пелагии» квоты снизятся. Исключение составляет сельдь, квота на нее подрастет, но совсем не намного. А вот добыча путассу сократится ощутимо, не решен вопрос и об уровне вылова скумбрии.

Как и ожидалось, весьма оживленную дискуссию вызвал вопрос о целесообразности вы-

работки актуальных переводных коэффициентов на производимые в настоящее время виды рыбопродукции судами Северного бассейна и внесении их в единые нормы выхода продуктов переработки водных биоресурсов и объектов аквакультуры. Дело в том, что пересчет коэффициентов выработки сырья в продукцию по каждому виду совместно эксплуатируемого запаса напрямую затрагивает работу каждого судна и каждой рыбопромышленной компании региона.

Расхождение коэффициентов у нас и норвежцев по одному и тому же типу обработки рыбы приводят к тому, что результаты учета вылова и освоения ОДУ, утверждаемых СРНК, не совпадают. А потому неизбежны разногласия и взаимное недоверие из-за разницы цифр у российской и норвежской сторон.

Не менее важны единые коэффициенты и для пограничников, которые ведут контроль за промыслом в российской зоне. А потому, если не разрулить вопрос с коэффициентами, неминуемы новые протоколы и огромные штрафы для промысловиков.

- Если на промысловых судах вводятся новые виды технологического оборудования, то необходимо в ПИНРО устанавливать временные коэффициенты, - предложил глава правления Межрегиональной ассоциации прибрежных рыбопромышленников Северного бассейна Валентин Балашов. - Причем, не затягивая, надо сразу же выносить их на обсуждение в СРНК и утверждать с норвежцами в качестве единых. Чтобы не было у нас двойного счета и проблем с пограничниками.

Высказал свою тревогу и председатель правления Союза рыбопромышленников Севера Владимир Григорьев:

- Изменение коэффициентов - это вопрос, который на СРНК нам удалось перенести на следующий год, - отметил он. - То есть норвежская сторона настаивает на пересмотре коэффициентов при выходе из сырца готовой продукции. А при пересчете на готовую это грозит нашим рыбакам значительным ухудшением результата.

Выслушав все стороны, председательствующий Петр Савчук заверил, что у Росрыболовства есть понимание данного вопроса, который также будет отражен в протоколе СНПС.

А также пообещал, что в следующем году будут организационно скорректированы условия работы отрасли. К примеру, уже сейчас в главном штабе рыбаков страны прорабатываются меры стимулирования рыболовецких компаний, поставляющих продукцию на российский берег.

Нина АНТОНЯН

Опубликовано: Мурманский вестник от 31.10.2015

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,750876,054080,367273,1036
Афиша недели
Хит из медвежьего угла
Гороскоп на сегодня