27.07.2018 / Рыбацкий вопрос

Главное - не нарушить экологическое равновесие

Ученые рекомендуют - рыбаки действуют

Что волнует рыбаков Мурмана и России в целом в эти дни? Какие самые актуальные вопросы и проблемы они должны решать? И что думают о состоянии промысла ученые? Об этом корреспонденту «МВ» рассказал исполняющий обязанности директора ПИНРО имени Н. М. Книповича Евгений Шамрай.

Чтоб не оказаться в пролове

- Евгений Александрович, с 2019 года мы вступаем на новый путь регулирования промысла. Если традиционно промышленное и прибрежное рыболовство функционировали самостоятельно, то теперь это будет единое промысловое пространство. Как оценивают новацию ученые?

- Я в этом вопросе за. Потому что и для океанистов, и для прибрежников это добыча одних и тех же видов рыб. Скажем, треску ловят и те, и другие. И если представить себе, что наши прибрежники будут вынуждены работать лишь в 12-мильной зоне, тогда они просто не выживут. Не зря у нас на Северном бассейне ту же треску по прибрежным квотам разрешено ловить и за 12-мильной зоной. Что такое единое промысловое пространство? Это способ убрать сразу несколько серьезных проблем. Сегодня прибрежное рыболовство может осуществляться (согласно действующему законодательству) в территориальном море, во внутренних морских водах и (или) в районах, которые устанавливает правительство Российской Федерации. То есть изначально прибрежный лов мог осуществляться только в 12-мильной зоне. И когда треска и пикша мигрировали за ее пределы, у прибрежников был большой пролов и немалые проблемы. Это и обусловило несколько лет назад принятие постановления правительства РФ о возможности ведения прибрежного рыболовства в Баренцевом море за пределами 12-мильной зоны. Таким образом удалось решить одну из проблем, но не все. Теперь прибрежникам предоставлена возможность ловить рыбу и в других районах моря, практически по всей российской зоне. Хотя, согласитесь, если ловить рыбу где-нибудь в районе Земли Франца-Иосифа, куда один переход до промысла займет 3-4 суток, такого рыбака трудно будет назвать прибрежником, поскольку от берега это далековато. Но он имеет право там ловить. Правительство страны и Росрыболовство, понимая, что рыба мигрирует и не знает границ, позволяют заниматься прибрежным промыслом фактически в любых районах. С 2019 года океанистам и прибрежникам предстоит рыбачить в одном промысловом пространстве, что, несомненно, улучшит освоение запасов водных биологических ресурсов. Скорее всего, снизится и накал страстей при определении объемов промышленных и прибрежных квот, так как будет действовать разделение по долям от общего разрешенного вылова. Единое промысловое пространство предполагает единую систему определения квот, а также позволяет рыбаку самому решать, в счет какого вида рыболовства он ведет промысел. А еще оно дает определенные преференции для тех, кто осуществляет прибрежное рыболовство. Это хороший стимул для того, чтобы везти рыбу на родной берег.

Берегу нужны и треска, и тресочка

- Главное, чтобы было что ловить. Каково сегодня состояние запасов рыбы в море?

- На сегодняшний день мы проводили и уже закончили некоторые исследования, в частности, по треске и пикше, палтусу, морскому окуню, сельди. По скумбрии, путассу, крабам - камчатскому и опилио, сайке и мойве в этом году исследования пока не проводились. Эти работы у нас начнутся в августе. Сейчас наше судно «Вильнюс», которое мы традиционно используем для этих целей, готово к отходу, и в августе-сентябре мы совместно с норвежскими коллегами проведем экосистемную съемку Баренцева моря, в рамках которой будет оценено состояние запасов мойвы.

Исходя из предыдущей оценки (а такая съемка проводится у нас каждый год), мы ожидаем, что запас мойвы будет в удовлетворительном состоянии. Говорить о том, какой окажется величина возможного вылова на будущий год, пока не приходится, мойва - это очень сложный объект, как говорится, поживем - увидим. На этой же съемке будет оцениваться состояние запасов сайки, креветки, морского гребешка, краба камчатского, краба стригуна-опилио и других объектов.

- Но сайка - полярная тресочка - никогда не была особо популярной у рыбопромышленников?

- Нас, ученых, да и промысловиков, состояние ее запасов очень интересует, потому что в последние годы в Баренцевом море количество сайки очень уменьшилось. Во-первых, с точки зрения промысловика, она хороша тем, что образует очень большие скопления и уловы могут достигать значительных величин, да и у потребителей она вызывает интерес. Ведь практически это то же мясо трески, правда, не очень крупной. До перестройки сайка использовалась для производства рыбной муки и корма для пушных зверей, продавалась и в замороженном виде в магазинах. Но после развала Союза, утраты инфраструктуры и перехода в новые экономические реалии добыча сайки практически стала равна нулю. Однако промысел сайки обязательно нужно возрождать. Сегодня интенсивно развивается аквакультура, и не только у нас на Севере, а вообще в России. Корма же для этих целей (или их составляющие) в основном закупаются за границей, в той же Норвегии. Вот вам, пожалуйста, и применение. Рыбный фарш из полярной тресочки пойдет на ура в производстве кормов для аквакультуры. Зачем покупать их за валюту, если вполне можно выпускать у себя? Понятно, что это потребует определенного времени и усилий, придется развивать логистику промысла и доставки, переработки и прочее. Но перспективы того стоят.

Исполняющий обязанности директора ПИНРО имени Н. М. Книповича Евгений Шамрай

К тому же это один из важных ключевых объектов экосистемы. Сайка служит пищей для трески, палтуса, тюленей, китов и еще многих других объектов. И если запас ее снижается, то понятно, что все эти хищники - к примеру треска - больше начинают потреблять мойву или креветку. Все взаимосвязано. Из-за потепления в последние годы запас сайки в Баренцевом море серьезно уменьшился, но значительная ее часть мигрировала в Карское море. Сколько ее там? Вопрос серьезный и заслуживает специальных исследований, что и запланировано Росрыболовством на ближайшие годы.

- Но кто же из промышленников будет ловить ту сайку? Она же элементарно невыгодна. Стоит на рынке дешево...

- Вот здесь и необходима государственная поддержка. Ведь не только на выгоде должен строиться рыбный промысел. Экологическое благополучие запасов тоже крайне важно.

- Давайте поговорим о том, что волнует рыбаков, пожалуй, больше всего. О запасах трески.

- На сегодняшний день уже вышла утвержденная рекомендация ИКЕС (Международный совет по исследованию моря) по треске и по пикше на следующий год. В принципе, как и ожидалось, отмечено снижение их запасов, и ИКЕС, соответственно, рекомендовал снизить ОДУ. На этот год ОДУ трески был установлен в размере 775 тысяч тонн, а на следующий ИКЕС рекомендует 675 тысяч тонн. Конечно же, запас снижается, и спорить с этим трудно. А потому согласно предосторожному подходу ИКЕС и рекомендовал снизить также вылов. Но, уточним, это только рекомендация. Рекомендовать можно в принципе любой вылов: главное, четко представлять себе, если такой-то объем будет добыт, что случится потом? Через год, два, три и далее. Если посмотреть внимательно на все данные, которые ИКЕС использовал, то 675 тысяч тонн, которые рекомендованы к добыче, могут быть подвергнуты сомнениям. Да, по расчетам запас идет вниз, но ничего страшного здесь нет, и паниковать явно рано. На самом деле, когда определяется запас, рассчитывается несколько уровней эксплуатации, и в реальности добывать можно не эти 675, а, к примеру, 700 тысяч тонн или даже больше.

- Как это?

- Нужно понимать, что треска - рыба-долгожитель, у нее растянутый нерест, она не каждый год приходит нереститься. Если взять для примера человеческий организм, то родить ребенка можно ведь и в 16, и в 70 лет, репродуктивная функция организма в первом случае уже работает, а во втором еще сохраняется. Но самое лучшее, самое качественное потомство будет, если ребенок родится у 25-30-летних родителей, в расцвете их сил и здоровья. Так и у рыбы. Чем раньше рыба созревает, тем более рискованна судьба ее потомства. У нее, конечно, в молодом возрасте икры больше, но и шанс гибели мальков тоже возрастает. А чем позже рыба созревает, тем очевиднее: икры у нее поменьше, но качество молоди значительно выше, потомство увереннее выживает. Сейчас в запасе трески как раз преобладают особи более взрослые, перспективные. Следовательно, и потомство от них будет более качественное. При установлении ОДУ и рыбакам, и менеджерам, наверное, нужно не просто механически смотреть на последние рекомендации - согласны или нет, а подойти более внимательно и оценить последствия решений на будущее.

- Ну вот решат, к примеру, рыбаки выловить не 675, а 700 тысяч тонн, что будет? Насколько снизятся запасы трески в будущем году?

- На мой взгляд, несущественно. Речь идет где-то о пяти процентах перелова по сравнению с официальной рекомендацией ИКЕС, что вполне укладывается в пределы ошибки расчетов и случается сплошь и рядом. Последствия в данном случае не только не критичны, но и, скорее всего, будут мало заметны. Ну а если мы будем чрезмерно осторожны в промысле трески, рассмотрим, как это впоследствии скажется на мойве. Например, можно смело предположить, что пресс хищничества трески в отношении мойвы только усилится. К тому же учитывая, что у нас сегодня очень много китов и тюленей, которых мы не добываем, нужно понимать, что если вся эта масса хищников кинется на мойву, то очень скоро они ее истребят и им просто нечего будет есть. Тогда они начнут слишком активно потреблять сайку и креветку. Если не будет достаточно традиционных объектов питания, треска, спасаясь от голода, начнет поедать собственную молодь. Для хищника это нормально, каннибализм очень распространен, но весь вопрос в том, сколько именно будет потребляться молоди и какой. Так что надо понимать: чем выше запас трески и чем меньше запас доступного ей пищевого объекта, тем выше станет уровень каннибализма. Конечно, если треска будет периодически есть только что вылупившуюся молодь, ничего страшного не случится. А вот если она посягнет на более крупную, 30-сантиметровую соплеменницу, которая в следующем году должна стать уже половозрелой, а уровень потребления резко увеличится, то запасу может быть нанесен значительный урон.

Белька спасли. А кто выиграл?

- Но ведь не только треска съедает целые косяки мойвы и собственный молодняк. А морской зверь? Его промысел у нас не собираются возобновлять?

- В нынешней ситуации и наш ПИНРО, и столичный - головной институт ВНИРО, и Росрыболовство - все за то, чтобы промысел морского зверя возродить. Кстати, Федеральное агентство по рыболовству предпринимает в этом направлении значительные усилия. Но, к сожалению, здесь из-за неприкрытых пиар-акций со стороны экологов (вспомните передачи про бельков, где выступали звезды шоу-бизнеса), а в ряде случае подмены понятий, была утрачена сама инфраструктура промысла. С марта 2009 года промысел тюленя в России был запрещен. А ведь как раньше он добывался? Этим промыслом занимались колхозы, использовались вертолеты, чтобы летать на льдины, были зверобойные суда, осуществлялось серьезное и нужное дело. Причем, сказать по правде, о чем умалчивалось в популярных шоу, на самом деле на белька никто и не посягал. Чисто с практической точки зрения его мех абсолютно непригоден в обработку, исконные поморы никогда белька не били, объектом промысла были только серки - молодые животные. И плачущие глаза бельков во весь экран - ложь чистой воды, а говоря современным языком - фейк, фальшивка. Дело в том, что белек - это новорожденный тюлень. В этом статусе он живет всего месяц. Этот белый мех, который так красив на фотографиях, - просто мех новорожденного, который выпадает, а потом начинает расти хороший мех - серый. Даже если предположить себе несуразную идею - пойти и забить белька из-за меха, - то с ним ничего потом не сделаешь. Всегда зверобои добывали только серку. Причем не во всех случаях зверей забивали. Часто серку отлавливали и содержали, чтобы она вырастала до определенного размера, мех достигал нужных кондиций.

- Надо возрождать промысел?

- Обязательно. Нужно понимать, что есть экологическая емкость, которая присуща определенному району. Запас гренландского тюленя у нас в Баренцевом море и в Гренландии был и остается в хорошем состоянии. Когда добывали тюленя, соблюдался необходимый баланс. А сейчас они расплодились бесконтрольно, едят треску, мойву, сайку и все остальное, что на глаза попадет. Это и понятно - их много, и они должны питаться. Но, когда я сказал об экологической емкости, я имел в виду другое. Как и в любом перенаселенном секторе, тюлени не будут приносить детенышей, если популяция достигла определенного размера. В данном случае появление приплода практически прекращается. Это называется саморегуляцией популяции. И еще. Не хватает корма, потеплела вода, очень большая численность, скученность - все это способствует появлению различных опасных заболеваний. Стоит одной особи заболеть - заражаются остальные. И это опасно не только для самих тюленей, но и для окружающей природы. Если тюлень пал от болезни, он становится добычей не только для белого медведя, которому, кстати, все нипочем, но и для лис, волков, енотов и других обитателей животного мира. Чрезмерным у нас стало и количество китов, к местным, баренцевоморским, добавились многие тысячи пришлых - из Атлантики. Опять же нет промышленного промысла. Пора возрождать. И тут тоже нужен государственный подход, необходимы государственная политика и помощь.

- Но вы, ученые, даете свои рекомендации промышленникам?

- Конечно, Росрыболовство об этом думает, но без специальной государственной программы тут никак не обойтись. И наверное, столице тут многое могут подсказать сами регионы.

Опубликовано: Мурманский вестник от 27.07.2018

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,402675,651280,273273,4324
Афиша недели
В жанре девяностых
Гороскоп на сегодня