03.03.2011 / Рыбацкий вопрос

Близко рыба, да не укусишь

Фото: Федосеев Л. Г.

Почему бы любителю с удочкой не сотрудничать с рыбофабрикой?

Что краба, что треску ловят жители прибрежных поселков и в соседней Норвегии, и в Мурманской области. Но по-разному. Потомки викингов - ни перед кем особо не отчитываясь. Наши земляки - с оглядкой на пограничников, усматривающих порой в каждом рыболове, вышедшем на своем катерке в море, чуть ли не потенциального перебежчика за кордон. Ну а уж браконьера и подавно. Разговор на эту тему с директором ПИНРО Борисом Прищепой зашел после его возвращения из Норвегии, где он выступил на международной конференции «Арктические рубежи».

Интерес к Арктике и ее богатствам растет во всем мире в геометрической прогрессии. Еще одно подтверждение тому - состав участников конференции, состоявшейся в Тромсё.

Ее гостями стали представители 19 стран, в том числе России, США, Германии, Великобритании, Канады, Франции, Финляндии, Дании, Исландии, Швеции и даже таких далеких от Арктики, как Южная Корея и Япония. Уже пятый год на конференцию съезжаются политики, ученые, бизнесмены, представители органов власти и общественных организаций для обсуждения общих задач и проблем региона, поиска подходов к их решению. На нынешнем форуме особое внимание было уделено роли научных исследований в устойчивом развитии и управлении ресурсами Крайнего Севера. Доклад Бориса Прищепы назывался «Камчатский краб - нежеланный вселенец или ценный ресурс?». Так что с него и начнем.

- Когда дальневосточного «аборигена» еще только акклиматизировали в арктических водах, - вспоминает Борис Прищепа, - эти действия Советского Союза были одобрены Международным советом по изучению моря (ИКЕС). Самое тесное сотрудничество по изучению влияния краба на окружающую среду как вселенца, оценке его запаса наладилось у нас как раз с Норвегией. С начала нынешнего века начался его промысел. И до 2008 года объем общедопустимого улова краба (ОДУ) устанавливался на Смешанной российско-норвежской комиссии по рыболовству. Но затем стороны согласились, что по некоторым своим природным признакам краб не является совместным запасом, и ОДУ на него обе страны стали устанавливать самостоятельно.

Не секрет, что Норвегия безо всяких на то усилий получила дополнительные финансовые поступления от добычи краба как нового объекта промысла. Но, когда об этом начали говорить вслух, в тамошней прессе сразу стали появляться статьи о вреде, наносимом крабом норвежскому традиционному прибрежному рыболовству. Они иллюстрировались фотографиями порванных агрессивным пришельцем сетей. Хотя проблему можно без особого труда решить, несколько иначе сети устанавливая. Что и стали делать. После этого тревожные сигналы поступать перестали. К приносящему доход гидробионту привыкли, и теперь он воспринимается как данность.

- И все же оценка его запаса и, как следствие, отношение к добыче краба в наших странах разное. У российских ученых в последнее время преобладает мнение, что популяция тает на глазах и пора объявить чуть ли не мораторий на промысел краба. В Норвегии ловят без ограничений, «пусть хоть весь выведется»...

- Действительно, к добыче краба, как, впрочем, и рыбы, в наших странах подходы разные. У соседей нет такой жесткой конкуренции между рыбаками, их и по численности значительно меньше. Потому и контроль за объемами вылова мягче. В принципе, он есть и по крабам. Тут ведь смотря как контролировать. Делают они это со всей строгостью лишь в небольшой период нереста вблизи от берега. В остальное время лов практически неограничен. Чем и пользуются любители морской рыбалки - местные и приезжие. Лично в этом убедился во время одной из командировок. На берегу живописного фьорда небольшая гостиница. При мне в воде почти у самых ее стен поймали двух самцов и самку краба. Из профессионального интереса спросил: как контролируются квоты? А фактически никак, ответили представители этой маленькой туркомпании. За последние шесть лет была лишь одна проверка. Да и то со стороны представителей местного аналога нашей СЭС, проследивших за процессом приготовления пищи для туристов. Нормы индивидуального лова вообще не их компетенция.

Почти то же самое и касательно морского туризма с рыбалкой. На последней сессии СРНК официально было заявлено - в Норвегии среднегодовой любительский лов доходит до 12 тысяч тонн только трески! Да нашим рыболовам специально доплачивать надо, чтобы они столько умудрились поймать. А спроси рядовых норвежцев о нормировании любительской добычи сайды. Посмотрят так, будто вы пойманную саранчу собрались пересчитывать.

- Ограничения касаются и самого выхода любителей в море.

- Я по Норвегии, даром что иностранец, передвигаюсь свободнее, чем по Кольскому полуострову! Наши нормы-правила зарегулированы настолько, что далеко не везде попадешь к побережью Баренцева моря. Пограничники, похоже, искренне считают, что это исключительно их территория. А мы все - потенциальные нарушители режима. Даже жители прибрежных поселков, всю жизнь там прожившие.

Кстати, о местных жителях. Норвежцы облегчают своим рыбакам жизнь сознательно, чтобы закрепить народ на малонаселенном севере страны и дать людям возможность честно, законно подработать. Там действует постановление правительства о порядке заготовки населением сельхозпродукции. И отдельной строкой - рыбы, в скобках: при любительском рыболовстве. Ее можно сдать в «заготконтору» (то бишь на местные рыбофабрики), как грибы-ягоды, получить деньги, заплатив при этом налоги как добропорядочные граждане. И у них не брезгуют подобными приработками, хотя уровень жизни в стране весьма высок.

Такая схема очень бы нам пригодилась. Чтобы здоровые мужики в поморских поселках не сидели без дела и не пили. От отчаяния - море вот оно, рядом, а порыбачить не дают. Как бы хорошо: вышел с утра, скажем, териберчанин с удочкой на своем катере недалеко от берега, наловил, часть сдал на фабрику, часть себе под то же пивко оставил. И семье приработок.

К словам Бориса Прищепы справедливости ради остается добавить, что определенные позитивные шаги в этом направлении делаются. В новой редакции федерального закона о рыболовстве нет ограничений по объему вылова любителями рыбы для собственных нужд. Но чтоб за ней отправиться, по-прежнему необходимо собрать кучу документов, вести судовую роль, зарегистрироваться у пограничников. Что, впрочем, тоже не лишено здравого смысла: все-таки выход пусть и недалеко, но в открытое море - всегда риск, а если еще и никто не будет знать о подобном намерении...

Как бы то ни было, сколько рыбы достаточно для этих самых собственных нужд? Ну себе, ну родне, друзьям-товарищам. Так скоро и закормить недолго. Благодарность от окружающих, конечно, всегда приятна. Но ведь хочется заодно получить и материальную выгоду. В депрессивных, как правило, поселках на побережье с постоянной работой большая напряженка. А тут какой-никакой доход в семью. И главное, вряд ли пара-другая местных рыболовов с удочками представит такую угрозу для популяции той же трески в Баренцевом море, что придется пересматривать ежегодно выделяемые национальные квоты на ее промышленную добычу.

Поэтому давно пора разрешить в законодательном порядке териберским и прочим «аборигенам»-индивидуалам вылавливать рыбу с дальнейшей возможностью официально сдавать ее на поселковую перерабатывающую фабрику. К обоюдной выгоде.

Андрей ПОПОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 03.03.2011

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
61,409072,008276,043670,2082
Афиша недели
Битва титанов
Гороскоп на сегодня