07.07.2012 / Рыбацкий вопрос

Улов сам в трюм не прыгает

Фото: Ещенко С. П.
Игорь Машковский.

В одном из редакционных кабинетов, где мы беседуем с Игорем Машковским, матросом судна прибрежного лова «Титувенай» мурманской компании «Севрос», он сразу нашел самое удобное место. Кто привык к корабельной шконке, везде чувствует себя как дома. И призыв говорить откровенно его не смущает. А что, ему скрывать нечего...

- Я коренной мурманчанин, все свои 40 лет здесь и живу. Так что и выбор профессии, можно сказать, классический для городского подростка того поколения без особых претензий. Капитализм в стране тогда, в конце восьмидесятых, был еще в зачаточном состоянии. Четких представлений о коммерции или каком-то там административном росте у нас не было. Хотя позже и появилось как-то желание попробовать себя в бизнесе. Но быстро понял, что это не для меня. В душе я совсем не коммерсант. Да и в мореходке нас готовили как крепких производственников, реалистов, если хотите. Так я и воспитан.

- Там вы получили специальность мастера добычи. Почему пошли матросом? Или в прибрежке мастера не нужны?

- Ну почему же, нужны. Но так уж сложилась ситуация в прибрежном флоте. Судов мало, экипажи на них небольшие. Должность матроса легче получить. Даже не столько получить, сколько удержать и оставаться на ней продолжительное время, относительно спокойно планируя дальнейшую жизнь. По крайней мере, так в нашей компании. Но знаю, что в других рыбацких «конторах» бывает так: устроится человек мастером добычи, потом только уйдет в отпуск, а вернуться-то уже и некуда. Место занято.

- Слыхал не раз про такие ситуации на крупных, «престижных» флотах, где часты заходы в инопорты. Неужто и в прибрежке такая же высокая конкуренция?

- Не то что конкуренция. Текучка постоянная. Человека то перекидывают с судна на судно, то он в отпуске, то «пароход» в ремонте. Особенно да, на больших флотах. Я могу по пальцам пересчитать своих однокурсников, у которых там стабильное положение. Большинство либо в поиске работы, либо в подвешенном состоянии. Поэтому я и занял должность рядового матроса - так оно надежнее.

- Часто после первой же практики в море некоторые ребята-курсанты понимают: ой, это не мое, где же тут романтика...

- Лично я первую свою практику проходил у берегов Африки. Так что романтики, или скорее экзотики, хватало. Мы повидали мир. Вернулись в Мурманск в разгар зимы, а сами все такие загорелые! Потом были практики посложнее. Но был молодой, здоровье било ключом. Все-таки спортом серьезно занимался. Зато при столкновении с настоящими трудностями понял для себя: море - это мое.

- Прибрежный флот - случайность или осознанный выбор?

- Тогда, в начале века, о нем заговорили как о чем-то действительно серьезном, мало кто на самом деле знал его специфику. Потому был он окутан неким флером романтики. Как же, на малюсеньких «жестянках» с экипажем редко когда с десяток человек взять и выйти в открытое море. Пусть всего максимум на неделю. Море все равно есть море, и в двенадцатимильной прибрежной зоне шторма не слабее, а даже порой сильнее, чем в открытых водах. Хотя вообще-то и в самом деле немножко выручил случай. Мне помог устроиться однокашник. Причем поначалу на должность технолога. Так что я специалист-универсал (смеется).

Мне понравилось сразу. Особенно устраивал режим работы. Небольшие по длительности рейсы позволяли часто бывать на берегу, регулярно, а не раз в полгода делать вливания в семейный бюджет.

- А кто больше всех ждет на берегу?

- Подруга, и очень сильно. У нас все настолько серьезно, что можно сказать, подруга жизни. Без всякой иронии.

- Компании прибрежного промысла Северного бассейна, как правило, небольшие, по 2-3 судна. Подавляющее большинство из них объединены в Ассоциацию прибрежных рыбопромышленников Мурмана. Что это, своеобразный инстинкт самосохранения? По принципу, проповедовавшемуся еще Чингисханом: одну стрелу легко сломать, пучок стрел переломит не каждый.

- Это объективно так. Голосок какой-то там одной незаметен, особенно из федерального центра, вряд ли кто услышит. А и услышит, то не прореагирует. С официальным региональным объединением рыбаков чиновники вынуждены считаться. «Громкость» его голоса возрастает многократно. Тем более что это реальный сектор экономики, в котором работают реальные люди. И их много. Если такое объединение что-то заявляет или требует, уже не отмахнешься.

- Есть о чем заявлять?

- Еще бы! Проблемы катятся как снежный ком. Правила игры постоянно усложняются, а законодательство за ними не поспевает. То нельзя, это не положено. А мурманчане, вообще россияне питаются ведь не нефтью и газом. Для нормального развития любого региона необходимо, чтобы на рынке были качественные продукты питания. Их и поставляют в том числе прибрежники. И в первую очередь мы обеспечиваем рыбой своих земляков. Только затем загружаем фуры из Москвы, Питера, других городов России. Я сам не раз наблюдал, что сначала наш улов отпускается в мурманские магазины. Правда, думается мне, что они могли бы заказывать побольше, чем нынешние в среднем процентов 20 от привезенного нами улова. Или жители Мурманска разлюбили охлажденку? Когда это?

Понимаю, что горожанам хотелось бы, чтоб вылавливаемая недалеко от Мурманска рыба стоила подешевле. Сегодня она иногда сопоставима по цене с мясом. Но цена складывается из многих факторов, от рыбаков порой вовсе не зависящих. Прежде всего, это стоимость топлива, запасных частей, все усложняющегося и, соответственно, дорожающего навигационного оборудования. Это налоговые отчисления, наконец, зарплата экипажа. Они что, не люди? У них тоже есть семьи и дети также хотят кушать. Кстати, в соседней Норвегии та же охлажденная треска в два, если не в три раза дороже. Хотя объемы вылова огромные, но цена не падает. Как и во всем мире. Это общая тенденция. И уж тем более никто ниже себестоимости продавать рыбу не собирается, чтобы потом самому не умереть с голоду. Это объективные законы рынка.

- Тяжело добывается рыбка в прибрежке?

- Сама в трюм не прыгает. Если серьезно, то, скажем, как правило, всему экипажу приходится работать одной вахтой. Смены просто нет. Пока полностью не забьем трюм вместимостью 40 тонн, практически никто не спит.

- И поесть некогда? Знаю, экипажи любят себя побаловать только что вытащенной из воды рыбкой. Кто ее, кстати, на прибрежных судах готовит? Ведь при минимальном штате должность кока не предусмотрена?

- Практикуется совмещение должностей. Путем «естественного отбора» определяется тот, у кого готовка получается лучше других. Что касается нашего Михалыча, он готовит просто божественно. Мужчины вообще считаются лучшими поварами. Ну а уж если после работы на палубе экипаж «слегка» сердитый и голодный, то тут по-любому плохо не приготовишь...

- Часто приходится слышать от знакомых: так ждал, когда в магазинах появится свежая мойва, а один раз наелся, и вроде уже больше и не хочется. Вот уж кому, наверное, вообще на рыбу на столе совсем смотреть не хочется...

- Я ем рыбу постоянно. Это же экологически чистый продукт. Особенно из самого чистого в мире Баренцева моря.

- Это заметно?

- Сразу по выходу из Кольского залива. А еще через час так прямо тянет искупаться. Если бы не температура воды, естественно. Кстати, чем дальше на восток, где нет интенсивного движения судов, тем море чище и чище.

- Мы говорили о романтике. Да, в море часто штормит, и работа тяжелая, вроде бы не до романтики. И все же, не хочется иногда, в редкую минуту отдыха, просто насладиться картиной, скажем, спокойного моря в лучах заката?

- Когда штормит, действительно, не до романтики. Хотя бывают такие казусные случаи, что в любую непогоду невозможно удержаться от улыбки. Как-то после даже не такого уж сильного шторма, а так, сильной болтанки, слышим на палубе страшный треск. Срочно поднимаемся, смотрим - все доски из палубной обшивки, вырванные с корнем, торчат в разные стороны! Пришлось вместо отдыха все прибивать на место.

А что касается лучей заката... Честно говоря, в свободную минуту хочется не любоваться морскими пейзажами, а поскорее головой на подушку. Конечно, если бы мне предоставили свободный от вахты вечер, дали бутылочку виски, сигару и плед, я бы сидел на палубе и наслаждался видами. Но, во-первых, я уже почти год как совсем не пью и не курю, а во-вторых, я хожу в море не за этим...

Андрей ДЬЯКОВ.

Опубликовано: Мурманский вестник от 07.07.2012

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,875776,184879,000772,9161
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня