10.08.2011 / Увлечения

У меня много идей...

Александр Цекало. Фото с сайта acekalo.ru

Александра Цекало знают все, кто хотя бы время от времени смотрит телевизор. Где самый интересный телепроект - там непременно он собственной персоной. Либо в кадре, либо за кадром. Ведь многие проекты Цекало создает с нуля и продюсирует их. Начинал он карьеру шоумена с участия в дуэте «Академия», в котором пел вместе с бывшей женой Лолитой Милявской. О том этапе жизни сам Александр не вспоминает, оставив эту привилегию Лоле. А неудачному браку он даже благодарен - за то, что теперь знает, как бережно нужно относиться к тому, что касается семьи и самых родных людей, как важно не выносить на всеобщее обозрение личную жизнь. И, судя по широкой улыбке Александра, в личной жизни у него теперь действительно все о'кей.

- Александр, вы с виду такой добрый, веселый и даже как будто беззаботный… А ведь работа продюсера предполагает жесткость, дисциплинированность, командирские замашки… Как же вы совмещаете в себе такие противоположные качества?

- Как-то совмещаю... Ведь перед журналистами или на сцене я не обязан проявлять свои организаторские качества. Во мне, безусловно, присутствует некое раздвоение. Огромный объем организационной работы, который внешне, может быть, не виден, делается мной. И это требует сил, нервов, здоровья. Взять хотя бы организацию теперь уже традиционного фестиваля «Большая разница» в Одессе. Мы долго обрабатывали директора местного оперного театра, где в итоге и будет проходить мероприятие. Нас туда просто не пускали. И мы долго ходили в министерство культуры Украины с письмами, просьбами. Сначала нам вообще отказали. Потом сказали: «Проводите, но в другие сроки, когда актеры театра в отпуске». В плане организации это очень нудная работа, но ее нужно делать, потому что мы очень любим свое детище - фестиваль пародий «Большая разница». И мы хотим его развивать, растить.

- Вы являетесь продюсером и ведущим программы «Большая разница» на «Первом канале». А насколько сейчас вообще популярен жанр пародии?

- У нас в стране металлургическая промышленность пародирует металлургическую промышленность, автомобильная - автомобильную, правительство - другие правительства, ну а телевидение пародирует телевидение. То есть у нас все немножечко в кривом зеркале. Но, наверное, именно в связи с этим мы неунывающая и непобедимая страна. Поэтому жанр пародии в России по-прежнему актуален.

- Значит, и одесский фестиваль пародий «Большая разница» затеян как долгоиграющий проект?

- Надеемся. Во многом это будет зависеть от наличия людей, которые умеют делать пародии. Обладающих этим даром, безусловно, меньше, чем тех, кто поет и танцует. Поэтому мы волновались, найдем ли участников для второго фестиваля и последующих. Мы их нашли, поэтому фестиваль состоится.

- Александр, летом почти все ваши коллеги отдыхают, а вы трудитесь. Не обидно?

- Кто на кого учился. У нас, продюсеров, именно так складывается рабочий график. Мы придумываем то, что помогает людям отдыхать, и именно от этого ловим кайф.

- Телекомпания «Среда», владельцем которой вы являетесь, производила такие программы как «Южное Бутово» и «Шоу нибенименехило». Какова судьба этих проектов?

- У программы «Южное Бутово» закончилась лицензия, мы ее покупали у немцев на год. В оригинале шоу называется «Шиллер Штрассе». Если «Первый канал» надумает продолжать, он нам подмигнет, мы опять купим лицензию и запустим проект. У «Шоу нибенименехило» было четыре пилотных выпуска, все они вышли в эфир. И тут тоже от Константина Львовича зависит, будет продолжение у этого проекта или нет. Пока Константина Львовича нет в Москве. А когда он приедет, обсудим перспективы программы. Мы бы с удовольствием производили это шоу. В новом телесезоне на «Первом канале» выйдет программа, которая называется «Нонна, давай!». Главной ее героиней будет актриса Нонна Гришаева, уже снято 16 эпизодов. На телевидении всегда так: что-то открывается, что-то закрывается, это естественный процесс.

- Вы принципиально продюсируете только юмористические проекты?

- Это не совсем так. Сейчас работаем над новыми кулинарными программами. Одна будет выходить в России, другая - на Украине. С Никой Белоцерковской, автором книг о вкусной и красивой пище, мы хотим сделать несколько шоу. Потому что она потрясающая, сумасшедшая, магнетическая девушка, и я считаю, что таким людям место на телевидении. Не знаю, что из этого получится, как говорится - попробуем.

- А как вы познакомились с Никой?

- Я прочитал ее книги «Рецептоши» и «Диетоши» и захотел с ней познакомиться. Потом узнал, что она руководит кулинарными курсами, которые проходят во французском Провансе и стоят безумных денег! Я с супругой на них попытался записаться, но получилось не сразу, такая там очередь из желающих попасть на эти курсы!

- А книгу о своей жизни не хотели бы написать?

- Почему-то книги известных людей, которые я видел, вызывали во мне чувство, сравнимое с чувством стыда. Эти откровения выглядели как-то беспомощно, может быть, в них была последняя попытка этих людей обратить на себя внимание. Писательство - это ведь неприбыльный бизнес, у нас не так много платят за книги. Мне регулярно звонят из издательств, предлагают выпустить автобиографическую книгу, просят, чтобы я надиктовал ее на диктофон, и даже готовы сами за меня написать ее. Мне это не нужно.

- Вы нетщеславный человек?

- Видимо. Возможно, по этой причине у меня до сих пор нет звания заслуженного или народного артиста России. Мне просто как-то неловко куда-то идти и писать заявление: «Рассмотрите, пожалуйста, мою кандидатуру на звание». Мне кажется это унизительным. Если есть какой-то государственный орган, который этим занимается, пусть он сам принимает решение и по заслугам медали выдает. Я не хочу никого оскорбить, но раньше звание заслуженного артиста имело значение, потому что позволяло улучшить жилищные условия: получить дополнительные шесть квадратных метров. А за звание народного ты получал еще больше квадратных метров. Раньше, если артист получал звание, он сразу вырастал в цене - от минимальных пяти рублей до тридцати двух за работу на стадионе. Сейчас это потеряло смысл, так как артист сам называет свою цену. Кроме того, раньше можно было получить путевку в санаторий «Актер» в Сочи.

От всего этого осталась лишь красивая церемония, когда президент вручает тебе медаль. И это хорошая традиция. Но здорово было бы, если бы это происходило естественным, для меня по крайней мере, образом. Если бы в министерстве культуры, например, раз в год заседала комиссия, состоящая из уважаемых деятелей кино, театра, телевидения, и она бы решала, кого в этом году отметить. И вдруг у меня на телефоне раздался бы звонок, и на том конце провода сказали: «Вы знаете, Александр, та самая комиссия решила, что вы в этом году удостоены звания». А самому подавать заявку… Это со мной уже один раз было. Я тогда сотрудничал с компанией «АРС», был продюсером, писал сценарии и вел программу «Доброе утро, страна!». И Игорь Яковлевич Крутой сказал: «Давай подадим заявку на звание заслуженного артиста, сейчас у нас тут скопом все подают».

Я согласился. И кто-то дал мне анкету, которую нужно заполнить. В одном из пунктов нужно было написать, какой неоценимый вклад в развитие российской эстрады ты внес. Поскольку я не очень понимал, какой же вклад все-таки внес, я и не считал, что вносил какой-то вклад, но и не выносил ничего из эстрады! Я посмотрел на этот пунктик и отложил анкету в сторону. Вторую попытку предпринял замечательный парень Саша Кривобоков, который работал у меня сначала администратором, потом директором, а потом я передал его своими собственными руками Тине Канделаки, он у нее сейчас директором работает.

Так вот, Саша захотел мне сделать приятное и тайком от меня пошел к генеральному директору «СТС» Александру Роднянскому, тогда я там работал. Он предложил ему подать анкету на меня от организации. И они оформили документы, направили их в комиссию. Я потом об этом случайно узнал. Им ответили, что состоялось заседание, на нем присутствовали какие-то неизвестные мне люди, которые решали, быть мне заслуженным или нет. И было принято решение, что пока звание комиссия мне присудить не может, но она может наградить меня значком заслуженного работника искусств. Раньше артисты называли этот значок «засрабис». Естественно, от «засрабиса» я отказался и запретил Кривобокову заниматься подобными инсинуациями.

- Александр, у вас своя продюсерская компания, которая производит очень популярные проекты. Не боитесь дорасти до потолка - и остановиться? Или вам пока еще есть куда расти?

- Конечно! Мы хотим и будем производить качественные сериалы, как по нашим идеям, так и адаптировать зарубежные. Есть идеи, связанные с Интернетом. У меня много идей, времени на все не хватает.

- А если вам предложат стать генеральным директором какого-нибудь телеканала, согласитесь?

- Вопрос сложный. Поработав на каналах «СТС» и «Первом», мне очень захотелось быть свободным. Может быть, придет время, и я захочу возглавить какой-то канал. Думаю, что смог бы выстроить программирование… Но тогда бы я потерял независимость. У топ-менеджеров телевизионных каналов очень тяжелый труд. Они ощущают гнет со всех сторон: акционеры давят - давайте цифры, рекламщики требуют снижения стоимости рекламы, зритель всегда чем-то недоволен, конкуренты воруют идеи, переманивают людей, сотрудники требуют зарплату, производители программ - новые заказы… Кроме того, руководство любого канала так или иначе подчинено Кремлю. И туда могут позвать, что-то попросить или дать указание.

Это очень непростая работа, хотя мало кто об этом знает. Если бы меня спросили: «Саша, ты хочешь быть генеральным директором «Первого канала», ведь круче же не бывает?» Я бы сказал: «Нет!» Я не сумею работать так, как работает Константин Львович Эрнст. Не сумею и не хочу. Но за такую работу я бы людям памятник ставил при жизни.

Татьяна ТРУШКОВА.

Опубликовано: Мурманский вестник от 10.08.2011

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,433775,389077,300673,1697
Афиша недели
Вселенная комиксов
Гороскоп на сегодня